- Город

В «Лучшем из миров» все освещено иронией

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

Фитнес переезжает из душных спортзалов на крышу

Школы Москвы начнут учебный год в очном формате

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Профессор МГУ оценил опасность частых КТ-исследований из-за COVID-19

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

«По 500 тысяч долларов»: Пригожин рассказал о гонорарах Егора Крида

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

Рошаль оценил эффективность борьбы с COVID-19 в России

«Озноб, температура»: профессор РАН назвал признаки укуса энцефалитного клеща

Финансист ответил на слова Собчак об «идиотах» со сбережениями в рублях

Пожилых и людей с хроническими заболеваниями предостерегли от путешествий из-за COVID-19

В «Лучшем из миров» все освещено иронией

В школе драматического искусства показывают спектакль «Лучший из миров»

А вам не приходилось полежать в постели между Отелло и Дездемоной? Побывать на пиру Моцарта и Сальери, запив яд противоядием и послушав «Реквием», сыгранный на мокрых стаканах? Сжевать между делом бутерброд с вареной колбаской, под откровения молоденькой актрисы. Послушать арию товарищей по несчастью – Ленского и Татьяны, строчащих любовные письма и чуть ли не подравшихся, «редактируя» одно из таких писем (этого сюжета нет ни у Чайковского, ни у Пушкина). Все это и многое другое можно проделать, если вы попадете в «Лучший из миров» (спектакль Арсения Эппельбаума «Optimus Mundus»). Попасть туда непросто – на спектакль могут прийти всего шестнадцать зрителей (говорят, очередь по записи выстроилась уже на многие месяцы вперед, точно на какой-нибудь «дюфьцит»). По четыре на каждого артиста (Анна Синякина, Наталья Горчакова, Максим Маминов и Сергей Мелконян), которые наперебой уверяют зрителей в прихожей, что главную роль-то, конечно, играет именно он (она), а остальные лишь подыгрывают. В результате «жесточайшей конкуренции» (так, наверное, скоморохи на ярмарках завлекали публику к себе) они-таки завоевывают свою публику и разводят по «залам», предварительно переобув зрителей в домашние тапочки. Эпизоды из Пушкина, Шекспира и Островского играются в разных закоулках бывшего театра Анатолия Васильева на Поварской, зрительские ручейки то сливаются в речки, то вновь распадаются. Один из фокусов «Optimus Mundus» состоит в том алгоритме, благодаря которому состыкуются сцены, позволяя, например, певцу Максиму Маминову быть одновременно карающей дланью статуи Командора для одной четверки зрителей и Моцартом для другой. Не удивительно, если сцены и переходы выверяли с секундомером. Дети знаменитых родителей, как правило, рано или поздно становятся перед выбором – пойти ли своим путем или отправиться по стопам родителей, долгие годы изживая комплексы сына (дочери) знаменитости. Арсений Эппельбаум – сын Майи Краснопольской и Ильи Эппельбаума, создавших маленький, да удаленький театр «Тень», где детей завораживают рукотворными волшебствами, а взрослых – остроумными играми с классикой. Ничуть не комплексуя по поводу расхожего«природа отдыхает на детях гениев», он играет по правилам, впитанным с детства (разве что вместо кукол – актеры и певцы). Пусть иные говорят, что многие режиссерские приемы – часть домашнего воспитания, на одних приемах ведь далеко не уедешь. И вот вам результат – Арсений Эппельбаум соревнуется со своими родителями на ближайшем фестивале «Золотая маска» в номинации «Эксперимент». В «лучшем из миров» все освещено (или освящено) иронией. «Где ты, Дездемона? Тьфу, толстая какая», – ворчит, переползая в полной темноте по телам зрителей, уложенных под одеяло, нетерпеливый Отелло. Два Гамлета, вооружившись томиками с разными переводами, в «смертельном» поединке слов выясняют, чей «быть или не быть» лучше. Зрители, получив от актеров «исходящий реквизит» в виде искусственных цветов, закидывают четырех бенефициантов букетами, дабы те познали наконец, что значит слава. Оливия, заливаясь слезами над воспоминаниями о Виоле, которую она принимает за юношу, обнимает телевизор с видеокадрами «любимого» так страстно, что ящик ломается. «Ой, сломала», – испуганно пищит Оливия. «Сломала?!» – вопит из-за кулис «Виола». – Нам это все надо вернуть через час!» (привет имущественному разделу, который прошелся колесом по Школе драматического искусства вообще и лаборатории Дмитрия Крымова в частности: именно в ней поставили «Optimus Mundus»). Но когда Джульетта (Наталья Горчакова) и Ромео (Максим Маминов) рвутся навстречу друг другу – она – на «котурнах» в виде обломков балкона, он – распятый на «кресте» в виде вешалки с костюмами – смех смолкает, и зрители готовы сглотнуть комок в горле.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

184 969 + 1 329 (за сутки)

Выздоровели

244 097 

Выявлено

4 521 + 11 (за сутки)

Умерли

Александр Разуваев, экономист

Рубль сильнее, чем кажется

Екатерина Рощина

Как сохранить мужика любой ценой

Руслан Клинский

Карать ли за измену топором

Мехти Мехтиев

Учитесь жить по средствам

Виктория Филатова

Битва за Патриаршие

Дарья Завгородняя

Покупатель прав не всегда

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Достопримечательности в шаговой доступности

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите