Пятница 19 апреля, 07:04
Ясно + 4°
Город

Героев нет, а сказки хочется

Буратино из фильма «Приключения Буратино» (1975) в исполнении Димы Иосифова
Фото: ИТАР-ТАСС
Буратино из фильма «Приключения Буратино» (1975) в исполнении Димы Иосифова
Фото: ИТАР-ТАСС
Детский кинематограф трудно представить без фильмов режиссера Владимира Грамматикова «Шла собака по роялю» и «Усатый нянь», который в этом году отмечает 40-летие выхода. На этих картинах выросло целое поколение зрителей. В новое время Грамматиков был режиссером русской версии проекта «Улица Сезам». «Вечерка» поговорила с режиссером о нынешних проблемах детского кинематографа и телевещания.

Отсутствие должного финансирования — не главная проблема современного детского кино Кино для детей всегда творилось руками и фантазией взрослых, сохраняя при этом свою узкую аудиторию. Однако сегодня, когда на экранах прочно закрепилась компьютерная графика, смотреть такие фильмы стало интересно и родителям. Разговор с Владимиром Александровичем «ВМ» начала именно с вопроса о современном детском кино.

— В советское время фильмы были «встроены» в эпоху: не в ущерб художественности, они были ей созвучны. Каким должно быть детское кино сейчас, чтобы стать таким же созвучным?

— Все мои размышления об этом сходятся на понятии семейного кино. По-моему, это синтез русских традиций гуманитарного толка (из литературы, истории страны, общества) и современных технологий. Сказку, снятую методами 1950-х годов, современный ребенок не будет смотреть. Сложность этого синтеза — в соотношении традиций и технологий, то есть пропорции должны быть правильными.

— А сегодня наше детское кино достигает, как вы выразились, «правильных пропорций»?

— В этом русле делается многое. Но есть сложности. Посмотрим сперва на работу детского кинематографа в СССР: тогда каждая республика была обязана в год сделать по одному детскому фильму — уже 15 лент ежегодно. Все регулировалось на государственном уровне. На сегодняшний день мы, Россия, остались в одиночестве и живем в рыночных условиях, поэтому должны сами думать, решать, как и какие фильмы нам делать для детей… Здесь надо понимать: детское кино — это дорогостоящее производство. Очень трудно объяснить инвесторам и спонсорам, что оно зато долгоиграющее! Будет актуально дольше обычного фильма. Сказка «Золушка» 1947 года Надежды Кошеверовой и Михаила Шапиро сколько лет уже работает! Но в это никто не верит, ибо современное мышление — это «быстро, много и сразу». Никто не думает о том, что будет через пять-десять лет...

— Неужто об этом не думает даже государство?

— У него есть легкие поползновения в эту сторону. В советское время эта индустрия получала крошки «с общака»: средства, которые оставались после их дележки между нашими великими режиссерами. Теперь, слава богу, финансирование детского кино выведено в отдельную графу: со своими деньгами, конкурсом.

Почему же это так дорого?

— Потому что это сказка. Она требует все создавать с нуля: шить костюмы, делать реквизит, строить декорации, найти интерьеры и, и, и… Весь мир воссоздается фактически на пустом месте. Дальше: самое популярное направление у современных детей и подростков — фантастика и фэнтези. Это вдвойне дорого, потому что требует еще и спецэффектов — без них невозможно сделать картину. Речь идет, в частности, о компьютерной графике, в этом дороговизна.

— Интересно, чего сами дети-то хотят видеть?

— Я много с ними общаюсь и знаю. Они хотят мощную батальную картину на исторический сюжет. Причем именно из истории России. Такой у них запрос сейчас. Возвращаясь к деньгам: батальный сюжет — это конницы, оружие, массовые сцены и много чего очень дорогого. Легче, конечно, сделать школьный фильм. Например, «Частное пионерское» Александра Карпиловского. Это очень хорошо, я рад, что этим направлением занимаются. Но эти картины не выходят на международный рынок и не продаются никуда, потому что то, что там происходит, понятно только нам. Европе, Америке, тем более Азии — нет. А нам нужно обязательно делать фильмы, которые бы продавались.

— Не все хорошо, что продается. В СССР цели были другие, а качество — не хуже.

— Как бы то ни было, в советское время наше детское кино продавалось в 14 стран мира! Да, это была система, но это был экспорт нашего кино. Причем наши сказки покупали не только страны соцлагеря — детский товар очень рентабелен сам по себе. Сейчас мы потеряли эти рынки, связи, наработки. Поэтому нужно специально делать детское фестивальное кино, то есть целенаправленно работать Министерству культуры, выделять гранты. Так мы вернемся на фестивали, а через них — на рынки. Все «съела» реклама

— Вы сказали, что детям очень интересно историческое кино. Почему именно оно?

— Потому что сегодня огромный дефицит героев! А история ими полна. Современный мир ничего не может предложить подрастающему поколению, в то время как у него есть жизненная потребность в героях: они хотят кому-то подражать, равняться на кого-то. Исторический и эпический пласт очень много дает в этом плане. Кроме того, у детей и подростков очень востребована тема патриотизма. Но говорить на нее «в лоб» нельзя, тем более в кино. А вот иносказательно, через конкретные образы, можно.

— В утвержденных к финансированию Фондом кино списках иногда встречаются исторические ленты. Только странно получается: тема востребована, но до зрителя она практически не доходит. Редко, когда в киноафишах значатся такие фильмы.

— Этому есть много объяснений. Первое: финансирование, которое государс твом предоставляется частично. Сейчас Минкульт финансирует 60 процентов бюджета фильма, думая, что 40 процентов у создателей уже как бы есть: кредит в банке, займы, вложения спонсоров. Но! Выше я уже говорил, что найти деньги на детское кино крайне трудно. Поэтому на практике фильмы снимают за эти 60 процентов. Я всегда настаиваю на стопроцентном финансировании детского кино государством — это его ответственность. Наше меценатство пока еще не созрело, чтобы помогать здесь. Второе: от показов на телевидении и сборов при этом за рекламу создателям фильмов нужно отчислять часть выручки. К сожалению, к этой проблеме приложил и я руку: мы с Роланом Быковым в 1990-х везде просили, чтобы при детских показах рекламу запретили. Но мы были невежественны: запретить внутри трансляции, а между ними — сколько угодно! Как итог, детское вещание на нашем ТВ свернулось, на федеральных каналах его практически нет. И все изза рекламы, которую таки запретили. Без нее детские фильмы никому сегодня не нужны.

Маша и Медведь — герои одноименного российского мультсериала, показ которого начался в 2009 году. Сериал транслируется в нескольких десятках стран мира Фото: Кадр из мультфильма

— Отменить закон, да и все.

— Надо смотреть дальше — сегодня все уходит в интернет. И надо бы там навести порядок. Движения в этом направлении есть, но они робки. На федеральное ТВ с детским вещанием возвращаться глупо.

— А канал «Карусель»?

— Бьется один как может. Причем к нему надо пристроить канал для подростков — вещание для них абсолютно просело на ТВ. Что недопустимо, учитывая все трудности этого возраста.

— Какой вы видите передачу для старшеклассников сегодня?

— Она должна быть полемичной. Подростки открыты и смело вступают в прямой разговор. Они всегда говорят что думают. Взрослым кажется, что они чем-то недовольны и ворчат. А они всего лишь хотят получить ответы, которые возникают из-за сокрушительного информационного потока, обрушивающегося на них в интернете. Запреты из серии «это смотри — это не смотри» невозможны.

— Невозможно из-за того же интернета?

— Да. Это вечная диалектика: прогресс несет как добро, так и зло. Поэтому для них необходимо создавать своеобразные лоцмановские карты, которые направляли бы их мышление. Нам нельзя быть равнодушными: ребенок, потребляющий современный поток информации, теряется и способен утонуть в ней. Потерять самого себя! Комплексует, надумывает бог знает что. Если тянуть с решением этой проблемы, любое действие может потом стать как скорая помощь, а до нее доводить нельзя. Нужно просто создавать программы на основе полемичных бесед, в которых ребенок может поговорить, высказаться.

Другое детство

— В части невостребованности за рубежом нашего детского ТВ-продукта вам можно возразить: мультфильм «Маша и Медведь» весьма успешен в мире. Однако в России у него есть критики: в нем видят «вред детской психике» и «информационную бомбу», заложенную под наш менталитет. Как вам такая диалектика?

— Если не ошибаюсь, этот мультик купили 40 стран. И никто не углядел в нем эту диверсионную деятельность. Конечно, там есть что-то не совсем детское, потому что успех его держится на синтезе детской канвы и взрослого юмора. Это единство и расширяет его аудиторию до семейной. В этом есть свои риски: герои детские, а их модели поведения — взрослые. В юморе нельзя опускаться ниже ремня. В этом мультике есть репризные, излишне острые шутки. Возможно, это, по мнению экспертов, наносит вред детской психике. Но если их убрать, то мультик потеряет всю свою прелесть.

— А может, ну ее, эту градацию: семейный, детский, взрослый? Инфантильность в общества и так небывалая — все дети.

— Не согласен с вами. Мое поколение, да, долго сохраняло наивность в представлении о мире, о себе в нем. Современные же дети созревают в личностном плане быстрее нас. А поколение 8–10-летних — это вообще абсолютно новые люди! Они все воспринимают поиному. Раньше, когда таким детишкам задавали вопрос, они всегда замолкали и думали, что ответить. Сейчас же отвечают сразу. Они абсолютно раскрепощены, непосредственны и реальны: чувствуют, живут, реагируют открыто. Если мы сами не испортим это поколение, то у него большое будущее. Что до инфантильности, то сейчас люди стали не столько детьми, сколько просто равнодушными, циничными, вялыми. Я бы так их характеризовал.  

ДОСЬЕ

Владимир Грамматиков родился 1 июня 1942 года в Свердловске. Окончил актерский факультет ГИТИСа и режиссерский ВГИКа (1976 год — мастерская Ефима Дзигана). Затем работал как актер и режиссер на Киностудии имени Горького. Снял более 15 кинофильмов для детей и юношества, таких как «Шла собака по роялю», «Мио, мой Мио», «Усатый нянь», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» и многих других. Сегодня — креативный продюсер «Disney Россия и СНГ». Заслуженный деятель искусств РФ.

ЦИФРА

15 процентов бюджета, выделяемого  на поддержку кинематографии, отдают детскому кино и анимации.

МНЕНИЯ

Виктор Меркулов, руководитель проекта «Киноуроки в школах России»:

— Кто-то из великих сказал, что кино для детей должно быть таким же, как и для взрослых, только лучше. Кино влияет на формирование мировоззрения, образцов для подражания и, надо прямо заявлять — ничего стыдного в этом нет, лучшее средство пропаганды. Кто-то должен взять ответственность за качество будущих поколений, которые придут нам на смену. Нам нужно озаботиться внутренним миром современного ребенка. У нас сегодня есть как минимум 20-миллионная аудитория — таково примерно количество школьников в нашей стране, аудитория компактно расположенная, которую не нужно специально рекрутировать. Именно через показы такой аудитории оте чест вен ной киноклассики можно взрастить в них доброту и честное отношение к жизни.

Александр Костюченко, организатор детского международного фестиваля «Мы сами снимаем кино»:

— Нынешнее поколение детей не мыслит жизни без видеокамер. Это привычная часть пейзажа, который их окружает. Для них это норма жизни и возможность творческой реализации. Именно поэтому важно правильно направить созидательную энергию детей. Сегодня они могут возможности интернета использовать как инструмент масштабного самообразования: сами снимать видеоролики, выставлять их, сравнивать с другими, оценивать сверстников. Для этого есть доступные технические возможности, да хотя бы и смартфоны, и программное обеспечение для простого монтажа. Если учесть, что родители современных детей, как правило, заняты добываем «хлеба насущного», и, времени для общения в семье катастрофически не хватает, подростки сами себе создают на просторах сети своеобразные кинозалы, для которых снимают свои фильмы. Наш фестиваль позволяет им свое творчество вынести на открытую площадку обсуждений, поддерживает их творчество, возможно, корректирует вектор творческого развития.

Лидия Евтушенкова, президент благотворительного фонда помощи детям «Детский КиноМай»:

— После одного из наших кинофестивалей меня очень порадовало, когда некоторые школы обратились к нам с просьбами повторить некоторые фильмы, которые были уже показаны в конкурсной программе фестиваля. Где можно будет увидеть «Про Петра и Павла», где — «Частное пионерское», где — «Мы с дедушкой», «Буду помнить» и так далее. Недавно в Ростове проходили показы наших фестивальных фильмов в рамках работы нашего фонда, и залы у нас были полны детей. Как они смотрели фильм «28 панфиловцев» — многие действительно плакали! С ними надо обсуждать содержание увиденных фильмов. Так удастся не только развить их талан ты, но и воспитать достойное поколение.

Татьяна Мирошник, режиссер, сценарист:

— Сейчас представители подрастающего поколения часто ведут собственные видеоблоги. Если раньше были дневники, то теперь все фиксируется на камеру и выставляется на всеобщее обозрение. На вопрос «зачем вы так делаете?» мало кто из детей, наверное, сможет ответить. Возможно, это такое творчество. Но это, конечно, далеко не кино и даже не сериал. Потому что у этих видеоблогов нет сверхзадачи и цели. А у кино они есть: режиссеры всегда знают, зачем снимают фильм. Но есть и еще одна тенденция: очень популярны детские видеолагеря и фестивали детского непрофессионального кино. Многие ребята тянутся к творчеству, испытывают настоящую потребность снимать. И видеоблоги уходят на второй план, иногда насовсем. «Лайки» становятся не интересны. Им хочется развиваться и снимать все осознанно.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Буратино из фильма «Приключения Буратино» (1975) в исполнении Димы Иосифова
Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2

Все мнения
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER