Валентин Смирнитский: Навсегда останусь мушкетером

Культура

Ровно 30 лет назад на экраны вышел знаменитый кинохит про мушкетеров, который недавно получил очередное продолжение. Культовый режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич закончил съемки сиквела знаменитой героической картины под интригующим названием «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини». В главный ролях – все та же великолепная четверка: Михаил Боярский, Игорь Старыгин, Вениамин Смехов – ну и, конечно, Валентин Смирнитский, все такой же добродушный, милый, отважный Портос. Характер поколения [b]– Михаил Боярский, говоря об этом новом фильме, как-то заметил, что в жизни… он вовсе не чувствует себя мушкетером. Напротив, он человек совершенно иного склада, с массой комплексов. А как у вас на этот счет? [/b]– Я тоже, безусловно, совсем не отождествляю себя со своим героем. Просто в силу обстоятельств мы стали, скажем так, некими брендовыми персонажами – и несем на себе этот крест. Ничего страшного, разумеется, в этом нет – хотя и ничего особенно хорошего тоже. [b]– Ну а как насчет «мушкетерского комплекса», в который входят решительность, безудержная отвага, безрассудство – ради дружбы, любви и прочих «высоких идеалов»?[/b] – Это совсем другое дело: мы действительно все очень подружились на этой картине и стараемся сохранить в наших отношениях этот «мушкетерский комплекс» в лучшем смысле этого слова. Впрочем, все эти черты вообще в характере нашего поколения, которое вымирает. Это не мы одни такие – нас много, у всех по-разному сложились судьбы. Но это действительно свойство нашего поколения: мы были бесшабашными – нас так воспитало время. Кто-то себя перестроил с годами – но, замечу, очень немногие. А мы не перестроились, так и остались какие есть. [b]– То есть вы сыграли в «Мушкетерах» нечто очень знакомое вам? [/b]– Безусловно, нам это было знакомо. Я, например, безрассудных поступков в своей жизни совершал миллион. И в личной, и в профессиональной. Наверное, очень много себе подпортил этим – за 40 с лишком лет профессиональной жизни. Много чего натворил. Например, я все время пытался ломать условности, которые нам создавало и то общество, и нынешнее. Я не люблю их, не хочу жить в рамках – мне это неинтересно. Скажем, я одним из первых в советские времена, когда это было очень чревато, бросил театр и ушел в свободное плавание, хотя всегда был успешным театральным артистом. То есть карьера у меня складывалась очень хорошо. Но, бросив театр, совершенно не страдал. [b]– Это было связано с каким-то конфликтом?[/b] – С тем, что я был поставлен в зависимые условия, которые мне не нравились. А мне хотелось иного. Подвиг для книги Гиннесса [b]– Все предыдущие версии киносаги о мушкетерах буквально пронизаны «шутками юмора». А во время съемок нового фильма о гасконце и его друзьях что было самым забавным?[/b] – То, что мы все через 30 лет сумели сесть на лошадь, взять в руки шпагу и владеть ею весьма правильно. Вот это самое забавное – это вообще история для книги рекордов Гиннесса. Потому что ничего подобного в синематографе не было. Это факт. [b]– Игорь Старыгин (бессменный очаровательный Арамис) говорил, что с удивлением вновь обнаружил у себя навыки фехтования, полученные 30 лет назад. А у вас как с этим обстояло? [/b]– Хуже. Но тем не менее я тоже довольно быстро все вспомнил. К тому же у меня очень много знакомых спортсменов и каскадеров, которые мне в нужный момент помогли. С лошадьми – тоже. Практически сел и поехал. Конечно, страх был какой-то – просто потому, что я как минимум 10 лет не сидел в седле и заранее не тренировался. Уроки от Эфроса [b]– Наверное, к вам не раз обращались с предложениями вести свой актерский курс, школу? [/b]– Обращались. Но я отказываюсь: это ведь такое сложное, серьезное дело. Надо этому посвятить жизнь: либо ты этому отдаешься полностью, либо этим не занимаешься. [b]– А если бы вдруг согласились, чему бы в первую очередь учили студентов?[/b] – Тому, чему меня научил Анатолий Васильевич Эфрос – я с ним проработал 20 лет в театре, попал «в первые руки» после театрального училища: он, собственно, сделал из меня артиста. Я бы научил их становиться личностью в профессии. Искать в себе те самые качества, которые могут сделать из тебя личность – и актерскую, и человеческую, и гражданскую... Это главное. И самостоятельно мыслить, конечно, соображать. [b]– Могли бы рассказать о каком-то эпизоде общения с мэтром, который вы вспоминаете до сих пор – с удовольствием и с пользой для себя?[/b]– Таких моментов много, и все – знаменательные. Я переиграл у Эфроса такое количество знаменитых театральных ролей… Первая такая роль – Треплев в «Чайке». Однажды Эфрос сказал мне важную вещь – не только мне, он многим это говорил. Представляете, идет репетиция – а он еще очень любил импровиз, у него была целая система этюдов; артисты ведь очень любят пофилософствовать по поводу того, что вот в этой роли можно сделать так или этак, начинаются пространные разговоры– и вдруг он в какой-то момент говорит: «Стоп». В первую очередь – обращаясь к артисту, который особенно сильно философствует. «Покажи», – говорит. Это «покажи» меня тогда поразило – мол, это твоя профессия. Не разговаривай – возьми и покажи! В роли «гарнира» – и не только [b]– В каких проектах вы заняты сейчас?[/b] – Очень много предложений, и театральных, и в кино – но последние все какие-то неинтересные. Театральные гораздо лучше. А вообще-то у меня творческая жизнь расписана на полгода вперед. [b]– Но в кино все-таки снимаетесь?[/b] – Постольку-поскольку – деньги нужны. Есть недвижимость, надо расплачиваться с банками и т. д. Какие именно проекты, не буду говорить, потому что я суеверный. Но… если бы были интересные, я бы все же рассказал. [b]– То есть вы сейчас играете кинороли, которые вам заведомо не по душе? [/b]– Практически да. Я понимаю, что по возрасту не могу претендовать на других персонажей. Время ушло. Режиссеры используют меня, мои профессиональные качества как «хороший гарнир». Да и не только меня – многих моих коллег нашего поколения. Когда нужно поддержать новую «звезду» (при этом не важно, какая она на самом деле «звезда»), берут артистов, которые наверняка составят «вкусный гарнир»: с нами не пропадешь. Вот в этом качестве я в основном и снимаюсь в последнее время. С профессиональной точки зрения такое эгоистическое отношение к нам совершенно нормально. Потому что уже следующее после нас поколение, и особенно совсем молодые, к сожалению, профессионально подготовлено гораздо хуже нас, и завидовать им – смешно. Так случилось, так произошло. [b]– А в театре вам сейчас тоже предлагают всякие «гарниры»?[/b] – Нет, есть более интересные проекты. Например, есть предложение сыграть Чехова – компиляцию его одноактных пьес в оригинальной инсценировке. Предложили современную пьесу, очень любопытную. Сюжет построен как «12 подвигов Геракла» – состоит из 12 миниатюр, все они замешаны на отношениях мужчины и женщины в семье. Еще в «Парфюмере» Зюскинда предложили роль – отца главного героя, которого Хоффман сыграл в кино. [b]– Все это антрепризы?[/b] – Естественно. В репертуарном театре я последний раз отказался работать, когда несколько лет назад приглашали в «Современник». Этот этап я прошел – вкусил все это в полной мере. Жена, слава богу, продюсер… [b]– Когда вы ушли из репертуарного театра, ваша супруга поддержала вас в этом? [/b]– Да, слава тебе, Господи, жена меня поддерживает. Она ведь профессиональный продюсер, с профильным образованием, в принципе этим занимается. Так что помогает мне очень во многом, потому что я не слишком практичный человек. Кто-то сумел стать продюсером, коммерсантом, а я не сумел. [b]– То есть она у вас тоже «мушкетер» – в смысле человеческой дружбы?[/b] – Она, по крайней мере, пытается меня понимать. Это уже хорошо. Вообще в отношениях между мужчиной и женщиной, помимо всего прочего, это один из очень важных факторов: то, что супруга пытается понимать человека, который рядом с ней. Понимать и помогать. [b]– Да, это редкое качество. [/b]– Очень редкое – а сегодня-то уж особенно. Вы же знаете, к чему стремятся современные девушки, мальчики. [b]– Какое качество женщины способно вас вывести из себя? [/b]– Неуважение к мужчине. [b]– И как же надо его уважать? [/b]– Во всех ипостасях. Может быть, это не всегда приятно, но уж если ты с мужчиной познакомилась и он тебе понравился, то будь добра, уважай, если хочешь взаимности. Я так думаю. [b]– То есть любое качество мужчины надо принимать как должное?! [/b]– Не принимать, а уважать. В этом мудрость женщины. И суть природы отношений. [b]– Что вы хотели бы пожелать нашим читателям в новом году, который назван Годом семьи?[/b] – Я бы пожелал всем самоуважения. Ведь если мы создаем семью, мы ее строим на перспективу того, что у нас появятся дети, внуки. Была такая цитата Рейгана, которая у нас в свое время замалчивалась. Он сформулировал эту мысль очень четко: «Сильная нация – это сильная семья». Вот об этом надо думать. [b]Досье ВМ: [/b]Народный артист России (2005). Родился в Москве. В 1965 году окончил Театральное училище им. Б. Щукина. Работал у Анатолия Эфроса в «Ленкоме» и в Театре на Малой Бронной. В кино Валентин Смирнитский дебютировал в 1965 году в фильме режиссера Вадима Дербенева «Последний месяц осени». Известность пришла к актеру во второй половине 1960-х, когда он сыграл в нескольких популярных картинах – например, в комедии Евгения Карелова «Семь стариков и одна девушка». Cнялся почти в 50 картинах. В их числе «Щит и меч» (1968), «Преждевременный человек» (1971), «Д’Артаньян и три мушкетера» (1978), «Однажды двадцать лет спустя» (1980), «Отцы и деды» (1982), «Прохиндиада, или Бег на месте» (1984), «Визит к Минотавру» (1987), «Мушкетеры двадцать лет спустя» (1992), «Дон Кихот возвращается» (1997), «Любовь зла...» (1998) и др. До недавнего времени – актер Театра Луны («Путешествие дилетантов», «Ночь нежна»). Сейчас в репертуарном театре не служит – занят в нескольких популярных антрепризах и кинопроектах. Женат третьим браком, имеет сына и дочь.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse