Небоскреб на Кудринской

Небоскреб на Кудринской

Общество

[b]Московские власти собираются через пару лет широко отпраздновать полувековой юбилей «сталинских высоток», ставших своего рода визитными карточками Москвы. Но как тут дышится не в праздники, а в будни?[/b]Когда высотки были построены, в народе их тут же иронично прозвали «недоскребами». Высотка на Кудринской — по всем параметрам средний «недоскреб»: 22 этажа, 452 квартиры, собственные почта, кинотеатр и сберкасса, предусмотренные торговые залы на первом этаже по всему периметру здания. Стены испещрены мемориальными досками. Внушительные порталы в каждом из подъездов. Отделанные деревом лифты.Но если зайти в подъезд, где разворачивались события в фильме «Москва слезам не верит», сразу натыкаешься на мешки со строительным мусором. Происхождение мешков двоякое. На третьем этаже по вине соседей сверху залило квартиру — паркет пошел гармошкой. На семнадцатом этаже новая хозяйка перестраивает жилье по своему вкусу.— Прорыв труб отопления — самая большая наша боль, — говорит начальник 14-го управления — предприятия по эксплуатации высотных административных и жилых домов Москвы Михаил Дроздов. — Трудность еще и в том, что трубы проложены внутри стен. Звонит, к примеру, житель ночью: «Слышу шум воды». Приходим, по звуку разбираем конструкцию — а свищ этажом выше…Несмотря на коммунальные проблемы, сталинские «торты» по-прежнему считаются престижным жильем. Поэтому на многих лестничных клетках тут сложилось престранное соседство: состарившиеся, заслуженные в прошлом люди, едва сводящие нынче концы с концами, вынуждены засыпать и просыпаться под звук молотков, которыми крушат стены по заказу новых собственников.— Мы приостановили самовольную реконструкцию в трех квартирах, — продолжает Михаил Семенович. — Но у нас практически нет рычагов, чтобы противостоять таким новоселам! Вот, например, 269-я квартира. Приходим по жалобе соседей. Встречают нас рабочие из ближнего зарубежья. Лицензии на проведение строительных работ нет, договора с собственником жилья нет, координаты своей фирмы не сообщают. Опечатываем жилье — они вламываются туда силой. Сообщил участковому. Тот пришел, оштрафовал их и… отпустил. История повторяется снова. Хозяин по имени Константин объявился только после того, как пришлось написать письма в УВД, районную управу и Мосжилинспекцию. Причем вместо разрешительных документов на переделку жилых помещений он нам представил такое заявление: мол, вы мне мешаете улучшать жилищные условия и затягиваете ремонт.Я допускаю, что все согласования он в итоге получит, но где гарантия, что рабочие уже не повредили какой-нибудь важный элемент? Увы, проблемы не исчезают, если выйти и за порог, на придомовую территорию. Сквер, разбитый параллельно со сдачей дома и архитектурно составляющий с ним одно целое, в результате хитрых чиновничих манипуляций отошел городским службам. На состоянии зеленых насаждений в лучшую сторону это не отразилось (сухостой как пугал прохожих в сумерки своими крючковатыми сучками, так и пугает), зато на дорожках вырастают временные кафе.— Теперь мы стараемся там не гулять, — с горечью говорит супруга народного артиста Евгения Весника Нонна Гавриловна. — По вечерам кафе облюбовала явно не интеллигентная публика, использующая к тому же кустарники в качестве отхожих мест.Денег на ремонт освещения ближайших подступов к высотке в городском бюджете не находится.И сейчас из тротуаров там и сям торчат сломанные, ржавые, перекошенные декоративные фонари, некогда бывшие настоящим архитектурным украшением придомовых окрестностей. Кинотеатр «Пламя» в высотке, как и гастрономы, давно закрыт. Но если у гастрономов наконец-то появился настоящий собственник (пообещавший навести порядок), то «Пламя», похоже, окончательно затухло. К сожалению, будни жилой высотки далеки от радужных планов, радовавших некогда московских архитекторов.

Google newsGoogle newsGoogle news