- Выключить коронавирус

Быть волонтером- быть настоящим человеком

«Самый опасный этап»: назван главный источник второй волны пандемии

МИД ответил на обвинения в изготовлении фальшивой валюты для Ливии

«То же самое, что покинуть ООН»: что станет с ВОЗ после выхода из нее США

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Послабления в Москве могут быть приняты по истечении двух недель

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

«Докторша или женщина-врач»: когда Россия заговорит на языке феминитивов

Жители Москвы не увидят полное солнечное затмение еще 100 лет

В Совфеде уточнили, кого будут штрафовать при отказе от вакцинации

«Государство нас не ласкает»: зачем артисты обращаются за господдержкой

Тишковец рассказал, когда в Москву придет устойчивое теплое лето

Цискаридзе предрек катастрофу театральному искусству в России

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Врач предупредил об угрозе заражения COVID в ТЦ и салонах красоты

Подмосковный фермер рассказал, как правильно выбирать клубнику

Доктор Комаровский заявил о «глобальном разводе» в мире медицины

Быть волонтером- быть настоящим человеком

В России, как, впрочем, и на Западе, волонтерством по большей части занимаются студенты

В РОССИИ ВОЛОНТЕРЫ КОРМЯТ БЕЗДОМНЫХ, ПОМОГАЮТ ПОГОРЕЛЬЦАМ, ОПЕКАЮТ ДЕТЕЙ В БОЛЬНИЦАХ, СПАСАЮТ ПТИЦ Мы с сыном собрали небольшую посылку для детей, которые месяцами лежат в больнице. Ничего особенного: машинки, книжки-малышки, из которых мой 7-летний отпрыск уже «вырос», пистолеты, роботы – получился приличный пакет. Правда, мучили сомнения: может, это глупая затея и наши далеко не новые игрушки никому не нужны? Поиск волонтеров, которые помогли бы пристроить наше «богатство» по адресу, я начала с Интернета. Я даже предположить не могла, что волонтерских объединений в Сети окажется так много. Но как определить, кому помощь нужнее? Работа без зарплаты Точного числа волонтерских организаций в Москве, думаю, не назовет никто. По моим самым приблизительным прикидкам, их несколько сотен. Они разные по численности, сильно отличаются и по направлениям работы. На сайте www.dobrovolno.ru в разделе «Друзья» я насчитала 39 объединений, большая часть которых волонтерские. Из них 17 в той или иной мере занимаются проблемами детей: сиротами, инвалидами, больными раком, беспризорниками, 5 – проблемами экологии. Например, на сайте www.volonter-greenpeace.ru висит приглашение в лагерь WWF для помощи птицам, пострадавшим в Керченском проливе. Хотя мазут разлился там еще в ноябре, ликвидировать последствия этой экологической катастрофы придется еще долго. Есть объединения и фонды «широкого профиля», они координируют всю помощь: и детям, и старикам, и погорельцам, и заключенным – таких я насчитала 7. Некоторые (их было по 1) – «специализируются» на проблемах многодетных или помогают только старикам. На многих сайтах – там, где организуют добровольческую помощь в больницах, детских домах, хосписах (например, на www.miloserdie.ru), всегда есть конкретные истории людей, нуждающихся в участии. Причем не обязательно в материальном. Можно стать другом по переписке или работать координатором сбора средств на лечение: созваниваться, договариваться, а можно гулять с детьми из интернатов или просто в свободное время посидеть у постели больного старика. Так я ходила с одного сайта на другой, и в какой-то момент мне стало неловко: люди занимаются серьезными делами, а тут я со своими игрушками. – Напрасно вы переживаете. Каждый сам решает для себя: как и кому помогать. И нужно ли это ему вообще, – легко развеял мои сомнения Владимир, координатор волонтерской группы «Доноры – детям». Я поняла, что на подобные вопросы он отвечал уже сотни раз. Сам Владимир сначала стал донором, сейчас курирует несколько волонтерских групп – на общественных началах, фактически без отрыва от основной работы (Владимир – банковский служащий). – Знаете, как обычно бывает? – продолжает волонтер. – Люди заходят на страничку какого-нибудь фонда, читают истории, а потом… Прорыдаются и звонят, спрашивают, какая помощь нужна. Чаще всего это женщины: они и в больницы идут, и донорами становятся. К сожалению, мужчин среди волонтеров от силы наберется 10%. Последние опросы ВЦИОМ показывают, что стать волонтером выражают желание 40% респондентов. Нужен только толчок. Правы оказались и Володя, и ВЦИОМ – спустя пару месяцев после переданных мною игрушек я иду в 27-е отделение Российской детской клинической больницы (РДКБ). Где лежат самые «тяжелые» дети – с онкологией (о них неоднократно писала «Вечерка»). Слушать, слышать и не плакать Иду и очень переживаю: что говорить? Как поддержать мам, жизнь детей которых висит на волоске? – Многие волонтеры опасаются сделать именно первый шаг, поэтому мы всегда страхуем новичков, – моей наставнице Надежде всего 25 лет. Тем не менее она волонтер со стажем. До этого работала в программе, которую курировало правительство Москвы. Надя помогала детям беженцев из Чечни. Чтобы школьники не отстали в учебе от сверстников, пока родители оформляют документы, с детьми занимались студенты. – Хуже нет, когда волонтер впадает в истерику и начинает лить вместе с мамами слезы: ах, несчастные дети! – продолжает Надежда. – Вместо помощи только вред получается. Волонтер должен осознавать, что он фактически выполняет сервисную функцию. Это как вторая работа. Здесь такая же ответственность, много обязанностей и не должно быть перекосов в сторону эмоций. Не надо учить людей жить – нужно уметь слушать и слышать. Поначалу это очень непросто. …Еще полгода назад любимым занятием 9-летнего Сергея было гонять мяч с друзьями во дворе. Но однажды он не смог подняться с постели. Родители подумали: переутомился, пусть мальчик отдохнет. Он лежал сутки, вторые. Температура временами поднималась под 40, потом снижалась. Сережа перестал есть. Нет, он пытался, но его тут же рвало. Врачи из районки лечили мальчишку от кишечного отравления, а тот слабел на глазах. Так прошла неделя. В РДКБ, куда Сережу привезли на консультацию, ему поставили диагноз «острый лейкоз». Месяц назад ребенку сделали пересадку костного мозга, донором стала родная сестра. И вот теперь мама и сын ждут результатов анализов. Их должны сказать завтра. Таких пар, которые с надеждой ждут завтрашнего дня, в отделении большинство. Ожидание невыносимо для родителей. А дети с удовольствием рисуют, режут бумагу, мастерят какие-то поделки, играют в настольный хоккей. – Так получилось, что сегодня волонтеров больше, чем детей, – улыбается Надя. Ты будешь тигрой В холле отделения два маленьких столика, за ними удобно заниматься творчеством. Рядом – на больших столах, напоминающих парты, в рядок стоят компьютеры. Но дети на них – ноль внимания. Когда можно поболтать о чем угодно с новым человеком, они ни за что не променяют эту возможность на возню с бездушными машинами. – Если ребенок знает, что к нему днем придет гость, готовиться начинает прямо с утра, – рассказывает Надя. – Одна девочка просто садилась около двери и ждала. Так, не вставая с места, могла просидеть несколько часов. И ничем ее не удавалось отвлечь. Особый восторг, если к детворе в гости приезжают звезды кино или популярных телесериалов. Перед самым Новым годом в РДКБ наведывался Гоша Куценко, обещал приехать еще раз через месяц и привезти свой новый фильм. Январь уже пролетел, и ребята ждут его с нетерпением. Особенно Даня. – Все то время, пока Гоша был в отделении, сын смотрел на него не отрывая глаз, – улыбается Светлана, мама Дани. – А недавно приезжали ребята из сериала «Кадеты». Все, правда, ждали Александра Головина (по сериалу – Максима Макарова), особенно девочки вздыхали. Но он не смог, зато приехал Павел Бессонов (добряк Степа Перепечко) и Аристарх Венес (суворовец Сухомлин). Дети были счастливы. Волонтеры Оксана и Настя колдуют над паззлами, помогать им вызвался Степа. Композиция сложная – на 1000 деталек. Между делом Оксана выдает по-английски: Los-Angeles is absolutely lovely place except one thing – a lot of Americans around. – Можешь перевести? – спрашивает она Степу. Мальчишка долго не сдается, пытаясь по памяти перевести каждое слово, а потом с грустью так говорит: «Эх, мне бы любимый словарик, который дома остался, в Стерлитамаке». Практически все ребята в этом отделении приехали из регионов: Башкирия, Тамбов, Курская область. – Ну, и кого обводить будем? – деловито спрашивает 10-летний Даня. Он долго уговаривал свою подругу Женю поиграть с ним в палате. А девочка увлеклась рисованием в общей компании. И, наконец, парень сдался. Ребята потеснились за столом, освободив для него место. Рисовать на ватмане большой портрет одного из ребят – занятие веселое. Поэтому забавная мордашка с руками в клеточку и круглыми глазами появляется в считаные минуты. Толя между делом малюет полоски на руке волонтера. – О, Таня, ты теперь тигрой будешь, – смеются все дружно. – А вы чего грустная сидите? – неожиданно спрашивает Даня Настю. Настя – тоже волонтер, она первый раз в отделении. Собирала с ребятами паззлы, рисовала, а теперь сидит и задумчиво так смотрит на всех. – Вырезать-то будете? – бодренько интересуется мальчишка. – Нет? Тогда дайте мне, пожалуйста, ваши ножницы. Главное – успеть При мне в этот воскресный день ребят из 27-го отделения РДКБ навестили семь волонтеров. Кто-то забежал ненадолго – передать обещанные книги и учебники, другие провели по нескольку часов. Марина и Денис пришли, чтобы только познакомиться с ребятами, но через пять минут уже играли с ними в настольный хоккей. В России, как, впрочем, и на Западе, волонтерством по большей части занимаются студенты, хотя костяк этого движения – работающие люди, у которых чувство ответственности более развито. Правда, у нас это движение куда менее организованное. Это даже по статистике видно. Скажем, по данным ООН, в США добровольной помощью занимаются 46% взрослых граждан, в Израиле – 31%, в Англии – только 24%, в Германии – 23%, а во Франции – 19%. По России я нашла единственные данные, и то неофициальные, согласно которым у нас этот процент едва дотягивает до 10. Я не поверила, мне показалось – очень мало. За границей даже умудрились подсчитать, какую прибыль приносят добровольцы в год. При этом для оценки их труда брали условную ставку $5 в час и умножали ее на общее число волонтеров. В итоге получилось $272 млрд в год. У нас провести подобные расчеты пока просто невозможно, поскольку создавать единую базу волонтерских объединений начали лишь недавно. На этот вопрос: почему мы так отстаем? – у психологов и социологов имеется вполне конкретный ответ. Мир зиждется на знаменитой пирамиде, говорят они, которую американский психолог Абрахам Маслоу «выстроил» в середине прошлого века. Он графически показал распределение основных потребностей человека. В основании пирамиды Маслоу самые обычные желания: есть, пить, спать. Когда они удовлетворены, появляются новые цели и задачи: быть понятым, признанным, сделать успешную карьеру. При их удовлетворении в систему мотиваций включаются верхние ступени. А на самой вершине – тяга к самореализации. Верхнюю ступеньку штурмует лишь каждый 10-й. Но это на Западе. Россия тем и уникальна, что здесь общие правила не работают: у нас в волонтеры зачастую идут бессребреники, а основную нагрузку, которую и не каждый взрослый-то осилит, тянут студенты. Мало того, у нас волонтеры занимаются тем, что, по сути, должно делать государство. Взять хотя бы РДКБ. Большинство детей здесь лечатся бесплатно, по квотам, выделяемым государством. Но квот недостаточно. Многим больным операция или дорогое лекарство требуются незамедлительно. Счастье, если помощь спонсоров и благотворительных фондов подоспеет – а если нет? Плюс к тому во многих российских регионах медицина оставляет желать лучшего. Не случайно в планах у самого известного, пожалуй, фонда «Подари жизнь!», который организовали Чулпан Хаматова и Дина Корзун, продвинуть волонтерское движение в регионы. Чтобы уже на уровне областных больниц отслеживать детей, нуждающихся в экстренной помощи. Получается, пока волонтеры закрывают собой брешь, образованную государством. На сайте волонтерского движения «Доноры – детям» есть грустная страница «Мы помним о них». Что происходит с любовью, когда дети уходят? Кажется, мир должен перевернуться, а время – остановиться, когда умирает ребенок. Но вот мир стоит как стоял, и жизнь вокруг продолжается. И только мама и папа оказываются вне времени и пространства, наедине со своей нерастраченной любовью, которая мечется и не знает, на ком ей теперь остановиться… Рядом другая страничка – «Вы помогли». Там симпатичные мордашки малышей, которых удалось спасти, их счастливые истории. И постепенно начинаешь понимать: значит, им можно помочь! Ведь в 80% случаев рак у детей вылечивается. Значит, ты нужен! Важно только успеть. КТО ЗАПИСАЛСЯ В ДОБРОВОЛЬЦЫ Мотивы, побуждающие человека стать волонтером (по оценкам социологов): -стремление к самовыражению; -жажда общественного признания; -возможность получения новых знаний; -развитое чувство сострадания и потребность делать добро; -желание ощутить собственную значимость и необходимость. Досье ВМ: Слово «волонтер» произошло от французского volontaire, которое в свою очередь – от латинского voluntaries. В дословном переводе означает «доброволец, желающий». Будьте внимательны: мошенники научились копировать сайты известных благотворительных фондов. В адресе они меняют всего одну букву и «забивают» свои реквизиты. Поэтому не поленитесь, позвоните по предложенным телефонам и узнайте об организации подробнее. Требуется помощь: Артем Сахибгареев, 3 года Мальчику нужна операция по удалению опухоли. К сожалению, нейробластома у малыша «лежит» на аорте, и операция может оказаться очень сложной. Российские хирурги за нее не берутся. Артема готовы принять в Мюнхене (Германия). Стоимость лечения составит 20 000 евро. Позвоните, мы расскажем, как передать деньги маме Артема. Тел. 961-49-91, эл. почта: info@donors.ru. Елена Савельева, 23 года Диагноз: травма позвоночника после неудачной операции. Для учебы и работы Лене необходима коляска активного типа. Старая, которой уже 20 лет, пришла в негодность. Стоимость нового кресла-коляски Meyra 1650–2350 евро (около 60 000 руб.). Пока собрано 2100 руб. Дима Верховский, 6 лет Диагноз: двусторонняя нейросенсорная тугоухость. В 2003 году была проведена кохлеарная имплантация. Срок службы речевого процессора, который помогает ребенку слышать, подходит к концу, а на новый у мамы денег нет. Дима может снова оказаться в тишине. Чтобы не допустить этого, в течение года необходимо собрать 375 000 руб. Осталось собрать еще 50 511 руб. Ходжиахмад Мирзоев, 15 лет Он приехал из Душанбе две недели назад лечиться от воспаления легких и не знал, что еще дома врачи поставили ему совсем другой диагноз – «острый лейкоз». Ходжиахмад – иностранец, и лечение для него платное. Врачи готовы помочь, как лечить Ходжиахмада, они знают. Но один день в больнице стоит 12 000 руб. Сбережений мамы Насибы хватило лишь на оплату 18 дней. Свяжитесь с нами, и мы расскажем, как помочь. Тел. 961-49-91, эл. почта: info@donors.ru. Ольга Головко, 11 лет Диагноз: лимфогранулематоз. Основное заболевание осложнено грибковой инфекцией. Необходим противогрибковый препарат вифенд в таблетках, 4,5 упаковки в месяц. Стоимость одной упаковки – около 25 500 руб. Пожалуйста, помогите девочке. Уже передано 7 упаковок вифенда. Собрано 385 810 руб. Очень нужна скрипка-четвертушка Она требуется мальчику из многодетной семьи, хотя бы на время. Телефон для связи: 8-903-667-68-06, Валентина Васильевна, мама Даниила. Спасибо! Работа в Первом московском хосписе Работать можно в удобное для вас время, только нужно предварительно договориться с координатором. Ее зовут Алсу. Тел.: 245-76-04, 8-916703-00-30. Нужны одежда, обувь, книги Благотворительный фонд ежедневно отправляет посылки малоимущим семьям, а также семьям с детьми-инвалидами, погорельцам, вынужденным переселенцам и беженцам. Очень нужна любая одежда: детская и взрослая, в хорошем состоянии, без дырок и не грязная. Еще нужны постельное белье, полотенца, средства гигиены. Помощь – адресная, люди живут в разных регионах страны. Адрес фонда: Москва, ул. Магнитогорская, дом 9, офис 620. Предварительно позвоните по телефону 30852-92. Ищем настоящих мужчин Если вы старше 18 лет и хотите стать добровольцем в благотворительной программе «Большие Братья/Большие Сестры», звоните по тел.: (495) 140-03-34, 140-04-04. Что заставляет вас помогать другим? Владимир ПОТАНИН, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию благотворительности: – Для меня лично благотворительность – это мерило успеха. Если человек дорос до такого положения, когда может оказывать помощь другим и совершать поступки по велению сердца, а не потому, что обязан, – значит, он состоялся. То же самое касается и общества в целом. Если люди сами решают свои задачи и помогают другим, это значит, они самостоятельные и зрелые. И государство, в котором процветают благотворительность и волонтерство, сильное и развитое. Ирина МАНОХИНА, замдиректора благотворительного фонда «Созидание»: – Я знаю людей, которые хотят помогать другим, оттого что у них самих в жизни все складывается хорошо. Может, один раз, может, несколько, а может, посвятить этому всю жизнь. Но я знакома и с теми, кто сам оказался в трудной ситуации и очень хорошо знает, каково это и как помочь другим. Еще есть люди, прошедшие через серьезные испытания. У них только два пути: или совсем замкнуться, отгородиться ото всех, или, наоборот, спастись созиданием. В любом случае порыв идет откуда-то изнутри. Надежда ДАНЮШКИНА, представитель проекта «Подари ребенку жизнь!»: – Я помогаю людям, потому что это изначально надо именно мне. Мне так спокойнее. А вот заставить кого-то помогать ближнему невозможно. Сама проверяла, когда активно агитировала друзей и коллег. Если человеку не дано, он найдет 1000 отговорок и не будет ничего делать. Татьяна ТУЛЬЧИНСКАЯ, директор благотворительного фонда «Здесь и сейчас»: – Люди становятся волонтерами в тот момент, когда осознают, что им есть чем поделиться с другими. Причем настоящие, «правильные», волонтеры ничего не отрывают от себя, ничем не жертвуют. Осознание, что ты можешь хоть в чем-то изменить мир к лучшему, дает человеку огромный заряд вдохновения. Чем больше ты отдаешь, тем больше тебе прибывает – энергии, творчества, любви. Компетентное мнение: Аркадий ХАРЬКОВСКИЙ, психолог Научно-практического центра медицинской помощи детям с пороками развития черепно-лицевой области и врожденными заболеваниями нервной системы: – Эмоциональное выгорание – серьезная проблема, с которой сталкиваются волонтеры, работающие в больницах. Многим нелегко каждую неделю выслушивать рассказы о человеческой беде, сочувствовать, сопереживать – люди эмоционально надрываются. Есть такой термин – «зависание». Так вот то, что человек «завис», чувствуется сразу. Например, если вместо привычного одного раза в неделю он начинает ходить в больницу каждый день – это тревожный сигнал. Один из главных моментов – волонтер не должен отказываться от личной жизни. Помощь другим должна быть не в ущерб своим близким.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

78324 +3599 (за сутки)

Выздоровели

178196 +2367 (за сутки)

Выявлено

2408 +78 (за сутки)

Умерли

Камран Гасанов

Месть черных братьев

Полина Алексейчук

Маша съехалась с узбеком

Анатолий Горняк

Таксист, который тебя спас

Анастасия Заводовская

Как поссорился Трамп с «Твиттером»

Екатерина Рощина

Звезды против звезд, или Пауки в банке

Олег Фочкин

Как исправить прошлое

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Время — это дар. Как им воспользоваться

Никита Миронов  

Девушки, перестаньте красить лицо

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

27 мая – День библиотекаря и борьбы с рассеянным склерозом