- Выключить коронавирус

Что движет серийными убийцами

Столичных водителей призвали к осторожности на дорогах из-за тумана

Попова: Более 50% регионов РФ скоро могут начать снимать ограничения

СК сообщил об одном пострадавшем в перестрелке на юге Москвы

В Минздраве назвали условие для неуязвимости россиян к COVID-19

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Москвичам пообещали экстремальную летнюю жару

«Его неправильно поняли»: Эдгард Запашный заступился за Пригожина

Названы группы риска, которые первыми нужно вакцинировать от COVID-19

Трамп заявил, что Путин может не хотеть его победы на выборах

«Никаких аспиринов»: названы опасные для больных COVID препараты

Как живет семейная пара, которая застряла в Таиланде из-за коронавируса

Новые ракеты: как Лукашенко зарабатывает на «российской угрозе»

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Поражение легких и обострение заболеваний: москвичи рассказали, как боролись с COVID-19

«Я получаю реально много денег»: Мясников рассказал о своих доходах

Что движет серийными убийцами

Серийными убийцами называют преступников, которые убивают людей на протяжении времени

Что толкает одного человека начать охоту на себе подобных? Какие силы участвуют в превращении обычного гражданина в кровожадного садиста? Чем вызвана безудержная тяга маньяков к крови? На эти вопросы отвечает один из известнейших российских криминологов, профессор кафедры организации оперативно-разыскной деятельности Академии управления МВД России Евгений Самовичев. Справка ВМ: Серийными убийцами называют преступников, которые убивают многих людей на протяжении долгого времени. Между убийствами нередко проходит много времени, и в этот период преступники могут вести совершенно обычный образ жизни. Мотивацией преступлений чаще всего служит сексуальный мотив. Кровавые гастроли – Евгений Григорьевич, начнем с недавнего примера, который еще у всех вызывает оторопь. Я имею в виду дело серийного убийцы Пичушкина, который стремился превзойти самого кровожадного преступника прошлого века Андрея Чикатило. Вас не удивило появление такого монстра? – Меня удивил не Пичушкин. Странно другое. Уж слишком продолжительной была его криминальная деятельность. Он совершал преступления на небольшом пятачке, в сущности, на территории одного-двух смежных отделений милиции. Убивал, если так можно сказать, рядом с домом. Кроме того, большинство жертв Пичушкина – его связи, они были ему хорошо знакомы. А значит, при добросовестной и систематической отработке окружения жертв фамилия Пичушкина рано или поздно должна была всплыть на поверхность. Это азы оперативно-разыскной деятельности. Увы, этого почему-то не случилось. – Но ведь Чикатило, Михасевич, другие серийные убийцы тоже совершали преступления длительное время, их не могли вычислить более десятка лет? – Чикатило в течение почти двенадцати лет был своего рода «летучим голландцем смерти». Он ездил по всей Ростовской области и оставлял трупы. И не только в Ростовской области, но и во время своих многочисленных командировок в другие регионы СССР. Например, убил женщину в перелеске рядом с аэропортом «Домодедово», когда прилетал в командировку в Москву. Есть объяснение и долгих кровавых гастролей Михасевича. Он был доверенным лицом милиции, получал информацию обо всем, что планируется в отношении него самого. В таких условиях человеку, имевшему достаточно высокий интеллект, уходить из расставленных ловушек труда не составляло. Кстати, нельзя говорить с уверенностью, что нам известно обо всем. Сколько на самом деле преступлений совершил тот же Чикатило? Сразу после задержания он обронил фразу: «Не могу же я сказать им, что убил сто человек». Об этом мне доверительно рассказал ростовский оперативник Анатолий Евсеев, который одним из первых допрашивал Чикатило. Назвать точную цифру жертв серийных убийц, дать абсолютно достоверную информацию об их деяниях, очень непросто. Мы знаем далеко не все, видим лишь то, что они сами показывают. – Но чем же объяснить неуловимость маньяков? Непрофессионализмом спецслужб? – В какой-то мере это так. При современном состоянии дел в криминальной милиции грамотным специалистам взяться неоткуда. Чтобы работать по таким делам, нужно годами накапливать опыт, вырабатывать чутье для выявления конкретной категории преступников. А кто у нас сегодня трудится в милиции? Средний срок службы – и это уже опер-ас – три года! Когда такое было? Ведь человек, проработавший три года в уголовном розыске, только-только начинает что-то понимать, едва получает возможность анализировать и сравнивать. Есть и другая сторона проблемы. Нет ясности даже в том, сколько убийств совершается на конкретной территории, сколько тяжких преступлений на самом деле случается в том или ином месте. – Но как же статистика? Ведь скрыть убийство невозможно, есть осязаемые результаты преступления. – А если их нет? Если, как в случае с Пичушкиным, например, убийца прячет тела? Скольких жертв он на самом деле отправил в «плавание» по канализации? Трупы выбрасывало на «гребенку» станции аэрации в таком виде, что установить причину смерти, не говоря уж о том, чтобы узнать имя погибшего, было просто нереально. Такие цифры, как число пропавших без вести, количество убитых, должны контролироваться стопроцентно. Но этого не происходит. Мы не знаем всей картины. Кайф дороже жизни – Нет должного контроля? – Формально он есть. Но не на том уровне, которого требует нынешняя обстановка. Ушел человек из дома и пропал. Кто может заявить о ЧП – родные? А вдруг они не хотят или не считают ненужным? Если уж близкие не бьют тревогу, то что же мы ждем от милиции? Им гораздо легче закрывать на это глаза. Меньше проблем, меньше головной боли. ВМ: В 2006 году в России зарегистрировано 121 762 человека, пропавших без вести. Установлено, что из них лишь 809 человек стали жертвами преступлений. Самый большой всплеск зарегистрирован в 1994 году, когда пропали более 300 тысяч человек. За шесть месяцев 2007 года совершены убийства 441 пропавших без вести лиц. Если человек исчез, необходимо либо возбуждать уголовное дело по факту убийства, либо осуществлять комплекс разыскных мероприятий. Нужно что-то делать. Потому что отсутствие точной и полной картины и способствует появлению таких как Пичушкин. – Не исключаете, что и сегодня среди нас бродит очередной Пичушкин? – Нисколько не исключаю. Мы узнали о Пичушкине и его «достижениях» только после того, как он был пойман и начал давать показания. А кто до этого мог утверждать, что на московской окраине живет маньяк похлеще Чикатило? Ведь сам Пичушкин признался в совершении 63 убийств! Другое дело, что в силу различных причин удалось доказать 49 убийств и три покушения. – Вообще есть надежда, что проблема маньяков рано или поздно исчезнет? – Никогда. Я много лет занимался этой темой и сформировал свою теорию. Дело не в каких-то специальных условиях, фатальных ошибках милиции и прокуратуры, особенностях поведения жертв или преступников. Уверен, случись еще одна серия, и она будет для всех – как первая. Будто никто раньше с подобной проблемой не сталкивался и ничего делать не умеет. Меня всегда интересовало, что побуждает одного человека убить другого? На мой взгляд, все дело в комплексе ощущений, связанных с причинением смерти другому человеку. Этот самый комплекс абсолютно уникален. И среди нас есть люди, для которых этот комплекс – своего рода наркотик. В моей практике был случай, когда в Воронежской области мы общались с задержанным за десять убийств маньяком. Он готов был рассказать нам и о других эпизодах, но потребовал компенсацию – свидание с женщиной. Причем описал конкретную женщину. Как быть в такой ситуации? Никто ведь ответственность на себя не возьмет. Речь-то идет о свидании с матерым убийцей. Попытались договориться, найти замену, некий суррогат. Предложили куклу с подогревом, журналы соответствующего содержания, фильмы. Но наш визави был непреклонен: нет так нет. В конце концов пришлось отказаться от продолжения разработки. Я рассказываю это в подтверждение того, что есть ничем не заменимые вещи. И комплекс ощущений, о котором я говорю, относится к их числу. Приведу еще пример. Как-то в беседе с преступником я спросил, зачем он употребляет наркотики: они вредят здоровью, делают человека зависимым и уязвимым. И в ответ услышал фразу, которая может быть универсальным объяснением поступков всех маньяков: «О, начальник, кайф – дороже жизни!» – Я знаю, что вы общались со многими серийными убийцами, изучали их психологию, пытались разобраться в мотивах совершенных преступлений. Например, несколько дней разговаривали с людоедом Джумагалиевым, маньяком Кашинцевым. У них были такие же «установки»? – Кашинцев – опустившийся бродяга, ездил из одного города в другой, нигде надолго не задерживался. Но время от времени ему необходимо было получить тот самый комплекс ощущений. – Комплекс Чикатило? – Можно и так сказать. Кашинцев убивал женщин, получал желаемое и снова превращался в обычного человека. Когда его задержали, он не отрицал своих преступлений, был вялым, спокойным, меланхоличным. Допросы проходили скучно и ничего не давали в плане изучения психологии преступника. Но однажды ему в руки попала фотография трупа одной из жертв. И я поразился происшедшей в тот же момент перемене. Взяв в руки фото, Кашинцев расправил плечи, глаза его загорелись, голос зазвучал твердо и уверенно. Вот что значит даже напоминание об уникальных переживаниях, которые маньяк испытывает в момент совершения убийства. Я изучил сотни примеров и постарался выяснить, что же отличает обычного человека от серийного убийцы, какими уникальными качествами он обладает? Выяснились интересные, на мой взгляд, особенности. В жизни маньяк может быть хорошим семьянином, любить детей, преуспевать в работе, быть на хорошем счету в коллективе. Но время от времени ему нужно получать то самое, ничем не заменимое ощущение. Такому человеку нельзя сказать: занимайся спортом, отвлекись на что-то другое, зайди в публичный дом. Это все не то. Он должен убивать. И Пичушкин говорил на суде: если бы его не остановили, он продолжал бы убивать. Справка ВМ: За последние 10–15 лет в России раскрыты десятки серийных убийств. Самые известные маньяки Чикатило (Ростовская область), Спесивцев (Новокузнецк), Джумагалиев (Казахстан), Ряховский (Московская область), Пичушкин (Москва). По оценкам ФБР, примерно 85 процентов маньяков действуют в США. Самыми известными стали Генри Ли Лукас и Отис Тул (более 200 жертв в 1970–1980 годы), Пи Ви Гэскинс (более 100 жертв за 1960–1970 годы), Гэри Риджвей (48 убийств в 80-е годы), Чарльз Куллен (около 40 убийств за 1980–2000 годы). Оргазм пионервожатого – И все же почему Пичушкина не могли поймать раньше? Даже учитывая серьезные просчеты милиции, изощренность преступника в сокрытии улик. – Я называю это криминальной программой. Ведь что такое серия убийств? Это явление криминологически особое, уникальное. И плохая работа милиции в данном случае – объективная реальность. Обратите внимание: именно в этих случаях, при поиске серийных убийц, милиция почему-то работает особенно плохо. Как ни серия – так сплошные провалы, не объяснимые в обычных ситуациях просчеты. Почему? В каждом человеке можно найти некий код, алгоритм поведения. Например, это код овладения речью. В 2–2,5 года каждый ребенок начинает разговаривать... То же самое – программа полового созревания. В какой-то момент она включается и выключается в определенном возрасте. Есть и криминальная программа, которая срабатывает в определенных условиях и уже определяет поступки и действия конкретного человека. А каждая программа, как известно, защищена. – Можно пояснить на конкретном примере? – Знаменитый убийца-пионервожатый Сливко. В детстве он стал свидетелем трагедии. Мотоцикл врезался в колонну пионеров. Кровь на асфальте, белая рубашка с алыми каплями, пионерский галстук… Сливко испытал оргазм, и это настолько врезалось в его сознание, что впоследствии он стал моделировать похожие ситуации со своими жертвами. Михасевич, задушивший тридцать шесть женщин. Первая жертва была случайной, но он испытал такие ощущения, что после этого стал регулярно убивать женщин одним и тем же способом. При этом маньяк был отменным семьянином, отцом двоих детей… Чикатило рассказывал, что еще мальчиком, во время голода, он стал свидетелем каннибализма. И это тоже запустило его криминальную программу. Я не разговаривал с Пичушкиным, но, думаю, его программа стартовала, когда он совершил первое убийство своего друга. А теперь отвечу на ваш вопрос: что мешало поймать Пичушкина? Пока он не выполнил свою программу, поймать его было невозможно. – Это почему же? – А вы вспомните, он сам говорил, что чувствовал приближение конца. И даже манера сокрытия следов преступления к концу серии изменилась. Он начал откровенно «выкладывать» трупы в парке, перестал сбрасывать их в колодцы… Но самое объективное подтверждение – записка последней жертвы. Он о ней знал, понимал, что, если убьет, выйти на него смогут наверняка. И тем не менее последняя клеточка шахматной доски была им закрыта, и он совершил очередное, на это раз последнее, убийство. Для всех остальных такая ситуация объясняется удобными и понятными формулировками. Дескать, убийца потерял бдительность, устал, совершил ошибку… А на самом деле завершается работа большой пятнадцатилетней программы. И здесь милиция, которой к тому времени в Битцевском парке было больше, чем в былые годы на Красной площади в Первомай, получила свой шанс. И, слава богу, им воспользовалась. В этом случае, как и во многих других, конец программы знаменуется доступностью преступника и его поимкой. Есть и другие примеры. Чикатило трижды задерживался милицией. И каждый раз его выпускали. Почему? Потому что его программа не была завершена. Справка ВМ: Генпрокуратура РФ разработала и внедрила программу «Глухарь», которая по замыслу ее авторов должна оказывать содействие органам милиции и следствию при розыске серийных убийц. Если враг не сдается – Есть ли сейчас в России нераскрытые серии? – Их очень много. Кемеровская, саратовская, липецкая, ангарская… Десятки жертв, серии тянутся долгие годы. Причем иногда убийцы убивают по два человека. В ангарской серии более трех десятков жертв. Поэтому работу в этом направлении нужно вести и не ограничиваться теми знаниями, которые требуются для раскрытия повседневных преступлений. – Можно ли изучать маньяков, есть ли возможность исправлять их поведение? – В США давно уже работает специальное подразделение ФБР, изучающее и занимающееся поимкой серийных убийц. У нас когда-то во ВНИИ МВД тоже существовало такое подразделение. Но затем оно было распущено, и сейчас всерьез никто этой проблемой не занимается. А изучать и анализировать это направление очень важно. В первую очередь потому, что выйти на след серийного убийцы очень сложно, и наука могла бы в этом плане оказать существенную помощь практикам. Что касается лечения маньяков, то в этом я очень сомневаюсь. Скажите, разве можно из кошки сделать собаку? Или наоборот? На мой взгляд, криминальная программа не корректируется. И исправлять ее практически невозможно. Говорить о каком-либо превентивном значении уголовной кары в отношении серийных убийц, на мой взгляд, не имеет смысла. Маньяки запрограммированы на уничтожение людей и в этом смысле являются их врагами. А какое должно быть отношение к врагу? К тем, кто расправляется без жалости с нашими близкими? Абстрактный гуманизм здесь неуместен. Всякое смягчение кары, в виде, например, пожизненного заключения, не только не гуманизирует государство, но и ставит его в аналогичную, враждебную позицию в отношении своих же граждан. Ведь именно на них, помимо бремени убийств, ложится бремя содержания тех, кто безжалостно уничтожал их детей, отцов и матерей.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

49840 +2427 (за сутки)

Выздоровели

163913 +2516 (за сутки)

Выявлено

1993 +59 (за сутки)

Умерли

Георгий Бовт

В три этапа: как власть поможет людям и бизнесу

Александр Хохлов 

Хочешь мира — готовься к войне

Ольга Кузьмина  

И смех, и грех, и май, и снег

Екатерина Рощина

О стукачах и шашлычниках

Анатолий Горняк

Куда поехать за деньгами

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Жизнь в виртуальном мире

Олег Фочкин

Гению нужно страдание

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Первый на суше