Что Христос, что сережки…

Что Христос, что сережки…

Общество

[b]Сразу сознаюсь: до сего дня ни разу не был в ломбардах. С последователями дельцов из итальянской провинции Ломбардия, впервые начавших ссужать деньги под залог ценных вещей при дворе французского короля Людовика ХI, знакомиться приходилось лишь заочно — через классическую литературу. Но с тех пор немало воды утекло.[/b]Что сейчас происходит в московских ломбардах? Какие деньги и за какие вещи можно выручить здесь? Ответы на эти вопросы я искал, пытаясь заложить в ломбардах следующие ценности:[b]1.[/b] Цепочку золотую 585-й пробы.[b]2. [/b]Мобильный телефон.[b]3.[/b] Картину в хорошей рамке.[b]4.[/b] Пиджак двубортный полушерстяной б/у.[b]ТОЧКА ПЕРВАЯ. Щелковское шоссе[/b]В стандартной кирпичной пристройке к жилой многоэтажке прохладно и малолюдно. У двух из четырех окошек — «Залог» и «Получение денег» — несколько человек. Выкупить обратно свои сокровища никто не торопится, пустует и окошко товароведа. Поэтому направляюсь туда.Мобильник мой здесь забраковали сразу — очень уж старый. Вообще оказалось, что помимо ювелирных изделий и бытовой техники принимают в этом ломбарде только меховые изделия. Столь узкий круг предпочтений объясняется профилем специалистов-оценщиков. Кроме того, как признались позднее сотрудники, подавляющее большинство клиентов несут в ломбард злато-серебро.Мою цепочку весом 1,9 г за окошком «Залог» оценили в 316 рублей. При такой цене ломбард за месяц заработает на мне 13 процентов (процент зависит от суммы оценки), что в абсолютном выражении составляет 48 рублей. То есть, придя сюда не позднее 6 августа, мне нужно будет выложить за свою вещь уже 364 рубля. Если бы я был, к примеру, пенсионером, то 1 льготный процент с моих 13 мне бы скостили.Если же через месяц я не наскребу даже 48 целковых для перезаклада, еще один месяц счетчик будет тикать уже по двойному тарифу — 26 процентов. И только потом мою цепочку выставят на свободные торги. Но даже там за бывшим владельцем сохранится право «первой ночи» (тогда лот выкупать придется за начальную цену аукциона).Пока я вникал во все эти премудрости, в соседних окошках успели получить деньги несколько клиенток.Все они были дамами самого разного возраста, телосложения и наружности. Живут, как выяснилось, в этом районе.Суммы, полученные ими, колебались в пределах от нескольких сотен до одной тысячи рублей.За стеклом — витрина с невыкупленными драгоценностями. Лотов не очень много: колечки, перстень, брошь… Мое внимание привлекают два увесистых нательных креста.— Такие изделия у нас закладывают часто, — объясняет кассир. — Для нас что Спаситель, что сережки с аметистами — все одно драгоценность. Я отлично помню, кто закладывал эти кресты. Но вам, извините, не скажу. Не только потому, что правила запрещают.Рассказывать посторонним об экс-хозяевах невыкупленных предметов считается плохой приметой.[b]ТОЧКА ВТОРАЯ. Ул. Яблочкова[/b]Второй этаж торгового центра, что стоит на окраине внушительного вещевого рынка. В зале — ни души. У двери, сомлев от жары, подремывает добродушный охранник.Товаровед Надежда Седова через лупу внимательно изучает цепочку:— Мы оцениваем ваше изделие в 320 рублей. Ставка равняется 11,9 процента в месяц. Если бы вы были у нас не в первый раз и зарекомендовали себя надежным клиентом, условия были бы еще выгоднее для вас. В общем, оценивать приходится не только саму вещь, но и клиента.— В правилах вашего ломбарда сказано, что принимаете вы только ювелирные изделия и столовое серебро.— Вообще-то так решило начальство. Дело в том, что для хранения более крупных вещей нужны большие площади, а у нас их нет…[b]ТОЧКА ТРЕТЬЯ. Большая Дмитровка[/b]Здесь располагается Пушкинское отделение Мосгорломбарда — в советское время монополиста, а теперь просто одного из китов ломбардного хозяйства нашего города. Высокие потолки, мраморные стены, полумрак помещения отчего-то заставляют вспомнить ритуальный зал. Бр-р-р… Но вот мне, кажется, повезло: здесь есть окошко «Прием носильных вещей»!Пока приемщица занята с двумя посетительницами (одна принесла зимнюю дубленку, другая — норковую шапку), изучаю «Правила работы ломбарда».Оказывается, здесь принимают не только одежду, но и хрусталь, ковры и даже… простыни (правда, только новые)! Клиентки, похоже, не расположены к общению. «Нужда заставила», — вот и весь ответ на расспросы о причинах визита в не самое веселоеучреждение потребительского рынка.Но вот, наконец, доходит очередь и до моего пиджачка. Его придирчиво рассматривают так и эдак, попутно интересуясь, давно ли дома живет кот светлого окраса (увы, рыжий обормот по имени Тайгер страсть любит поваляться на одежде!). И вот вердикт: — Сто рублей. Да еще проценты, которые вы потеряете.Так что смотрите сами… Стольник? За пиджак от костюма, который в свое время стоил почти тысячу?! Да я на бензин сегодня больше потратил! Моих сил хватает только на то, чтобы запомнить цену ювелирного золота: 235 рублей за грамм. Месячная ставка универсальна: 22 процента. В моем конкретном случае это 446 и 98 рублей соответственно. Правда, льготникам скидка — одна пятая от тарифа.Еще в Мосгорломбарде есть экзотическое отделение под названием «Холодильник». Меховую одежду там хранят не в нафталине, а… в холодильных камерах. Но туда я не поехал: цены и правила работы во всех отделениях одинаковые.[b]ТОЧКА ЧЕТВЕРТАЯ. Варсонофьевский переулок[/b]Справочник меня обманул: апартаменты, которые должны были занимать сразу два частных ломбарда, теперь принадлежат банку.Что же вытекает из нашего скромного исследования? Среди сотни ломбардов, работающих в нашем городе, почти треть принадлежит двум «китам» — Мосгорломбарду и «Вашему ломбарду». В борьбе за клиента хозяева ломбардов обычно идут одним из двух путей: либо дают побольше денег (но потом и за выкуп берут больше), либо при более скромной выплате наличных поддерживают низкий уровень выкупа. Какой путь прибыльнее, однозначно сказать нельзя. Как говорится, каждому овощу — свой фрукт.Сдать же в ломбард нечто помимо драгметаллов в Москве весьма проблематично. Деятельность ломбардов в нашей стране регламентируется двумя статьями Гражданского кодекса, и закон таков, что заставить принимать в залог или на хранение люстры, тапочки, холодильники невозможно. Как утверждают в Московской Лиге ломбардов, более-менее серьезные площади для хранения ценностей есть только в Мосгорломбарде, получившем помещения еще в давние советские времена.По уверениям завсегдатаев, среди постоянной клиентуры столичных ломбардов преобладают небогатые одинокие люди, которым надо дотянуть до получки-пенсии, и мелкие предприниматели, которым срочно нужна большая сумма денег (например, на товарную партию). Честно скажу: вторых у ломбардной стойки встретить не удалось. Зато первых встречал с избытком, и у многих, увы, безысходность в глазах оттенялась колером зеленого змия.

Google newsYandex newsYandex dzen