Кошмарный сон в наркодиспансере

Кошмарный сон в наркодиспансере

Общество

— Скажите, где здесь можно видеть товарища начальника Управления здравоохранения?Молодой человек в зеленом в талию костюме, прибывший поутру в наркологический диспансер № 14 на Остоженке, 53 а, был само дружелюбие. Но руководителю Управления здравоохранения Центрального административного округа Москвы Анатолию Семенову он почему-то сразу не понравился. Анатолию Степановичу показалось, что он видел этого субъекта в какой-то необычной обстановке.— А в чем дело, товарищ?— Я инспектор пожарной охраны, — подавая чиновнику руку, представился визитер.— Да, да, — смутившись, сказал Семенов, — это как раз кстати. Я даже доклад собирался писать.— Вам нечего беспокоиться, — великодушно сказал незваный гость. — Я сам напишу доклад. Ну, давайте смотреть хозяйство.“Где же я его видел? — мучительно силился вспомнить начальник управления, пока визитер в старом шерстяном шарфе и штиблетах апельсинового цвета придирчиво осматривал помещения. — На последнем Пироговском съезде? На совещании в городском Комитете здравоохранения? В приемной у префекта? Да, точно, у префекта. Час от часу не легче…” Двигаясь от двери к двери, инспектор на глазах терял благодушие и все больше мрачнел.— А охранно-пожарная сигнализация, батенька, у вас не работает! Что же это вы, а?— Виноват, товарищ… господин инспектор… Кредитов отпускают в недостаточном количестве…Проверяющий с сомнением посмотрел на него:— В недостаточном? Да ну, не может быть. Вот в справке финансового управления сказано: вневедомственной охране за два года выплачено 50 целых и одна десятая тысячи рублей. Сколько же вам надо, чтобы отремонтировать сигнализацию?“Нет, все-таки он из городского комитета”, — побелев, подумал Семенов. Но проверяющий, не слушая объяснений, шагал дальше.— Это что за активность трудящихся масс? — насмешливо спросил он, шагнув за порог на тротуар. Выходящий на Остоженку фасад в грязно-желтых масляных разводах был облеплен строительными лесами. Трое замученных жизнью рабочих поодаль перекусывали бутербродами.— Ремонтируем, извините, фасад, — пытался зацепиться за положительный, по его мнению, факт Семенов. — Нам досталось совершенно не приспособленное для медицины здание, да-с, совершенно! Из своей скудной прибыли решили, так сказать, облагородить…— А где лепнина? — удивился товарищ инспектор. — Здесь была лепнина! Куда вы ее дели? — сей гневный вопрос адресовался строителям.— Так мы ее, это, сбили! — выпучив глаза, отвечал работяга постарше, в куртке с надписью “ЗАО Медиком С”. — Сами же и просили, а сами же и спрашивают…— Ах вот как! — с интересом посмотрел на Семенова инспектор в шарфе. — Частичные утраты и искажения архитектурных деталей состоящего на государственной охране здания. Статья 78 бис, часть семь. Кстати, а “Медиком С” вы подобрали, надеюсь, по конкурсу? Впрочем, к пожарной охране, которую я в настоящий момент представляю, это не относится.Семенова прошиб холодный пот. Он не знал, что такое “статья 78 бис, часть семь” и сколько по ней грозит за частичные утраты и искажения. Но он точно помнил, что никакого конкурса при определении подрядчика не проводилось. На негнущихся ногах Анатолий Степанович семенил за не знающим пощады инспектором.— Гм, а это что, тоже ремонт? — с сомнением поинтересовался тот, бросая холодный взгляд на деревянные шатры, примостившиеся вплотную к зданию наркодиспансера.— А это не наш объект, не наш! — будто чему-то радуясь, объявил начальник управления. — Это ресторан “Чайка” тут летнее кафе оборудует — для культурного отдыха граджан. А мы тут совершенно ни при чем, уверяю вас!— Интересный метод лечения алкогольной зависимости! Запатентуйте, товарищ Семенов, — посоветовал гость, — расположение под окнами дневного стационара принадлежащей ресторану “стекляшки” излечивает от пьянства. Ведь здесь, если не ошибаюсь, по документам ваша земля?— Была наша, совершенно точно изволили заметить… Эти коммерсанты такие наглые, ни в какую не обращают внимания на закон…— Так на что ж им обращать, милый, если вы пальцем о палец не ударили?! — удивился проверяющий. — Вот и товарищ… э… — он порылся в карманах и извлек оттуда в меру помятый документ, — Мешкова Ирина Петровна, врач диспансера, вам трижды сигнализировала об атаке со стороны общепита. А вы? Молчали? Но к пожарной охране это, безусловно, не относится. Однако мне хотелось бы взглянуть на сарай. Как он в смысле пожарной охраны, не подкачает?— Милости просим!Дойдя до противоположного угла, собеседники с превеликим удивлением обнаружили отсутствие сарая. Особенно исчезновение содержащегося на балансе строения поразило Анатолия Степановича. “Где же он может быть? — бормотал руководитель управления, заглядывая зачем-то под штабеля оставшихся после ремонта отопительных батарей.— Сегодня он был, я видел его собственными глазами! Смешно даже”.— Грустно, девицы, — ледяным голосом сказал пожарный инспектор. Он явно собирался писать уничтожающий доклад.И тут Семенов вспомнил, где видел этого странного типа. Вчера по телевизору. Фильм назывался “Двенадцать стульев”, и в конце этого персонажа зарезали! Бритвой!!! Насмерть!!! “Вот, оказывается, как сходят с ума!” — грустно подумал Анатолий Степанович и… проснулся.Изо всех помещениий окружного управления здравоохранения на Большой Татарской улице свет горел в одной-единственной комнате. То Анатолий Семенов задумчиво перелистывал восьмистраничный отчет Контрольно-счетной палаты Москвы о результатах проверки эффективности использования бюджетных средств наркодиспансером №14. Было там написано и про заниженную плату, взимаемую с разместившейся в помещениях диспансера коммерческой аптеки. И про незаконно выплачивавшиеся премии сотрудникам диспансера, имевшим дисциплинарные взыскания. И про несанкицонированно взимавшуюся плату за освидетельствование лиц…Анатолий Степанович взял чистый бланк приказа и потянулся к ручке. “Уволю-ка главного врача, пока до меня не добрались”, — подумал он.Великолепное утро скатилось с мокрых крыш на улицы Москвы. Город начал будничный свой поход.[b]P.S.[/b] [i]Материалы проверки Контрольно-счетной палатой Москвы наркодиспансера № 14, не являющегося юридическим лицом и подведомственного Управлению здравоохранения Центрального административного округа, переданы в прокуратуру и ГУВД Москвы, а также в Управление Федеральной службы налоговой полиции по Москве. Депутаты Городской думы намерены вскоре повторно проверить диспансер. Поговаривают, депутатов очень интересует, избежит ли Анатолий Семенов наказания или в его личном деле появится еще одно замечание. Предыдущее ему объявили за потерю пачки (1600 шт.) льготных рецептурных бланков в кассе управления. И еще интересно: до каких размеров может расти коллекция служебных взысканий Анатолия Степановича?[/i][b]В фельетоне использованыматериалы Контрольно-счетной палаты Москвы, Ильи ИЛЬФА и Евгения ПЕТРОВА[/b]

Google newsYandex newsYandex dzen