Михаил Антонцев дал интервью специально для «Вечерки»

Михаил Антонцев дал интервью специально для "Вечерки"

Общество

[b]– Михаил Иванович, вашей комиссии достался, вероятно, самый проблемный участок работы – тут и непростые трудовые отношения, включающие в себя огромный пласт проблем: оплата труда и охрана труда, занятость, развитие системы социального партнерства и т. д. и т. п. И плюс вся социалка, все в одном «флаконе». Как говорила героиня популярного фильма «Тяжело!…»[/b] – А герой фильма – товарищ Сухов – ей отвечал: «Конечно, тяжело…» Скажу вам так: в любом деле важна, просто необходима хорошая команда, без нее никуда. И вот я считаю, что наша комиссия, наша команда, если хотите, как раз такая: слаженная, «сыгранная», мы работаем вместе уже не один год. Это и Евгений Герасимов, который в то же время возглавляет комиссию Думы по культуре и массовым коммуникациям, и Евгений Бунимович, и Татьяна Потяева – председатель и заместитель председателя Комиссии Думы по науке и образованию, и Людмила Стебенкова – председатель Комиссии Думы по здравоохранению... Все они – профессионалы, мастера своего дела, активные, неравнодушные, творческие люди. Возьмите ту же, как вы ее называете, «социалку». Здесь важен такой принцип работы, когда соединяются пожелания «снизу» и предложения от органов исполнительной власти. Депутаты Мосгордумы тесно и плодотворно работают с общественными организациями, активистам из числа ветеранов, молодежи, профсоюзов, партий, объединений по месту жительства, старшими по домам, депутатами районных собраний. С правительством Москвы, мы практически одинаково видим как проблемы, так и пути их решения. Такое единодушие сложилось с руководителями социального блока столичного правительства – с Людмилой Ивановной Швецовой, руководителями комитетов и департаментов, деятельность которых направлена на решение социальных вопросов. Мне, например, помогает опыт работы в профсоюзной среде – многие проблемы знаю изнутри. [b]– C какими вопросами к вам обращаются москвичи? [/b]– Да с самыми разными. Приходилось заниматься возвращением матери несовершеннолетнего сына, волею судьбы оказавшегося за границей, и общаться с экстрасенсами, посулившими обратившемуся к ним пенсионеру найти угнанный у него автомобиль, и не один месяц добиваться сохранения для города коллекции картин старой Москвы, представляющих несомненную художественную ценность. А вот недавний случай: ко мне на прием пришла группа диспетчеров, работающих в ДЕЗах. Дело в том, что в прошлом году прошла реорганизация ДЕЗов – изменился статус этих государственных учреждений, увеличилась ответственность их работников. Согласитесь, диспетчер не такая уж и легкая работа, как кажется… [b]– И очень нервная[/b]. – Да просто нервный узел всей системы, в которой диспетчер – всегда «крайний»! Свет не горит, кран течет, дверь не закрывается, ремонт не делают и т. д. и т. п. – сразу к ним. Ну, что вам рассказывать очевидные вещи, каждый из нас с этим сталкивается. Так вот, в результате проведенной реструктуризации всем работникам системы установили новые должностные оклады. А этих людей, мягко говоря, забыли. А может, даже и не забыли – посчитали, что они не заслуживают более высокой зарплаты. Как бы там ни было, явная несправедливость налицо: диспетчеры инженерных служб стали получать зарплату почти на 25% меньше, чем должны были бы с учетом произошедших изменений. [b]– И вам удалось им помочь?[/b] – Выяснив все обстоятельства дела, мы обратились к Петру Павловичу Бирюкову, который курирует в правительстве этот круг вопросов, в Департамент финансов города Москвы. Нам удалось убедить представителей исполнительной власти пересмотреть систему оплаты диспетчеров, и общими усилиями с городским отраслевым профсоюзом мы смогли добиться нового постановления правительства Москвы, где и была восстановлена справедливость. Диспетчеры не только получили другую – более высокую – зарплату, им возместили недоплаченные деньги с октября в полном объеме. Или такой момент. Не секрет, что в последнее время к вопросам охраны труда отношение, мягко говоря, поверхностное. Как было раньше? Случись где-то на предприятии ЧП – сразу расследование. И если установлено нарушение правил охраны труда – летели головы ведущих инженеров! Да и само предприятие «рублем» наказывали. Сегодня, к сожалению, у нас сплошь и рядом нарушения этих правил, но они не являются основанием для наказания, особенно в малом и среднем бизнесе. Пострадавшие получают возмещение не от предприятия, а в рамках страхования – от государства. И вопрос этот надо решать, требования к работодателю должны жестко прописываться в законодательстве, в частности, условия обеспечения безопасности тех или иных работ. В течение ближайших месяцев мы пересмотрим городской закон «Об охране труда», где и будут учтены эти вопросы. И вот вам пример буквально из окна рабочего кабинета в Мосгордуме. Я наблюдал, как на одном из соседних домов ремонтировали кровлю. Люди работали на крыше здания, на скользкой поверхности, и ни тебе средств защиты, ни тебе страховки! К сожалению, только после моего вмешательства у рабочих появилась страховка: канаты, крепления... [b]– Вы помянули «прежние времена». При советской власти порядка было больше?[/b] – Да как посмотреть... Понимаете, при социализме была строгая система, рабочие знали, куда идти жаловаться, если начальник действует не по закону: или по партийной линии, или по профсоюзной. Я работал в те времена и могу с уверенностью заявить: интересы рабочих людей отстаивались, только если они обращались в СИЛЬНЫЙ профком или партком – там, где работали люди, небезразличные к рядовым сотрудникам предприятий. Но ведь были же и другие, которые отмахивались от жалоб, пока «сверху» не приходила инспекция! Да, на предприятиях парткомов уже нет. Но есть профсоюзы, сотрудничая с которыми, нам общими усилиями удается решать многие проблемы. В частности, ту самую проблему диспетчеров, о которой я говорил. Сейчас иная ситуация. И многие проблемы остаются «за кадром» не из-за того, что некуда жаловаться, не из-за того, что люди не знают, куда пойти со своей бедой, а из-за отсутствия уверенности, что их проблемы будут решены, что они смогут чего-либо добиться таким путем. Люди держатся за свои рабочие места, им важно получить свою зарплату, невзирая на те условия, в которых им приходиться работать, не задумываясь о том, какие «болячки» могут проснуться у них в будущем из-за вопиющего нарушения правил техники безопасности на рабочем месте, какой будет их пенсия в случае получения оплаты труда в конвертах. [b]– Да потому что боятся люди остаться безработными! Знаете, как сейчас хозяева предприятий говорят? Не нравится – пошел вон![/b] – Да знаю. В комиссию звонки раздаются практически еженедельно: кто-то не получил деньги за выполненную работу, кого-то несправедливо понизили в должности, кому-то, вот как вы говорите, – «пошел вон» – предложили уволиться в течение дня без разъяснения причины... Но как только этих людей просят назвать предприятие и написать письменное заявление, они пугаются: «Нет-нет! Ни в коем случае!», и хранят строгое инкогнито. В лучшем случае, называют предприятие и просят прийти с проверкой. Люди не задумываются о том, что, объединив усилия, сообща, можно добиться положительных результатов. Многие из них уже позабыли о такой организации, как профсоюз, спрашивают: «А что, профсоюзы еще живы?» Живы! Да, они не так распространены, как в советские времена! Только сейчас они занимаются не распределением талонов в очереди на автомобили, раздачей продуктовых наборов или льготных путевок, они РЕАЛЬНО отстаивают трудовые интересы рядовых сотрудников. И если профсоюзный лидер неравнодушен и компетентен, он скорее всего сумеет защитить законные права работника. А люди, к сожалению, не верят. [b]– И как же, по-вашему, переломить эту ситуацию? Заставить людей поверить?[/b] – Заставлять делать что-либо помимо собственной воли нельзя. А вот почаще рассказывать о положительных примерах, о том, как людям удается отстоять свои права, можно, нужно, в том числе и вашим коллегам – журналистам. А не увлекаться погоней за сенсациями или, как сейчас говорят, «гнать на страницах безнадежную чернуху» – к «Вечерке» это, слава богу, относится в меньшей степени. И ведь меняется жизнь, меняется ситуация! Скажем, лет пять-шесть назад столько в Думу было обращений по поводу задержек и невыплат зарплаты – просто обвал! Я помню, как нам приходилось решать этот вопрос с заводом «ЗИЛ», который, кстати, находится на территории моего избирательного округа, – рабочим задерживали зарплату на три-четыре месяца. Сегодня такой проблемы уже нет. Нам удалось создать систему досудебного разрешения трудовых конфликтов: за 2007 год было улажено более 50 коллективных конфликтов на предприятиях. То есть мы приходим к тем нормам, которые приняты и развиты в нормальных цивилизованных странах. [b]– В последний раз мы с вами встречались в декабре, говорили об итогах Года ребенка, и вот теперь он плавно и логично перешел в Год семьи…[/b] – По Году семьи нам предстоит сделать немало. Будет продолжена адресная материальная поддержка московских семей. Уже с 1 января установлен статус многодетной семьи до исполнения 18 лет младшему ребенку, а не старшему как это было до сих пор. Мы предполагаем существенно усилить давление на «алиментщиков-уклонистов», увеличить доплаты и натуральную помощь неполным семьям, матерям-одиночкам. И еще один момент: семья – это не только детишки с родителями, это еще и бабушки с дедушками! На 2008 год предусмотрено поэтапное повышение городских доплат к пенсиям. С 1 февраля сумма пенсии и доплаты будет составлять 1,25, а с 1 декабря – 1,5 прожиточных минимума. Одной из целей программы является изменение отношения молодежи к самому понятию семьи. У нас в России семья – это не только фамилия (family), а «семеро, похожих на меня»! Семейные радости – это не только возможность пожить вместе, получая удовольствие, это еще и огромная ответственность за судьбы своих детей. Привлечение внимания всего городского сообщества к проблемам семьи, ее достойная поддержка должны стать реальным вкладом столицы в дело, которое считается в нынешнем году приоритетным во всей России. Работы много. Это и сокращение очереди на жилье – ипотека до конца не доработана. Не решен еще вопрос с уровнем оплаты труда в негосударственном секторе. До конца не решен вопрос с мигрантами. Не приняли закон «О социальном обслуживании в городе Москве». Очередь на детские сады все еще существует. Значит, есть еще над чем работать. Отчетливо различая свет в конце тоннеля, мы хорошо понимаем, что пройти его будет совсем не просто, да и путь не близкий. Но знаю точно, что направление мы выбрали правильное, а главное – уверены в своих силах.

Google newsGoogle newsGoogle news