Марина Влади рассказала о своем Высоцком

Марина Влади рассказала о своем Высоцком

Культура

НЕ ИЗВЕСТНО, кому больше обязана московская публика приездом Марины Влади со спектаклем “Владимир, или Прерванный полет” – нынешнему министру культуры и своему давнему другу Александру Авдееву или руководителю Театра наций Евгению Миронову, который употребил весь свой артистизм, чтобы обаять Марину Владимировну и спонсоров. Но это все же случилось, и Марина Влади изменила свое решение не играть спектакль о Высоцком в России.“Это французский спектакль, моя милая”, – ответила актриса на вопрос, почему “Владимир, или Прерванный полет” не играется по-русски. – “Я француженка”.Это действительно очень французское представление – стильное и минималистское. Контрабасист и два гитариста (один из них – Константин Казанский, аранжировщик изданных во Франции песен Высоцкого), да серый задник, с которого смотрят глаза Высоцкого, – вот и все подспорье для Марины Влади, которая решилась сыграть на сцене собственную жизнь. К знаменитой книге, которую до сих переиздают даже во Франции, сценический “Владимир” имеет весьма отдаленное отношение. Это коллаж из песен Высоцкого, спетых по-русски и переведенных на французский. Обрывки воспоминаний, к которым все время хочется возвращаться, почти не связанных логикой повествования и уж точно не претендующих на то, чтобы сказать о Высоцком что-то новое. Но странным образом в эпоху, когда многочисленные “друзья” и “исследователи” Высоцкого постарались не оставить камня на камне от его тайн, заглянуть во все закоулки его жизни, растеряв главное, спеть на разные лады и голоса его песни – “разменять миллион по рублю”, бесхитростный спектакль Марины Влади возвращает нам “гибельный восторг”, который вызывал и вызывает Высоцкий.В платье цвета червленого серебра, сама поседевшая, по-прежнему красивая, абсолютно естественная и в кокетстве, и в беззащитности, и в силе, с которой она двенадцать лет боролась со всем, что убивало любимого человека, и в боли, которая за эти двадцать девять лет никуда не ушла, и в умении продолжать жить и улыбаться сквозь слезы – такой предстала Марина Влади после многолетнего отсутствия в России. Разбитая на куплеты “Песня о канатоходце” неумолимо отмеряет отпущенное время – осталось три четверти пути, две, не больше четверти.С этим ощущением невозможного счастья (все было против него) и неотвратимого близкого конца прожила она двенадцать отпущенных им лет. С ним же играет и свой спектакль, продолжая, насколько это в человеческих силах, прерванный полет.

Google newsGoogle newsGoogle news