- Город

Исполнилось 9 дней со дня смерти Анастасии Бабурововой

Сергей Собянин: Станции МЦД строят по новым стандартам

Бросивший детей в Шереметьеве отец оставил записку

Синоптик рассказал, каким будет февраль в Москве

Сбежавший из Уханя рассказал об эпидемии коронавируса

Что известно о протоиерее Всеволоде Чаплине

Российских фигуристок раскритиковали за возраст

«Аэрофлот» изменит правила транспортировки животных

«Росконтроль» обнаружил пестициды в спагетти двух брендов

Жизнь проходит мимо. Как просмотр новостей может довести до депрессии

Как живет столичная доставщица эмоций

Синдром «ждули»: почему женщины выбирают в мужья заключенных

В словах Водонаевой нашли признаки уголовного преступления

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

«Он почти не изменился»: одноклассник рассказал, каким был Мишустин

Елизавета II отобрала у Маркл подаренное на свадьбу кольцо

Исполнилось 9 дней со дня смерти Анастасии Бабурововой

В минувший понедельник Настю Бабурову похоронили на родине, в Севастополе

В 2002 ГОДУ в редакцию “ВМ” пришла девушка с двумя текстами и украинским паспортом на руках и сказала, что хочет работать журналистом. Вакансий не было, да и украинский паспорт – отнюдь не тот документ, который жаждет увидеть отдел кадров, но тексты были приличными, на удивление взрослыми. Девушка получила гордое звание “внештатника” и начала свою журналистскую жизнь на гонорары за материалы, публикуемые на полосе “Москва и мир” – той самой, которую вы сейчас читаете. А поскольку она сама была российской соотечественницей, приехавшей из-за рубежа, то именно темой соотечественников она и занялась. Работала много, и часто на одной полосе выходили сразу несколько ее материалов – а в этой ситуации в газете каждый принято подписывать разным псевдонимом. Откуда взялась эта традиция, да и зачем она нужна – загадка, теряющаяся в веках. Но с той поры псевдонимы и “ники” (от nickname – прозвище, англ.) стали естественным продолжением ее. Она в соответствии с возрастом училась, но в точности описать ее отношения с черноморским филиалом МГУ, МГИМО и журфаком МГУ было бы непросто. В редакции мало с кем общалась – разве что с “москвоимировской” коллегой из Твери, учившейся в МГУ на географическом факультете, и редактором полосы. Так что в редакции мало кто знал, кто она такая и зачем тут. Что занимается китайским языком и собирается стать ориенталистом. Что ее многочисленные синяки – от занятий единоборствами. Что ее удивительно детские пальчики могут настучать на клавиатуре массу неожиданного для редакционного сисадмина. А уж какие мысли бродят в ее голове – о том не полагалось знать никому. Прошло два или три года, над редакцией подули другие ветры. Но за пределами “ВМ” работы было много, жизнь кипела… и действительно, однажды девушку с украинским паспортом взяли в одну из ведущих газет страны, причем в штат. Но у ведущих газет, как и у ведущих вузов, как и у много чего ведущего, есть один большой недостаток – там очень хорошо помнят, откуда ты пришел. А девушка раз за разом приходила с улицы, у нее ничего не было, кроме ее самой, своего собственного таланта и терпения. Она жила без протекции (от protection – защита, англ.) и была очень, очень свободной – в том числе и от денег. И когда экономика страны в очередной раз махнула крысиным хвостом, девушка вновь оказалась на улице, а ведущая газета, обвинив ее напоследок во всех тяжких, умыла руки. И снова – все сначала. Прошлой осенью она пришла с улицы в одну из известных газет. Снова внештат, мельтешение тем, подработки и попытки удержаться на плаву – в этой взрослой жизни надо за все платить. Внештатника кормят ноги, естественное место обитания внештатника – улица, не всем везет дремать в редакционном кресле. Последний раз она позвонила в середине января, ее беспокоили судьбы бездомных собак. В Москве для них созданы приюты, на их содержание выделяются бюджетные деньги – но ходят слухи, что кое-где собак уничтожают, а деньги, выделенные на их содержание, прикарманивают. Она проверяла эти слухи по заданию одного из интернет-изданий и интересовалась, какая структура в городе официально занимается бездомными животными. Она понимала, что никто не станет убивать официально, но кто-то же их убивает… Она не получила гонорар за этот текст – он вышел в интернет-издании уже после ее смерти. Она погибла на улице, от пули наемного убийцы. Ее жалели миллионы людей во всем мире – такая молодая, такая беззащитная, просто оказалась не в том месте не в то время. Но это было ее место и ее время. Другого у нее просто не было. В минувший понедельник Настю Бабурову похоронили на родине, в Севастополе. [b]Сергей МИНАЕВ, редактор полосы “Москва и мир” в 2002–2007 гг.[/b]

Новости СМИ2

Мехти Мехтиев

Брексит — это вам не Мегзит: у Британии большие проблемы

Виктория Федотова

«Аэрофлот», не тренируйся больше на кошках

Алиса Янина

Маньяки и бордель: как знакомиться в интернете

Георгий Бовт

Россия vs Белоруссия: маленькая «нефтяная война»

Сергей Хвостик

Кокорин в «Сочи»: финита ля КОКОмедия

Дмитрий Журавлев, политолог

Для них Россия всегда плохая

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Исполнение желаний. Как человеку обрести то, что ему необходимо

Новый Ноев ковчег. Ученые МГУ разрабатывают уникальный проект

Если одерживать легкую победу, прогресса не добиться

Нужно уметь рассуждать

Школьники открыли астероид