Мессерер подарит Петербургу ХХ век

Мессерер подарит Петербургу ХХ век

Культура

[b]Можно ли вообразить себе повод, который объединит президента Академии художеств Зураба Церетели, самого эпатажного художника Москвы Никаса Сафронова и хозяйку стильной галереи современного искусства Айдан Салахову? Однако такой повод нашелся – трехсотлетие Петербурга и проект «Век уходящий – веку нынешнему», который придумал художник Борис Мессерер.[/b]Замысел Мессерера таков: накануне юбилея Петербурга представить городу работы нескольких художников уходящего столетия – знаковых героев разных поколений, от патриархов до молодых. В питерском Манеже должна пройти выставка – подарок городу на Неве от москвичей. В ней, однако, примут участие и питерский неоакадемист Тимур Новиков, и живущий на Западе классик Илья Кабаков.На презентацию проекта в Музее Пушкина на Пречистенке пришли преимущественно «шестидесятники»: Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Анатолий Приставкин, Юрий Рост. В Усадебном дворе музея выставили несколько золоченых скульптур Петергофского фонтана (вблизи довольно страшненьких) – привет из давно минувшего восемнадцатого века.У стены были выставлены работы Мессерера, посвященные Веничке Ерофееву и Белле Ахмадулиной. Стулья оказались заняты сплошь академиками-художниками. Дамам в вечерних туалетах не удалось затмить красавицу Наталию Пинскую (она старший советник Фонда гуманитарных и культурных программ, соорганизатора выставки) в скромном черном.Объединять поколения Мессерер хочет инсталляцией. Благо она модна и у тех, кому «до», и у тех, кому «за», а сам Мессерер – признанный мастер жанра. Его огромные фантазийные конструкции («композиции», – осторожно говорят его друзья) – это почти памятники, часто собранные из старинных предметов обихода (мессереровская коллекция граммофонов стала его «визитной карточкой»). Это почти прокламации, посвященные трагедиям и радостям двадцатого века. Это почти декорации для грандиозного спектакля (кстати, Мессерер, представитель театральной династии, был художником многих спектаклей Большого). Одна из них («Перевернутый мир», посвященный памяти Шаламова, Мейерхольда и других репрессированных) – это высокие кресты, на которые надеты лагерные бушлаты. Под крестами – разграбленные шкафы с книгами, перевернутая постель.«Я сам видел обыск. После него дом выглядит так, как будто ему вспороли живот, и внутренности выпали наружу», — ужасал Мессерер собравшихся, разрушая легкомысленный настрой публики.Официальная часть презентации затянулась: устроили небольшой аукцион, на котором огромный устрашающий том под названием «Черная книга коммунизма» (труды правозащитников) ушла за двести долларов.Правда, это не те деньги, которые нужны для полного осуществления проекта Мессерера: средств пока маловато.

Google newsGoogle newsGoogle news