Пешеход №1

Пешеход №1

Общество

[b]Он возник в редакции «ВМ» ранним утром — совершенно непредсказуемо, как и три года назад. Позвонил снизу по телефону: «Вы еще спите? А я уже здесь!» Сергей Мартиросян — путешественник, поставивший задачу обогнуть земной шар пешком, человек, которому во многих странах мира присвоили неофициальное звание «Пешеход № 1», снова в Москве — разумеется, проездом. Или, точнее сказать, проходом.[/b][b]— Сергей, откуда на этот раз и куда проляжет ваш путь дальше?[/b]— В этом году преодолел такой маршрут: Иерусалим—Иордания —Кувейт—Дубай—Марсель— Женева—Мюнхен — через Польшу в Москву. Отсюда собираюсь через Петербург дойти до Выборга, потом — в Хельсинки и в Стокгольм. Надеюсь достичь Швеции до сильных ноябрьских морозов.Потом планирую на пароме перебраться в Лондон. Англичане давно хотят зарегистрировать меня в Книге Гиннесса как самого пожилого путешественника-пешехода. Правда, я к ним не тороплюсь: серьезного соперника на горизонте все равно не видно.[b]— В прошлый раз вы сообщили «Вечерке», что истоптали 37 пар кроссовок…[/b]— Теперь уже 46.[b]— И не надоело пылить по обочинам?[/b]— Когда я пошел на пенсию, бросил курить и решил осуществить давнюю мечту — пройти с миссией мира против межэтнических конфликтов. Начал со своего родного Нагорного Карабаха. Потом пришлось посещать Грузию и Абхазию. Потом — Чечню. Пришел в Югославию — заполыхало в Боснии и Косове, начались бомбежки… В этом году дошел до афгано-пакистанской границы, но идти в Афганистан мне отсоветовали: мол, подождите год, хоть чуть-чуть поспокойнее будет. Вхожу в Палестину: слева — израильские пули, справа — арабские булыжники…Первого мая следующего года мне исполнится 70. Меня часто спрашивают: когда будет финиш похода? Э-э-э, отвечаю, дед мой до 118 лет жил, я еще юноша против него! Так что пока финишировать не собираюсь…[b]— А кто финансирует ваши путешествия?[/b]— Это самый больной вопрос. Как говорится, мир не без добрых людей. МИД помогает с документами. Часто небольшие суммы подбрасывают посольства — российские и армянские. В это посещение Москвы крупная сеть супермаркетов презентовала полный рюкзак продуктов, а глава мощной коммерческой структуры Андрей Илюхин лично помог деньгами. Однажды в Европе из затруднительной финансовой ситуации вывел сотрудник туркменского консульства по имени Мурад, хотя я его ни о чем даже и не просил… Конечно, в богатых странах легче. Например, в США с почестями встречают военные оркестры, телеканалы снимают часовые фильмы. В Вашингтоне устроили экскурсию по зданию Сената, приглашали даже посидеть в кресле, зарезервированном в зале заседаний для американского президента. Он там все равно редко бывает… Я с почтением отказался, чем вызвал у хозяев неописуемое уважение. В Париже подвернулся совсем уж невероятный заработок: как почетного профессора Ереванского университета меня пригласили прочитать студентам Сорбонны три лекции по межэтническим конфликтам.[b]— А если вечер застает посреди чистого поля?[/b] — Первый вариант ночлега — ближайшая деревня. Второй — церковь или мечеть (как правило, там не отказывают). Если о бесплатном ночлеге договориться не удается, нахожу дешевую гостиницу.[b]— Обворовать не пытались?[/b]— Неприятные моменты, конечно, случались. Но я не хочу о них говорить, потому что это все-таки исключения. Да у меня и брать-то особо нечего. Разве что эту сумку, да и то лишь как музейный экспонат: за 7 лет она побывала со мной в 67 странах… Куда больше положительных приключений. Во Франции меня, к примеру, совершенно неожиданно выбрали «Мистером Лиона». Я говорю — староват для подобных званий, да и некрасив, вроде бы… А устроители отвечают: мы не мышцы ног оцениваем, а проделанную за 12 месяцев работу…[b]— Всю ли дорогу вы преодолеваете пешком? Или, быть может, водители подвозят?[/b]— Конечно, главная задача у меня — пешеходное кругосветное путешествие. Польшу я, к примеру, раньше уже проходил, так что теперь преодолел ее на автобусе. Но и на основном маршруте случаются моменты, когда приходится подъезжать. Так, в Германии автобан — дорога для автомобилей, пешеходам там появляться запрещено. Полицейские, завидев меня на обочине, тормозят первый грузовик и просят водителя высадить у того населенного пункта, где можно свернуть на обычную дорогу. Если в пути застает ливень, ставлю задачу пройти за день 35–40 километров, а потом до намеченного места ночлега подъезжаю автостопом. А вот в Южной Америке попадались места, где расстояние между ближайшими деревнями — 100 километров. Там, понятное дело, без помощи автомобилистов — никак.[b]— Вы были почти в трети всех стран мира на трех континентах, видели людей разных рас и культур. Как вам кажется, у нашей цивилизации есть будущее или из тупика выбраться трудно?[/b]— Не мне судить политиков, но слишком редко они используют такое мощное оружие против войны, как государственный нейтралитет. Поверьте опытному путешественнику: заяви о принципе нейтралитета хотя бы десятая часть всех государств, на планете было бы жить гораздо спокойнее![b]— Между прочим, Сергей Самсонович, за вами долг…[/b]— Помню, Австралия. От планов не отказываюсь и собираюсь на этот континент в будущем году. Потом обязательно поведаю о тамошних приключениях читателям «Вечерки». А перед тем надо будет пройти Азербайджан и все-таки попытаться пересечь Афганистан. И вот тогда будет завершена самая настоящая кругосветка.[b]— По Азербайджану тоже пойдете с нагорно-карабахским флагом в руке?[/b]— Обязательно. Вообще-то у меня есть официальная бумага ООН, где написано, что я путешественник, идущий с миссией мира. Только, боюсь, бандиты ее читать не станут. Поэтому на момент пересечения Азербайджана Международный Красный Крест обещает выделить сопровождающего — возможно, молодого журналиста из местных… Ну, мне пора. Скандинавия ждет![i]И с этими словами Сергей Мартиросян исчез из редакции так же быстро и непредсказуемо, как и появился. Наш фотокор едва успел сделать пару снимков, как из под 47-й пары кроссовок путешественника № 1 вздымалась московская пыль. Далеко-далеко впереди…[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen