Как хотели зарезать Ивана Грозного

Общество

Есть в истории даты торжественные, юбилейные, а есть – так себе, «запятые» в учебнике. Но ведь без запятых История выглядела бы неграмотной дамой… Сегодня исполняется ровно 90 лет с того черного, но памятного лишь искусствоведам дня, когда в здании Третьяковской галереи, подаренной когда-то ее бывшим владельцем и основателем П. М.Третьяковым городу, появился странный человек. А впрочем, мало ли «странных» людей простаивают часами перед картинами великих художников? Но этот господин пришел в Третьяковку совсем с другой целью. Не успел находящийся в зале смотритель отреагировать на происходящее, как посетитель выхватил нож и с криком: «Довольно крови!» бросился к картине Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван», которую в народе чаще называют по-другому: «Иван Грозный убивает своего сына»… Прежде чем безумца – а господин этот оказался настоящим душевнобольным – повязали, он успел исполосовать центральную часть полотна, нанеся картине, как показалось на первый взгляд, невосполнимый урон. Фамилия впечатлительного господина была Балашов, и таким образом он, как сообщил сам виновник происшествия, хотел напомнить всем, что в этом мире и так достаточно крови – зачем же жестокость изображать еще и на холсте? Сумасшедшего посетителя отправили в специально предназначенное для успокоения лечебное заведение, а за полотно практически немедленно взялись реставраторы. За их кропотливым трудом, затаив дыхание, следила по газетным публикациям вся интеллигентная Россия. Услышав о случившемся, приехал в Москву и сам Илья Ефимович, живший в своем имении в Финляндии. Он не только помогал реставраторам, но и, как писал позднее с его слов Корней Чуковский, «не удержался – чуть-чуть тронул Ивана Грозного кистью». Видимо, в каждом художнике заложен инстинкт бесконечного «улучшения» своего произведения… В ХХ веке отношение к личности царя Ивана Васильевича несколько раз менялось. То сталинские историки вдруг расскажут всему миру о «прогрессивном явлении опричнины», то он станет героем искрометного киноводевиля, а то его вдруг предложат причислить к лику святых Русской православной церкви (есть такие предложения в среде «особо верующих» деятелей). Интересно, как бы ко всему этому отнесся бедный господин Балашов?

Google newsGoogle newsGoogle news