На префектуры повесили всех собак

На префектуры повесили всех собак

Общество

В метро часто встречаются всякие трогательные плакаты. Например, такой: «На улицах города обитает около 30 тысяч бездомных собак. Мы в ответе за тех, кого приручили». Но написать умные слова куда проще, чем ответить по-настоящему.Главный санитарный врач России Геннадий Онищенко опять заявил, что ситуация с распространением бешенства среди животных в России, в том числе в Московской области, критическая. А Москва-то – вот она, рядом.Можно предположить, что ловцы бездомных собак денно и нощно утюжат городские кварталы, чтобы не пропустить ни заразы, ни бесконтрольного увеличения уличных стай.Но, увы, ловцов нет. А собаки – есть. Как размножались, так и размножаются себе на радость. И еще они становятся все более агрессивными.Мне сразу не понравился этот бородатенький рыжий кобель, как-то недобро выглядывавший из-за строительного забора возле станции метро «Университет». Стоило же мне cвернуть с проспекта Вернадского направо, как псина зарычала, оскалилась и пару раз утробно авкнула куда-то внутрь стройплощадки. Из дыры в заборе, будто черти из табакерки, посыпались четвероногие друзья человека. СтаяНапротив сверкала огнями суперсовременная АЗС. У одной из бензоколонок маячил рабочий, протирающий заправочный шланг.– Что же вы не обратитесь куда следует, чтобы зверей этих отловили? – спросил я у него.– Да вы что! Мы сами их боимся. А покупатели, которые в магазин идут, иногда вынуждены в проезжающие машины запрыгивать, чтобы спастись. А вообще-то… Хозяева у них есть. Опекунши вроде, что ли… Они каждый день полдвенадцатого приезжают, пожрать им привозят. Собаки, как наедятся, вон на этот пригорок отдыхать отправляются, а потом весь день знай себе прохожих облаивают. В назначенный срок у забора затормозила вишневая «Лада». Немолодая женщина вышла из салона и завозилась в багажнике, извлекая оттуда многочисленные судки и кастрюли. Вокруг нее тотчас с радостным лаем сгрудились мои давешние знакомцы.– Извините, – прокричал я с безопасного отдаления, – это ваши собаки? Мне бы на них поближе посмотреть…– Да подходите, они не кусают никого. А лают, когда голодные, и то – на злых людей только. В заборной дырке показалась еще одна фигура. Бабулька тоже тащила заветные судки и кастрюли. Вскоре в глубине стройплощадки возле импровизированной собачьей будки пир закипел горой.– Уже лет десять сюда хожу, подкармливаю, – любовно глядя на едящих собак, рассказала пенсионерка Нина Демьяновна, всю жизнь проработавшая учительницей. – Я эту стаю как первый раз увидела, так слезы на глаза навернулись. Холодные, больные, оборванные… Иной раз сама не поем, а им тащу. А вообще-то то мне пенсии хватает. Ведь это все недорого – каша, куриная обрезь, кости. А я вегетарианка к тому же. Так что не голодаем пока. Верно, Джеки? Об ноги опекунши трется огромная черная дворняга, умильно заглядывает ей в глаза. Нина Демьяновна присаживается на корточки и треплет собаку за загривок.– Это вожак, – с любовью говорит пенсионерка. – Сам к нам пришел. Петь умеет! Споешь, Джеки?Джеки, видимо, с утра был не в голосе, или я просто не расслышал его рулад. А насытившаяся стая медленно потрусила на солнечный пригорок…– Люди говорят, собак тут год от году все больше…– Врут. Всех сук я поначалу лично на стерилизацию отправляла. Но потом зареклась: обратно они приезжали больными и вскоре дохли. Похоже, на операционном столе их не обезболивали, а просто обездвиживали. Только одна, Дашка, такую экзекуцию пережила – вон, видите, в будке лежит? А голов тут примерно дюжина – сколько и было.– Так сук вроде больше чем одна…– Да, где-то шесть.– Подождите… А куда же щенков девать?Нина Демьяновна мнется. А ее подруга Светлана Александровна признается:– Да топим, чего уж там… Раньше мы пытались их растить, ухаживали, подкармливали… А однажды утром приходим – только кровавые пятна на снегу, и удавка железная рядом валяется.– Бомжи?– Если бы знать! Вон ресторан корейской кухни есть на Вернадского. Как раз там в прошлом году скандал был, когда санэпидстанция трупы собак на кухне обнаружила. Не наших ли щенков?Изгои и охранникиДругой «собачий адрес» – промзона «Раменки». По пустырю бродила пара дозорных псов с драными хвостами. Завидев меня, они подозрительно замерли и синхронно тявкнули.Группа мужиков в спецовках возилась у свежевырытой траншеи. Пара кобелей рылась в помойках у дальнего забора. Ветер поднимал в воздух мириады бумажных обрывков.– Мы только с нового года тут обосновались, – сокрушенно развел руками прораб 4-го управления механизации фирмы «АркСтрой» Александр, когда я спросил, чьи это собаки оккупировали стройплощадку. – Приезжаем, а тут эти… носятся. Понятно: базы, которые здесь были, демонтированы, а они сами себе оказались предоставлены. Жалко их, конечно. Но разве мы сможем всех прокормить? Иногда бросаю им остатки лапши – так они за них дерутся…Себе на участок строители отобрали двух симпатичных щенят – судя по всему, братьев. Но один из них трагически погиб: сдуру полез под бульдозер, а водитель его не заметил. Так что в будке теперь остался только кобелек Филя. Из всего скулящего сообщества крупно повезло еще одной собаке. Большого породистого ротвейлера, воющего с голода, строители обнаружили привязанным к будке на одном из лысых пятачков. О нем прознал Сергей – владелец склада ламината, гипсокартона и обоев, расположенного через овраг. Взял на довольствие, назвал Вэксом и теперь на новичка не нарадуется. ЧиновникиВместе с сотрудником одного из госпредприятий Юго-Западного округа объезжаем периферийные кварталы Южного Бутова. Сюда мы забрались не случайно: только что по соседству, в Подольском районе Подмосковья, объявлен карантин из-за бешеной собаки, покусавшей 11 человек. Главный санитарный врач России Геннадий Онищенко в очередной раз заявил, что считает ситуацию с распространением бешенства среди животных в России, в том числе в Московской области, критической. Но если подавляющее большинство московской территории от Подмосковья отделено надежной преградой в виде МКАД, то между Подольским районом и Южным Бутовом – всего-то жалкие ручейки Чечера и Цыганка.Поэтому можно было ожидать, что ловцы бездомных собак денно и нощно утюжат бутовские кварталы, ставя дополнительный барьер на пути возможного прихода бешенства в столицу. Но, увы, ловцов нет. Более того, под моим напором попросивший не называть себя в газете сотрудник нехотя признается, что в этом году он пока не видел документов ни по одной реализованной заявке из 20, пришедшихся на Бутово:– Наше предприятие является заказчиком работ подобного рода во всем Юго-Западном округе только с января. Опыта у нас тут пока никакого. Но делать нечего – работаем как можем. По условиям формирования городского бюджета конкурс среди подрядных организаций проведем только в марте. А на первый квартал подрядчика определили в результате так называемых котировок – процедуры, по которой нанимается временный исполнитель работ по госзаказу. В котировках победила фирма, попросившая за отлов и стерилизацию собак сумму чуть меньше 400 тысяч рублей. Много это или мало? В Юго-Западном округе городской бюджет в этом году готов потратить на отлов, стерилизацию и 10-дневную передержку 818 особей, а также на помещение 84 из них в приют в совокупности 6,6 миллиона рублей. Из этого следует, что даже при самом удачном раскладе в первом квартале «оприходовать» в масштабах округа удастся всего 4 десятка бродяжек. Немудрено, что до Бутова при таких «космических» скоростях ловцы скорее всего доберутся только к лету…– Но на юго-западе столицы хотя бы провели котировки, – говорит президент Российской ветеринарной ассоциации Александр Ткачев-Кузьмин. – В остальных же округах, разве что кроме юго-востока, эта работа с начала года вообще встала, а кое-где до сих пор даже не определен заказчик. Это и немудрено: функции отлова бездомных животных теперь переданы префектурам, у которых до сих пор не было ни соответствующего опыта, ни кадров. Об их прежних успехах в этой сфере красноречиво свидетельствует хотя бы такой факт. В этом году во всех 10 округах должны открыться 19 муниципальных приютов для бездомных собак. Так до сих пор разрешительной документации нет ни по одной площадке, а место подобрано только под одну! К этому добавим: госпредприятие «Служба отлова диких животных» готовится к расформированию. На его месте создается коммерческая фирма, которой в перспективе поручат лишь стерилизацию собак в городских приютах. С чего же вдруг такая крутая реформа? Видимо, в верхах окончательно признали, что программа гуманного регулирования численности бездомных животных, о которой «Вечерка» много раз писала, начиная с 1999 года, в Москве заработать так и не смогла. Дело пробуксовывало все эти годы. Но самый крупный скандал разразился пару лет назад, когда Контрольно-счетной палатой было обнаружено нецелевое расходование средств, а глава отдела городской фауны столичного Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Татьяна Павлова лишилась своего кресла. Теперь вот руководство Комплекса городского хозяйства, устав мучиться с бродяжками, решило повесить всех собак на префектуры. А куда их отфутболят потом? Справка ВМ:По данным Службы отлова диких животных, в прошлом году в городе стерилизовано 10,2 тыс. бездомных собак. Каждая 4-я из них попала в приют, а остальные возвращены на прежние места обитания. В тела всех стерилизованных собак вживлен чип, содержащий информацию о возрасте, дате операции и вакцинациях животного против бешенства и столбняка.

Google newsGoogle newsGoogle news