Первой выставкой Центра фотографии стали «Иконы 1960-80-х»

Культура

Галерея имени Братьев Люмьер, ютившаяся до недавних пор в ЦДХ, обзавелась собственным «домом» на Болотной набережной, фасад которого смотрит на Москву-реку. Естественно, теперь у галереи и новый статус – Центр фотографии. На 1000 кв. м разместятся выставочные залы, галерея фотографии, лекторий, библиотека и школа.Но главным открытием – фотографическим прорывом – стал, конечно же, новый выставочный проект «Иконы 1960–80-х». В смысле, иконы стиля, как мы говорим сегодня.400 фотографий, выполненных 47 фотографами, запечатлели кумиров, героев нашего времени. Лица ушедшей эпохи.[b]СССР – страна и люди[/b]Идея новой экспозиции такова. Наталья Григорьева, совладелица фотоцентра, куратор выставок, готовя экспозицию «Фото 60–70-х» для проекта «Антология русской фотографии XX века» (ее предполагалось открыть в 2008 г.), нашла в архиве Николая Драчинского множество снимков. «СССР – страна и люди» – старшее поколение наверняка припомнит тот проект, выпущенный в свет Николаем Ивановичем. Часть фотографий, как водится, тогда в него по разным причинам не «монтировалась». Вот их-то и высмотрела Григорьева.Параллельно с «Антологией» она уже тогда начала вынашивать выставку «Иконы 1960– 80-х». За два года все фотографические пазлы легли в целую картину экспозиции: – Мы поняли, что неизвестных фотографов-шестидесятников, как и неопубликованных работ знаменитых мастеров того же времени, гораздо больше, чем мы могли бы предположить, – говорит Наталья Григорьева. – И каждый внес в это искусство что-то свое: малую ли часть или великую, это не столь важно. Знаете, что сильнее всего влияло на фотографию? Политикоэкономический строй СССР.Ни одно искусство не имеет подобных корневых связей, кроме фотографии.[b]Простая арифметика[/b]10 лет тогда еще галерея не только коллекционировала, но и пропагандировала российскую фотографию.– Любое искусство, особенно искусство фотографии, без исследовательского подхода понять невозможно, – замечает Григорьева. – Ты осознаешь это, когда берешь, положим, исторический пласт в 20 лет.Находишь каждого участника этого периода и начинаешь с ним по-человечески работать, то есть часов по 10 в день. А потом с каждым конкретным архивом часов по 20 в день.Арифметика проста: на нынешней выставке их 47 человек. Но любовь авторов, их доверие, безусловно, всегда помогали в работе.Естественно, не каждый фотограф (тем более человек в возрасте 70 лет) допустит людей – пусть они даже и из фотоцентра – в святая святых – свой архив. К тому же советский фотограф особенно недоверчив. Его много раз обманывали, обещали золотые горы, поэтому он долго зреет, прежде чем дает согласие отдать лучшую работу. Но с другой стороны эта-то работа никогда не публиковалась, поскольку ему говорили: до шедевра она явно не дотягивает. И вдруг в одночасье приходят люди и говорят: голубчик, да это то, что нужно для сегодняшнего времени! Поверьте, молодое поколение среагирует именно на эту фотографию. То, что у вас было опубликовано тогда в «Советском экране», «Огоньке», – это уже «плюсквамперфект», давно прошедшее, виденное-перевиденное. А вот этот снимок вызовет фурор, уверяем вас…[b]Очень личный взгляд[/b]На выставке «Иконы 1960–80-х» есть авторы, которые никогда не снимали наших ВИПов для официоза.Порой личные, зачастую случайные отношения связывали их с «фотомоделью». Потому и съемки проходили практически на кухне. Вот актер Виктор Павлов с партнершей по съемкам стоит за окном молочного кафе. А тут, положив руку на корабельный штурвал, франтоватый Иннокентий Смоктуновский (волоокий, капитанская фуражка сдвинута набекрень) что-то весело травит киношной барышне. На этой стене снимки Александра Стернина, уникального фотографа «Таганки». Театральные съемки отсутствуют. То есть чрезвычайно личный взгляд на людей, с которыми он жил, отдыхал, ездил на гастроли.Вот Леонид Филатов в брюках из мешковины и банном халате, умостившись на стуле с ногами, отдыхает в гримуборной. Никакого тебе выверенного ракурса, позерства. Человеку так удобно.Есть на выставке неожиданный снимок – семейный. Леонид Ильич с семьей во время прогулки на яхте в Крыму. Крупная фигура упакована в олимпийку. На ногах удобные тапочки, в руках бутылка – вроде бы с пивом. Вот и получили мы два в одном: человек и генсек. Несомненно, у Владимира Мусаэльяна, личного фотографа Леонида Брежнева, есть уникальные кадры. Но и сегодня сохранившаяся съемка приватной жизни генсека хранит дистанцию, подразумевающую уважение к человеку, который тебе однажды доверился.[b]Центр фотографии братьев Люмьер (Болотная набережная, д. 3, стр. 1), выставка «Иконы 1960–80-х» открыта до 19 мая[/b]

Google newsYandex newsYandex dzen