Стоит ли ожидать скорой деноминации российского рубля

Бизнес

Действительно, у нас народонаселение всегда с недоверием относится к любым денежно-купюрным реформам. Суть опасений неизменно сводится к тому, что изменение номиналов денежных единиц не всегда приводит к изменению номинала цен, которые могут скакнуть при реформистской неразберихе чуть ли не на порядок. К слову, даже немцы при переходе с марок на евро столкнулись с тем же феноменом, поскольку то, что стоило пять марок, торговцы оценили чисто автоматически в пять евро, «забыв», что таким образом цена подскочила сразу в три раза. У нас тем более население просто травмировано денежными реформами – что сталинской, что павловской. А потому волнение, вызванное новым «инсайдом», понять можно. Что же случилось на самом деле? Отчего в призрак деноминации так дружно поверили, несмотря на решительное опровержение Центробанка, который от всех навязчивых слухов решительно отмежевался. Объяснения могут быть двух порядков. Во-первых, досужие умы выявили ряд, как им показалось, косвенных признаков грядущих изменений. А, во-вторых, некоторые заинтересованные круги решили сыграть на наших традиционных страхах. Тем более что «специалисты» стали намекать: власть обеспокоена ростом цен, а так хотя бы внешне можно их будет свести почти к легендарным советским. Итак, известно, что в оборот может быть запущена купюра в десять тысяч рублей, дизайн которой во многом отличается от принятых ныне денежно- эстетических изысков. Многие знатоки тут же расценили такой поворот оформительской мысли как верный признак появления купюр нового поколения. А новые деньги всегда ассоциируются с кардинальными изменениями. Мало того, как утверждают, некий умелец вывесил в Интернете свою дипломную работу, посвященную, как вы уже, вероятно, догадались, новому облику российской валюты. В конце концов, нет преград дизайнерской мысли. Вот только на фоне неприятных разговоров и достоверных слухов личный взгляд был воспринят как утечка сокровенных правительственных планов И вся инсайдеровская информация сразу приобрела зримый облик. Словом, мысль о неизбежной деноминации стала овладевать массами. Некоторые даже заранее стали запасать монетную мелочь, насмотревшись, видимо, фильма «Менялы» и будучи уверенными, что монеты свой номинал долгое время сохранят. Но пока (на ближайшие несколько лет) речь о деноминации идти не будет. В 1997 году, срезав три нуля, правительство боролось со всеобщей долларизацией экономики. Тогда я сам с гордостью писал, что отныне рубль равен французскому франку. Но все смешал последовавший затем крах пирамиды ГКО. Теперь никаких посылов к стиранию пары нулей просто нет. Ни экономике, ни властям это просто ничего не даст. Одна суета и томление духа. Но ведь кто-то опять, как в 1961 и 1997 годах, пытался погреть руки хотя бы на распространении слухов о деноминации, грозящей-де скачком цен? Версий есть несколько. Во-первых, такая истерика на руку нечистоплотным риелторам, которые в последнее время столкнулись с затовариванием рынка жилья и даже некоторым откатом цен. Угроза деноминации и последующая прогнозируемая ценовая неопределенность могли бы подтолкнуть сомневающихся к ускоренной покупке жилья. Выигрывали от нагнетания напряженности владельцы ювелирного бизнеса. Да и банки могли бы, не повышая ставки депозитов, притянуть к себе лишние миллиарды рублей наших граждан, испугавшихся разного рода денежных обменов. Словом, на слухах у нас умеют зарабатывать. И вопрос – кому это выгодно? – имеет вполне конкретный ответ.

Google newsYandex newsYandex dzen