Патриотизм не для мебели

Патриотизм не для мебели

Общество

[b]С открытым письмом в редакцию «Вечерней Москвы» обратился директор мебельной фабрики «МООН» Евгений Владимирович Шаманский.[/b]Сегодня мне бы очень хотелось поговорить о патриотизме. Но не о том «местечковом» или «лапотном» патриотизме, которым нас часто потчуют политики, и даже не о ностальгии по патриотизму советскому, пионерскому, которого, увы, уже не вернешь. А о патриотизме новом, том, который мог и должен был родиться в каждом из нас, если мы еще не полностью утратили то самое понятие, которое ученые-этнографы называют «чувством национального самосознания».Я никогда не задумывался о том, насколько я патриот. Не до того было. Нужно было поднимать фабрику, налаживать производство. Одним словом, меня, как и большинство из нас, заедала текучка. Но вот прошло несколько лет, наше предприятие более-менее стало на ноги, и к чему мы пришли? Оказалось, что, вкладывая все силы в производство, в экономические мощности и борьбу за качество, мы прозевали главное. Мы прозевали, или почти прозевали собственное будущее, а что еще страшнее, будущее наших детей.Я никогда бы не впал в патетику, и не стал употреблять таких высокопарных слов, но посмотрите сами — во что мы превратились? Такое ощущение, что мы вообще забыли и корни свои, и традиции. Мы, как стадо баранов, жуем предложенную кем-то жвачку, рассуждаем о космополитизме и ментальности (через раз понимая, что это такое), а Новый год встречаем не с Дедом Морозом, а с Санта-Клаусом. И даже не задумываемся о том, во что превратили страну и самих себя. Предложи сегодня каждому из нас на тысячу рублей выбрать подарок и спроси: «Тебе какой? Импортный или российский?» — ни на минуту не задумаемся — «Импортный!» И будем потом, с нарочитым сожалением, минут десять рассуждать на тему, что, дескать, российские товары, конечно, лучше.., во всяком случае, дешевле.., но качество, господа, Качество!..И ведь никто даже не попытается разобраться, а что там у нас на самом деле с качеством? Есть ли? Нет? А может, мы уже все-таки научились и даже переплюнули Запад? Куда там! Повторяем, как «Отче наш», что российские товары, увы, хуже импортных и что нужно всячески поддерживать российского производителя, чтобы он наконец, научился, достиг…А кто должен поддерживать? Государство? Но я не встречал ни одного успешного предпринимателя, во всяком случае, в своей отрасли, который жаловался бы на правительство. Нас, производственников, все устраивает. Или почти все. Не устраивает отношение своих же сограждан к тому, что мы делаем. Глобальное отсутствие понимания и уважения не устраивает.Недавно мы с моими коллегами решили провести очередную акцию «Покупаем наше!». Если кто помнит, то это такой мебельный праздник в поддержку российского производителя и для российского покупателя, с призами, подарками, лотерейными билетами, отличными выигрышами, бесплатным концертом и т.д. и т.п.Нужно сказать, что эта акция действительно пользуется популярностью у москвичей. Но мы заметили и один негативный момент. Слова «в поддержку российского предпринимательства» вообще никто не замечает. Они просто выпадают из контекста. Ну действительно. Должна же акция кого-нибудь поддерживать, так почему бы не предпринимателя, тем более, своего, отечественного. Поэтому мы решили, что будет справедливо, если наши инициативы по поддержке авторитета «этого самого предпринимателя» будут облечены в иную, менее конфетную и рекламную, что ли, обертку. Что пришла пора создать движение, подчеркиваю, некоммерческое патриотическое движение, где все участники могли бы обсуждать проблемы продвижения российских производств и продуктов, взаимодействия с потребителями и взаимопонимания с ними же и друг с другом.Даже название движению мы подобрали нейтральное и не очень партийное — «Наше». По этому поводу была собрана конференция в «АиФ», куда мы пригласили журналистов, которые, по задумке, должны воспринимать ситуацию так же остро, как мы, находится на передних рубежах общественной жизни, словом, быть в авангарде.Но, к нашему большому сожалению, оказалось, что «западная зомбированность» наших соотечественников достигла критической отметки и что даже журналисты, то есть люди с обострённым восприятием действительности уже не в силах противостоять глобальному западному пиару. У меня сложилось ощущение, что вопросы журналистов писал один и тот же «Дядя Сэм». Поймите меня правильно, я не хочу обвинять нашу прессу в продажности, я скорее, склонен думать, что многие вещи происходят из-за простого недопонимания или нежелания думать.На конференции одна журналистка из подмосковной газеты вполне искренне спрашивала у нас, зачем, дескать, изобретать акцию по продвижению российских товаров, если наш народ, цитирую, «уже сделал свой выбор. Что плохого, если в конкурсах типа «Народной марки» побеждают Самсунги и иже с ними?» Отвечаю — все плохо. И то, что такой вопрос возникает у совсем юной девочки, и то, что она искренне считает, что глобальная победа западных товаров над нашим рынком ничем Отечеству не грозит, и то, что наши СМИ даже не пытаются отделить зерна от плевел, а хорошие товары от плохих, и стригут всех под одну гребенку.Я не буду пытаться защитить все наши товары разом. Это глупо. Многое мы еще действительно не умеем делать «на отлично». Но ведь суть нашего движения и заключается в том, чтобы выделить ЛУЧШИХ, чтобы воспитывать свой патриотизм на примере этих ЛУЧШИХ. Именно поэтому в движение пришли мебельщики, пришла та отрасль, продукция которой сегодня намного опережает по качеству импортные аналоги. И опять же, пришли не все мебельщики, а лидеры рынка. Мне не очень удобно хвалить собственную продукцию, поэтому буду апеллировать к продукции моих коллег, того же холдинга «8 Марта», возглавляемого Михаилом Кравченко. Уверен, что Мишины диваны и кресла просто не имеют аналогов в Европе по соотношению материал—дизайн—качество. И эта мебель доступна большинству наших граждан, в отличие от лучших западных образцов, которые (но далеко не все, а только коллекционные) может быть, и выполнены так же безупречно, но продаются у нас за астрономические суммы.Чтобы не возникло иллюзии самоуспокоения и хвастовства на пустом месте, могу сообщить читателям следующее. В июне этого года наша фабрика «МООН» и фабрика «8 марта» затеяли беспрецедентный эксперимент. Мы пригласили для оценки нашей продукции ведущих мировых производителей мебели, в частности глубоко уважаемого мной итальянского мебельного магната Альберто Ниери. Мы не будем «специально» к приезду авторитетного жюри изготавливать «опытные образцы».Мы предложим экспертам протестировать любую модель из потока в цехах, или из тех изделий, которые находятся в торговых залах. И мы абсолютно уверены, что не ударим в грязь лицом.Поэтому, когда журналисты задают нам вопрос о том, какая связь между мебелью и патриотизмом, я смело могу ответить — прямая! Наша отрасль, одна из немногих отраслей в экономике, которая вроде бы находясь в тени и не являясь «притчей во языцех», тем не менее, играет самую важную роль и в жизни страны, и в жизни отдельных граждан. Все граждане России, более или менее, ознакомлены с проблемами нашего отечественного и многострадального автомобилестроения. Но сколько автомобилей нужно стране в пересчете на душу населения и сколько мебели? Мебели для домов, квартир, школ, больниц, библиотек, концертных залов, стадионов и т.д.и т.п. Количество единиц продукции измеряется для государства сотнями миллионов. И все эти товары выпускают мои коллеги, в большинстве своем частные предприниматели. Теперь представьте, сколько человек трудится на этих производствах, особенно с учетом того, что мебельная промышленность, одна из самых «человекоёмких». Таким образом, если бы наш патриотизм и был «чисто мебельным», то это был бы патриотизм миллионов граждан, в любом случае. И мы гордимся, что на большинстве мебельных производств зарплаты и условия труда значительно выше среднестатистических. Соответственно, мы можем себе позволить «радеть за отечество», потому что на собственной шкуре испытали и все прелести экономических кризисов, и дефолтов, но выстояли и научились процветать, работать и жить достойно.Во многом, мне кажется, успех отрасли определяют люди, которые в ней работают. Нас вряд ли можно назвать «новыми русскими», даже не смотря на обилие сотовых телефонов на душу одного директора. Я доподлинно знаю, как многим из нас далось становление собственных производств, через какие труд и пот нужно было пройти, сколько сил отдать, чтобы фабрики заработали на полную катушку. Я, например, свой первый диван сделал потому, что мне элементарно не на что было его купить, с этого, собственно, и началась история фабрики «МООН». Издательство «Новый каталог» (много и плодотворно работающее на ниве мебельной журналистики) — это единственное, известное мне издательство, которое не принадлежит «богатому дяде», а существует благодаря стараниям обычных, не зависимых ни от кого, журналистов. Торговые комплексы «Гранд» и «Три Кита» задумывались небольшой группой сотрудников старейшего мебельного магазина «Ленинский, 101» из чувства неудовлетворенности существующим положением дел и уверенности в возможности доказать всему миру, что новая Россия не будет жить и торговать по старинке. Теперь все наши предприятия, равно как и предприятия тех моих коллег, о которых я не успел вспомнить сегодня, — это легенды русского бизнеса. Но, повторюсь, за каждой легендой стоят конкретные, живые люди. Об одном из этих людей мне хотелось бы рассказать особенно подробно. Я имею в виду Сергея Васильевича Зуева, президента торговых комплексов «Гранд» и «Три Кита».Лично с Зуевым мне удалось познакомиться совсем недавно. В основном я знал об этом человеке ровно столько, сколько знают и все остальные москвичи. И не могу сказать, что «знал» — это правильное слово. Скорее, я слышал. Читал в газетах. А то, что газеты писали о Зуеве — ни для кого не секрет. И в аферах с таможней его обвиняли, и в нечестных выборах, и еще черт знает в чем. Мне только всегда было непонятно — почему и кому это нужно? Что мы знаем, или что могут знать журналисты о действительном положении дел? Ведь всегда есть факты, а есть домыслы, и есть наше, сугубо русское, отношение к происходящему: то ли он у кого-то украл, то ли у него что-то украли, но, в общем, история там нечистая.Но это слова. А есть факты. Реальные, несокрушимые, в прямом смысле слова, очевидные для всех и каждого. Это те самые торговые комплексы, признанные («Три Кита») самыми крупными мебельными центрами в Европе и даже занесенные в книгу рекордов планеты. Заметьте, не в Америке они построены, не во Франции, а у нас — в Москве. Построены гражданином России и на российские деньги.Весь мир нам аплодирует и завидует, а нам самим, извините, «по барабану». Нам скандал важнее! Самое главное, что все эти гигантские торговые площади не простаивают, а работают, и работают успешно. В «Китах» представлены товары почти 400 российских мебельных фабрик, и очередь, чтобы создать там свою экспозицию, растянута на годы. Я сам стоял в этой очереди, и на собственной шкуре убедился, что для того, чтобы быть представленным в «Китах», нужно, чтобы твоя продукция действительно была лучшей. Предоставь аргументы в виде товара, лучшего, чем у конкурента, тогда будут с тобой разговоры разговаривать. Кстати, стимул для производителя прекрасный. Если продажи падают, спроса на твою мебель нет, будь добр — уступи место коллеге. И лелей надежду на возвращение на самую престижную московскую мебельную арену и опять создавай достойный товар.Я недавно узнал, что первый мебельный центр «Гранд» был построен Зуевым во время того самого знаменитого дефолта 1998 года. Точнее, маленький «Гранд» существовал где-то в Митине, а огромный центр на Ленинградке активно строился. Говорят, что многие его приятели, серьезные финансисты, предприниматели, только за голову хватались, дескать, «куда ты лезешь»!? Шансы прогореть и потерять деньги были так велики, что не нужно было быть великим провидцем, чтобы миллион раз перестраховаться и заморозить любую стройку. А он строил. Упорно, уперто, без комментариев. Строил, без малого, 30 тысяч квадратных метров. Потом, строил 96 тысяч метров «Китов», сейчас модернизирует «Гранд» еще на 115, в перспективе торговый город в Реутове и новые 240 тысяч квадратных метров. Да любое иностранное правительство, будь у него такой Зуев, пылинки бы с него сдувало. Это сколько же рабочих рук задействовано, сколько семей стало жить лучше, сколько денег освоено, и самое главное, что все это остается в России. А мы, его родные соотечественники, вместо того чтобы благодарить Зуева, еще и «колбашим» его в прессе. А национальный герой у нас — Билл Гейтс! Хотя, по моему глубокому убеждению, пусть бы господином Гейтсом гордилась Америка, а мы должны знать своих лидеров, и не только тех, кто, как Савва Морозов, жил в далеком российском прошлом, но и нынешних. Вот тогда мы сможем всерьез рассуждать о патриотизме. Патриотизме «мебельном», «немебельном», но главное – не «для мебели».Мне очень важно, чтобы каждый из нас задумался хоть на минутку, в какой стране мы живем и к чему стремимся. Задумался и понял, что «наше будущее» – это не термин, придуманный журналистами, а то, что нас всех ждет уже завтра и послезавтра.И если кто-то, как мы с моими коллегами, задумает хорошее и нужное дело, неважно, что это будет — патриотическое движение «Наше», союз взаимодействия производителя и покупателя, фонд поддержки или фонд взаимовыручки — я уверен, что мы сможем успешно сотрудничать. Главное, чтобы не было равнодушных![b]С уважением к читателям «Вечерней Москвы»,президент группы мебельных компаний «МООН» Евгений ШАМАНСКИЙ[/b]

Google newsGoogle newsGoogle news