Деревянный мир Анатолия Паншина

Деревянный мир Анатолия Паншина

Культура

Такое бывает только в кино. Или в книгах. В жизни же трудно себе представить, что человек однажды проснулся утром в свои пятьдесят лет, да и перевернул жизнь с ног на голову… Неубивающее оружие В обычной квартире многоэтажного дома на юго-западе Москвы наверняка очень понравилось бы викингу или средневековому рыцарю – это первое, что приходит на ум, когда оказываешься в гостях у Анатолия Паншина. Все пространство типовой «двушки» завалено самым разным оружием. Кистени, кувалды, колотушки висят на стенах, те, что не уместились, аккуратно лежат на креслах и диване. На подставке в коридоре – бердыши, копья, секиры. О том, что оружие сделано из дерева, догадываешься не сразу, уж больно натурально выглядит. Еще бы. До того как приступить к изготовлению очередного «смертоносного» орудия знаменитый московский резчик по дереву досконально изучает его историю. – Это африканский топор для снятия скальпа, – мастер демонстрирует неприятного вида штуковину, более всего, пожалуй, напоминающую большой острый крюк. – Это кистень. Видишь, цепь какая длинная. Она для того, чтобы шар с шипами попадал по ногам лошадей. А вот такой кувалдой средневековые рыцари добивали противников, упавших с коней. Сам резчик по дереву, вопреки сложившемуся впечатлению, ни добивать, ни порабощать никого не собирается. Изготовлением декоративного оружия он увлекся недавно. Окажись я в его квартире чуть раньше, жилище выглядело бы иначе. До этого художник вырезал из дерева экзотических рыб. И сейчас парочка холоднокровных копий «сторожат» хозяйский компьютер. Хоть и деревянные, а от настоящих не отличить! Еще раньше – женщин. Их, правда, быстро раскупили. «Разлетелись от меня мои девочки», – грустит художник. А начинал Паншин с обычных ложек-вилок. Пиво людей не губит Вторая жизнь Анатолия Паншина началась около 20 лет назад. Тогда успешный 50-летний инженер электронно-вычислительных систем завода им. Туполева жил и… ничего не собирался менять. Хорошая зарплата, жена и двое детишек. Надежные друзья. Один из них, вернувшись из необычайной для советского человека поездки в Анголу, привез оттуда туземную вилку. – Вот она! – Анатолий Иванович показывает на главное украшение и без того затейливой кухни, в которой все – от стула до абажура – сделано его руками. Туземный столовый прибор с длиннющей ручкой теперь занимает почетное место над плитой. Рядом – такая же ложка. Только это уже копия. – В ту ночь мы с друзьями напились. И поспорили на ящик пива, что я смогу вырезать точно такую же ложку, – вспоминает мастер. Пиво проигрывать не хотелось. Наутро инженер представил друзьям точную копию вилки – ложку. Он вырезал ее ножом из обычной доски для нарезки. Друзья обалдели. Паншин вдохновился и… через несколько дней ушел из Туполева. В себя. Он начал вырезать. Теперь уже одного кухонного ножа оказалось мало. В коридоре – целый шкаф резцов и других инструментов. И покупает их мастер не в обычном магазине. Заказывает знакомому профессору в Курчатовском институте. – Поначалу от того, что муж уволился с работы и начал что-то там вырезать ножичком, я была в шоке, – рассказывает Светлана, жена Анатолия Паншина, – Но потом увидела: он счастлив. Я поняла, его все равно не остановить. Судьба отблагодарила Светлану за понимание. Но чуть позже. Когда изделия мужа стали раскупать как горячие пирожки. Когда, услышав о нем, в Москву стали приезжать иностранцы. Когда они с супругой облетели весь свет по приглашениям выставок ремесел. Но о том, что талант благоверного может приносить доход, пришлось узнать через «шоковую терапию». Примадонне – зеркало, мэру – пчела – В тот год у дочери Насти был выпускной. Платье купить было не на что. Собрала я его поделки и пошли мы в Битцевский парк их продавать, – вспоминает Светлана. – Так и разложили на снегу на подстилке. Какого же было удивление супругов, когда резные деревянные ковши, чаши и подсвечники разлетелись за час! Потом было еще много приключений. Один раз Светлане пришлось забирать мужа из милиции: правоохранители «замели» его вместе с резными картинами, решив, что он ограбил антикварный магазин. Кстати, картины из дерева – это статья особая. Ничего подобного лично мне видеть не доводилось. Для создания своих полотен кроме любимого дерева разных пород художник использует камни, траву, мох, ткань, этикетки и даже… хлеб. Краскина них – минимум, поэтому красота получается, какой лучше и не бывает – естественная. Вот небольшой покосившийся деревянный храм (из тех, что без гвоздя) врос в морскую гальку. Дамы в кринолинах (настоящих!) и денди во фраках гуляют среди высушенных роз по дорожкам из мха – это зарисовка из Баден-Бадена. Картины Анатолия Паншина – его основная фишка. И на них можно любоваться не только на самых престижных выставках Москвы. Сотни необыкновенных картин московского художника нашли владельцев в Париже, Берлине, Дюссельдорфе, в Милане и на Кипре. Изделия Паншина оценили российские знаменитости. Из последних их приобретений: зеркало в оправе из огромных разноцветных цветов для Примадонны, картина с космонавтом в открытом космосе для Гречко и пчела для мэра Лужкова. Градоначальнику, кстати, резчик Паншин собирался подарить один из экспонатов своей оружейной коллекции – кистень. Лично вручить хотел. Только на фестиваль пива, где предполагал это сделать, мэр не пришел. Может быть, и к лучшему. А то бы досталось кому-нибудь от мэра под горячую руку.

Google newsYandex newsYandex dzen