Грузинская оппозиция готова к контреволюции гвоздик

Грузинская оппозиция готова к контреволюции гвоздик

Коридоры Власти

«Так ненавижу, что кушать не могу» После формального провозглашения Михаила Саакашвили старым новым президентом Грузии оппозиция решила поголодать, чтобы заставить узурпатора с помощью такой страшной угрозы уступить, как полагают сторонники другого кандидата, Гачечиладзе, незаконно занятый пост. Ситуация, сложившаяся в Грузии после внеочередных выборов, как это ни выглядит парадоксально, все больше напоминает преддверие разного рода цветных революций, пионерами которых были Сербия и все та же Грузия. Когда-де верхи не могут без насилия, а низы хотят власти. Сценарий таких погромов, задним числом выдаваемых за явочное народовластие, традиционен. Сначала проходят, в общем-то, легитимные выборы, официально провозглашается либо президент-победитель, либо партия большинства. Однако затем проигравшая сторона, гордо именующая себя чем-то вроде непримиримой оппозиции, начинает акции протеста, которые затем перерастают в массовые выступления и захват почты, телеграфа, вокзалов и мостов. Апофеозом становится либо прямой штурм парламента (вариант – дворца президента), либо доведение нестабильности до такого градуса всеобщего возмущения, что власть под давлением мировой общественности вынуждена идти на коренные уступки. Специфика нынешнего грузинского варианта состоит в том, что все участники очередного скандала в благородном тбилисском семействе вдохновляются, а заодно и инструктируются из одного штабного источника – посольства Соединенных Штатов. А это уже отступление от традиционного сценария, когда изначально спонсируется только проигравшая выборы оппозиция. Для чего Саакашвили спешил с выборами? С одной стороны, чтобы лишить недовольных возможности иметь достаточно времени для объединения и антиправительственной пропаганды. А с другой, лишний раз доказать своим покровителям «сделано в Америке», что только он может удержать ситуацию под контролем. Причем легитимно, с соблюдением всех демократических ритуалов. Казалось бы, легализация нового издания старого президента должна была поставить точку на всех претензиях Гачечиладзе, Патаркацишвили и прочих запасных игроков, пестовавшихся американским послом. Ан нет! Что же происходит за сценой? Скорее всего – игра в четыре руки. Оставим в стороне все нынешние обвинения команды Саакашвили в массовых и наглых подтасовках, использовании на всю катушку административного ресурса, в мобилизации голосов «мертвых душ», то бишь сотен тысяч грузин, что работают за границей и не поспешили к избирательным урнам на родине. В конце концов все это внутреннее дело тамошних граждан. Нас интересует другой ясно проявившийся нюанс положения в поствыборной Грузии. Раздвоение позиции Запада, считающего южное государство одним из своих подконтрольных плацдармов. Наблюдатели от ОБСЕ, как и было запланировано, слегка пожурив Саакашвили и К за некоторые отступления от демократии, признали его успех вполне легитимным. Протесты оппозиции не нарушили их внутреннего спокойствия. Но и непримиримые не успокоились, хотя вроде бы им скомандовали отбой. При этом западные СМИ по-прежнему дают им возможность широко высказываться, да и сила со стороны победителей пока не применяется. Создается впечатление, что схема проведения цветных революций обогатилась новым вариантом. Нельзя же стоять на месте. Учитывая, что все участники нынешнего внутригрузинского конфликта «хорошего с прекрасным» вполне подконтрольны творцам мировой демократии, на холмах Грузии ведется игра куда более тонкая, чем обычный спонтанный, но хорошо организованный народный бунт. Если оппозиция окажется не столь уж пассионарной и проспект Руставели не станет новым майданом (так нагуляют аппетит и пойдут «Мукузани» пить), то Саакашвили сохранит власть, хотя сделает выводы из вполне очевидного предупреждения. Шаг вправо, шаг влево… Ну, вы понимаете, что последует. Если оппозиция все-таки сможет вывести на улицы толпы, то как по мановению волшебной палочки глаза у прежних наблюдателей откроются, все избирательные злоупотребления будут выявлены. И крах режима узурпатора Саакашвили объявят очередным триумфом идей демократии, которые успели-де глубоко укорениться в грузинской ментальности. Игра фактически беспроигрышная. Раньше такое народное развлечение именовалось, если не ошибаюсь, борьбой нанайских мальчиков. Так что подождем, куда в Тбилиси ветер подует. Нас же, конечно, интересует вопрос отношения любого тамошнего режима с нашей страной. Не то чтобы Россию вздорная недружественность должна особо заботить, но все-таки. Вариантов может быть несколько. Ослабленный Саакашвили вряд ли будет принимать самостоятельные решения, а потому все его уже данные обещания об улучшении отношений с Москвой выглядят неподписанным векселем на предъявителя. Вот если прежние покровители начнут его откровенно сдавать, тогда, конечно, Саакашвили может броситься в объятия Москвы, обещая лояльность, но в той ситуации он вряд ли будет уже интересен Кремлю. Но если вдруг придет к власти нынешняя оппозиция, то отношения могут вконец испортиться. Москву обвинят в сочувствии к падшему режиму, с новой силой припомнят поддержку сепаратистов. Надо же будет набирать очки в глазах будущего президента США. Словом, для нас события в Грузии и вокруг нее могут быть интересны только с точки зрения изучения чужого опыта манипулирования банановыми республиками. Иногда полезно поучиться. P.S. Когда материал уже был готов, пришло сообщение о том, что глава наблюдателей ОБСЕ Дитер Боден признал факт значительных фальсификаций, выявленных в ходе грузинских парламентских выборов. Мотивировал он свою позицию тем, что, дескать, первые позитивные оценки были сделаны в тот момент, когда его коллеги не обладали еще полной информацией о многочисленных злоупотреблениях. Так что «мировые демократизаторы» все-таки запускают вариант контрреволюции гвоздик?

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse