Рюкзак для Виктора Пантелеймоновича

Общество

[b]Каких только писем не приходит в газету! Но, получив это бесхитростное письмо с гордым штемпелем «UKRAINA» из заграничного города Днепропетровска, мы откровенно растерялись. Впору было бы просто улыбнуться, но все это не очень весело. Впрочем, судите сами.[/b][i]Здравствуйте, уважаемая редакция!В 1957 г. я окончил Военно-морское авиатехническое училище в г. Выборге и распределился в Мурманскую обл., Заполярный круг. Получил первую получку и положил ее на сберкнижку, которую высылаю вам. Хочу проверить надежность банковской системы Российской державы. С тех пор, как я положил деньги на книжку, прошло 45 лет. Прошло, считай, полвека. Высылаю также в ваш адрес 2 фотографии. На первой я — молодой лейтенант (1957 г.); на второй — пенсионер, 66 лет (2002 г.).Я живу на Украине. И жизнь далеко не сладкая у бывшего майора-инженера Советской армии. Получаю 280 гривен, из них 200 гривен уходит на оплату коммунальных услуг за 3-комнатную квартиру, а 80 гривен уходит на пропитание, учитывая, что 1 кг мяса стоит 25 гривен. Семья моя из 4 человек: две дочки и я с женой.Недавно стал банкротом банк «Украина». Вкладчики сидят под зданием этого гиганта и плачут, чтобы вернули их вклады. А вот в России, я считаю, вклад можно получить и через 45 лет. Что российское — то надежное.Я сейчас семью кормлю из рюкзака. У меня есть дача. Все овощи и фрукты таскал домой в рюкзаке российского пошива.Сейчас рюкзак совершенно износился. Его уже неудобно носить бывшему майору авиации, а купить такой рюкзак российского производства у нас нельзя. Я слышал, что никаких переводов денег между гражданами Украины и России нет. Тогда у меня к вам будет просьба: если вклад сохранился, то, пожалуйста, получите его и вышлите рюкзак наложенным платежом, буду очень благодарен.Есть хорошие общественные организации, которые разыскивают людей по всему бывшему Советскому Союзу, а вот общественной организации по розыску вкладов нет. Обращаюсь к вам с просьбой найти мой вклад. Отблагодарю сам лично. Я винодел, готовлю вино из винограда со своей дачи — высший сорт. Всегда смогу передать необходимую емкость через проводника московского поезда.[/i][b]В. П. ШЕЙКО[/b]Вот такое письмо. Ну ладно, решили мы, надо же как-то помочь человеку. Первым делом пошли в Сбербанк, которому когда-то молодой лейтенант Виктор Шейко доверил свою первую получку. И что же? Лежит она, эта получка (вернее, то, что от нее осталось). А оставалось на сберкнижке Виктора Пантелеймоновича с 4 июня 1959 года 14 рублей 00 копеек. Но, как известно, с той поры прошло две деноминации. Одна — в 1961 году, превратившая 14 рублей в 1 руб.40 коп., другая — в 1998 году, в результате которой на личном счете бывшего советского майора осталось… Сколько бы вы думали? Правильно: 0,014 российской копейки. Даже если приплюсовать сюда проценты, набежавшие за 45 лет, на рюкзак не хватит.Но как не помочь человеку из братской UKRAINы, как не поддержать его уверенность, «что российское — то надежное». И решили мы подарить Виктору Пантелеймоновичу вот этот «рюкзак спортивный», что вы видите на снимке. Темно-зеленый и довольно большой. Стоит он нынче 291 российский рубль. Сегодня мы высылаем его в Днепропетровск ценной бандеролью с этим номером «Вечерней Москвы».А что касается вашего домашнего вина, Виктор Пантелеймонович, то посылать его через проводника поезда, наверное, не стоит. Боимся, не доедет. Лучше сами приезжайте в Москву — здесь и выпьем. За встречу. За романтику и надежды молодости. За нерушимую российско-украинскую дружбу.[b]Журналисты «Вечерней Москвы»Р.S.[/b] [i]Да, чуть не забыли. Свой вклад, Виктор Пантелеймонович, вы можете получить. Но, как нам объяснили в Вернадском отделении Сбербанка, — только в национальной валюте у себя на Украине. Для этого вы должны прийти в свой Сбербанк и написать соответствующее заявление. А там уж они сами свяжутся с Москвой и вернут ваши деньги. Или то, что от них осталось.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse