Хорошо для «Газпрома» - хорошо для России?

Бизнес

На этой неделе скромная и полузакрытая процедура выдвижения кандидатов в совет директоров газовой монополии затмила по частоте упоминания в СМИ начало президентской кампании. И дело, конечно, не только в том, что в газпромовских выборах куда больше интриги и простора для толкования. Газовая труба, на которой сидит страна, прочно подпирает нынешнюю вертикаль власти. Другое дело, стал ли вынесенный в заголовок парафраз известного лозунга «Дженерал моторс» объективной реальностью для страны? Приписываемый Виктору Черномырдину корпоративный тост «За вас, за нас, за газ!» могли бы повторить миллионы россиян. «Газпром» остается крупнейшим налогоплательщиком, владельцем медиаимперии, многократно градообразующим элементом. Но в последнее время создается впечатление, что монополия стала еще и стержнем современной российской внешней политики. Нет ни одной проблемы с соседями – ближними или дальними, – от которой не пахло бы газом. Дальние опасаются в стиле семидесятых годов, как бы «Газпром» в один прекрасный день ни перекрыл бы вентиль, лишив привыкших к комфорту европейцев животворного тепла, ближние не хотят много платить, опять-таки пугая себя и других русским газовым шантажом. Борьба за близость к трассам доставки нашего голубого топлива вот-вот рассорит Польшу с Украиной, поскольку поляки после многолетней паузы готовы согласиться на прокладку трубопровода в обход братьев-украинцев при условии его прохождения по землям Речи Посполитой. Да, и все внешнеполитические прорывы России так или иначе нанизаны все на те же газовые трубы. Перед чувствительным носом немцев водят такой изощренной приманкой, как Штокманское месторождение, проект балтийского газопровода буквально расколол Европейское сообщество на потенциальных бенефициантов такого строительства и рискующих потерять рычаг влияния на Москву. Российское присутствие в том или ином регионе мгновенно материлизуется в виде соглашения об очередном голубом, южном или еще каком-то потоке. Новый старый президент Сербии Тадич закрепил преимущество над Николичем одним фактом своего присутствия в столице России на подписании соглашении о передаче нам за приличные деньги всей сербской энергетической инфраструктуры. А призыв Дмитрия Медведева к капитанам российского бизнеса приобретать активы за границей во многом можно расценить как «добро» самого серьезного кандидата в президенты на дальнейшую экспансию «Газпрома» в Старом Свете. Словом, недаром гадая по поводу будущего трудоустройства Владимира Путина, многие до сих пор прочат ему пост главы Совета директоров «Газпрома», компании, которая, если верить ее руководству, намерена стать одним из первых номеров в мире по величине своей капитализации. Однако заграничная экспансия тянет на многие десятки миллиардов долларов, которые будут отбиваться десятилетиями. Ну а что монополия обещает простым согражданам? Пока нам с вами даны гарантии, что внутренние цены на газ (а это еще и цена отопления наших квартир, горячей воды) никогда не достигнут уровня внешних. Это не значит, что монопольные цены не будут расти, они просто будут расти медленнее, чем там за Днепром и Бугом. А ведь именно такое ползучее накручивание цены и разгоняет инфляцию. Особенно в начале каждого года. Так что, вопрос, вынесенный в заголовок, пока повисает в воздухе.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse