- Выключить коронавирус

Все больше судебных процессов будоражат общественность

Подмосковные пропуска перестали действовать для поездок по столице

Коронавирус: главные события и цифры за сутки на утро 27 мая

Назначены даты проведения парада Победы и «Бессмертного полка»

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Жетончик и Ортем: москвичам предложили выбрать имя для чат-бота метро

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Финансист рассказал, как накопить и куда вложить деньги в кризис

Подмосковный фермер рассказал, как правильно выбирать клубнику

«Мухи не обидит»: друг рассказал об участвовавшем в перестрелке бойце ММА

Лучший повар Москвы рассказал, как определить прожарку мяса по ладони

Пять мифов о коронавирусе: где заканчивается правда о новом заболевании

«Его неправильно поняли»: Эдгард Запашный заступился за Пригожина

Эксперт рассказал, почему запрет на ввоз топлива выгоден для РФ

Названы группы риска, которые первыми нужно вакцинировать от COVID-19

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Все больше судебных процессов будоражат общественность

О нравственном благополучии общества судят по его отношению к детям и старикам

Думаю, что большинство наших читателей уже в курсе: в Питере бывший боксер, видимо, в состоянии аффекта, в прямом смысле забил педофила, который напал в подъезде на его приемного сына. Казалось бы, обычное уголовное преступление. Как говорят в милицейских кругах, раз есть труп, должен быть и виновный. Все так. Но небывалое дело: находящийся под следствием Кузнецов не заключен в СИЗО, а отпущен до суда под подписку о невыезде. И проблема не в том, что прокуратура не боится, как бы сильный и решительный человек не попытался воздействовать на свидетелей или скрыться. Просто не самые чувствительные люди в синих мундирах прекрасно сознают всю глубинную подоплеку случившегося в Питере, коренные жители которого, как традиционно считается, отличаются особой жизненной философией. Да, в первом приближении широчайшая моральная поддержка отца-защитника является, если хотите, сублимацией общественных нравов, настроенных на возвращение к смертной казни и жестким наказаниям преступников. Применяется же в некоторых государствах к такого рода насильникам простая процедура кастрации – иногда химической, а иногда и хирургической. Наша общественность давно взбудоражена разговорами о том, что пойманные педофилы получают лет семь, но уже через три-четыре года снова на свободе. А тут справедливое, как считают многие, наказание прямо на месте преступления. Конечно, самосуд! Но разве у нас не встречали прилетевшего из швейцарского узилища на родину Калоева почти как национального героя? Да и государственный пост ему доверили в Северной Осетии в обход действующих уже российских законов. И власти, и граждане самым показным образом продемонстрировали свое отношение к непростой пограничной ситуации – перекрестку морали и права. В этом и суть коллизии Александра Кузнецова. Столкновение формального закона и общих понятий о справедливости. Как говаривал еще отечественный златоуст Виктор Черномырдин, нам ничто не мешает перевыполнить наши законы. Но проблема куда шире ситуации и с Кузнецовым, и с Калоевым. Наше общество часто называют ленивым и нелюбопытным: дескать, россияне на выборы не ходят, на изменения в стране реагируют пассивно, с каким-то стоическим терпением и равнодушием. Словом, там, где нет активных граждан, нет и настоящего гражданского общества. Того самого, что не гнется перед служивой бюрократией, а, как на Западе, считает, что президент и министры суть нанятые нацией менеджеры. Но вот что характерно, все чаще люди проявляют завидную солидарность со своими согражданами, попавшими под топор закона в ситуациях, в которых мог бы оказаться любой из нас. Помните всеобщий взрыв возмущения, когда в стрелочника был превращен скромный шофер Олег Щербинский, тот самый, об автомобиль которого чиркнул губернаторский «Мерседес», уносивший в небытие Михаила Евдокимова? Не знаю, действительно ли местные прокуроры хотели любой ценой закрыть дело или, как утверждали изощренные наблюдатели, алтайским элитам надо было просто потянуть время до выборов и заодно погасить любые «домыслы» о подготовленном покушении. Но по всем крупным городам покатились авто с ленточками на антеннах, повязанными в знак солидарности с Щербинским, а самым распространенным плакатом, с которым россияне выходили на пикеты поддержки узника, был – «Мы все щербинские». Народная мудрость – «от сумы и от тюрьмы не зарекайся» – удивительным образом материализовалась тогда на просторах от Москвы до Иркутска. Затем было дело Поносова, скромного пермского учителя, ставшего жертвой такого распространенного в стране порока, как покупка нелицензионного программного обеспечения. И вновь пикеты, и вновь демонстрация живейшего участия со стороны нашего якобы пассивного общества. Дошло до того, что даже президент, весьма внимательно оценивающий общественные веяния, был вынужден урезонить прокуроров, поспешивших отчитаться, – приказали бороться с контрафактом со всей решительностью и непримиримостью, вот мы и отрапортовали. Не меньший резонанс получило дело Александры Иванниковой, убившей насильника-таксиста. Причем только благодаря активистам, сумевшим привлечь внимание к этой неоднозначной ситуации. Судебный процесс, в ходе которого постоянно выносились прямо противоположные решения, получил тогда огромный резонанс. И речь, в общем-то, не шла о каком-то беспардонном давлении на суд. Просто общественный интерес не позволил решить дело келейно, формально, отмахнувшись от показаний и фактов, не укладывавшихся первоначально в стандартный сценарий судопроизводства. Похоже, что активизация нашего гражданского общества подпитывается не надеждами на гражданские свободы, как это принято, а скорее вещами куда более утилитарными. Конфликтом распространенных понятий о высшей справедливости и существующих статей УК, неверием в эффективность силовых структур, экстраполяцией ситуаций с Кузнецовым, Калоевым, Щербинским на самих себя. Наконец, разочарованием в нашей судебной системе, лишенной, по мнению всевозрастающего большинства, такого инструмента наказания, как смертная казнь злодеев. А заодно вновь встает вопрос о допустимой самозащите перед лицом криминала. Ведь недаром отцы-основатели США когда-то определили свою страну как свободный союз вооруженных мужчин. Может быть, наше гражданское общество проходит как раз ту стадию? В свое время царь мог помиловать любого человека, обвиняемого в преступлении, если общество чувствовало его особую правоту. Те времена прошли. Теперь Александр Кузнецов, видимо, предстанет перед судом присяжных… Почетный адвокат России Яна ВОЛЬВАЧ: – Корни проблемы гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. В России всегда достаточно остро стояла проблема защиты детей. Недаром говорят, что о нравственном благополучии общества судят по его отношению к детям и старикам. Что касается аспекта сугубо юридического, то решающее значение в данном случае будут иметь конкретные обстоятельства убийства. Во-первых, состояние психики отца, убившего напавшего на его ребенка насильника. Во-вторых, вред (в данном случае смерть), причиненный насильнику, может быть расценен как результат превышения пределов необходимой обороны или превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. В подобных случаях ответственность тех, кто превысил рамки необходимой обороны, смягчена законодателем. Не следует забывать, что действия напавшего на ребенка человека подпадают под признаки преступления и влекут сами по себе по общему правилу уголовную ответственность. В данном случае, по моему мнению, вполне возможен и оправдательный приговор.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

67458 +5839 (за сутки)

Выздоровели

169303 

Выявлено

2110 +73 (за сутки)

Умерли

Михаил Бударагин

Россия — родина индейцев

Екатерина Рощина

Что не так с Эдуардом Успенским

Ольга Кузьмина  

Чего вы хотите от телевидения

Олег Сыров

Готовим дома: как зажарить личинку

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Когда чувствуешь себя оставленным

Анатолий Горняк

Старик умер, старик путешествует

Игорь Воеводин

Плюй на всех и набивай утробу

Сергей Капков

Город в шаговой доступности

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Первый на суше