Спросить цену таблетки и перейти к бюджету...

Спросить цену таблетки и перейти к бюджету...

Бизнес

ЗАВТРА после нескольких задержек правительство намерено наконец обсудить бюджет, дабы передать его, болезного, на утверждение Государственной думы. Излишне долгая пауза в движении важнейшего финансового документа страны была, как наши читатели уже знают, вызвана несколькими причинами. Но прежде всего трудностями согласования с министерствами квот по урезанию их бюджетов. А это уже был вопрос не столько экономический, сколько политический. Выиграло в конечном итоге Министерство обороны, которое понесло самые незначительные потери.Понятно, что и отказ от перспективной формулы трехлетнего бюджета, вокруг которой было столько восторгов, диктуется плачевной мировой финансовой конъюнктурой. В тумане нефтяные цены, а бюджет обещает быть дефицитным аж до 2011 года. Но каким бы наш финансовый закон ни был, после его принятия многое станет ясно. В том числе и для нас – потребителей, взволнованных постоянным вальсом магазинных ценников.[b]По заветам старика Рейгана[/b]Покойный штатовский президент был автором многих вошедших в анналы афоризмов. Именно он как-то посетовал: правительство не решает проблемы, оно финансирует их. Российское правительство глобальным кризисом было втянуто в полосу серьезных испытаний, утяжеленных и монотоварностью нашего экспорта, и в некоторых областях чрезмерной зависимостью от импорта. В первую очередь в сфере продовольствия и потребительских товаров.Более того, еще в годы “тучных коров” эксперты предупреждали, что наш импорт растет столь быстрыми темпами, что к 2012 году Россия даже в условиях высоких нефтяных ставок могла получить практически нулевой, а то и отрицательный внешнеторговый баланс. Но вот коровы похудели.Сразу же заговорили о шансе для отечественного производителя, который, как и в дефолтном 1998 году, получил-де возможность вытеснить с собственного внутреннего рынка иностранных конкурентов. Вот только за месяц-другой такие чудеса не случаются. А мягкая девальвация рубля все равно девальвация.А потому цена на импортное продовольствие стала расти прямо пропорционально ослаблению целкового.Именно на это обстоятельство обратила в первую очередь внимание правительственная комиссия, которая специально проанализировала причины перманентной смены ценников. Притом что цены росли не только на импорт, но и на свой сермяжный батон. Что особенно насторожило первого вице-премьера Зубкова: при нормальной средней цене на муку и при солидных запасах (семь с половиной миллионов тонн), которые государство в любой момент может выбросить на рынок, в одних регионах мука стоит девять тысяч, а в других – все тринадцать.Понятно, что в данном случае разбираться придется по всей цепочке товаропроизводственных отношений. Причем первым шагом станет выяснение причин, по которым при общем снижении цен на бензин в стране стоимость ГСМ для аграриев продолжала расти. Иными словами, наши энергетические корпорации, потерявшие немалую толику прибыли на мировых рынках, решили поправить свои дела за счет АПК, понимая, что посевная ждать не будет и платить придется по тем счетам, которые выставят.Проблема в том, что горюче-смазочные шантажисты фактически пытаются запустить руку во все тот же неглубокий бюджетный карман, поскольку государство традиционно субсидирует рост цен на горючее для хлеборобов. Так что с этой проблемой, видимо, разберутся. А значит, сдержат и подорожание классической булки хлеба.[b]Без глубокой заморозки[/b]Но в целом на продукты цены фиксироваться не будут. Видимо, опыт конца 2007 года, когда на добровольно-принудительной основе была согласована “заморозка” стоимости некоторых видов подсолнечного масла, нежирного кефира, молока, куриных яиц и хлеба, повторять не будут. Во-первых, несмотря на все административные меры, цены все равно росли. А после отмены моратория просто взлетели.Более того, правительственные эксперты уверены, что в случае повторения такой фиксации максимальных торговых наценок доступная продукция будет просто вымываться с полок, поскольку производители и продавцы смогут с легкостью от нее отказаться.Наконец, те самые отечественные производители, которых надлежит поддерживать, уверены в своей массе, что потолок цен может придавить прежде всего их продукцию. А торговые сети предпочтут импорт, который, вопреки брюссельским протестам бывшего министра сельского хозяйства Гордеева, ЕС продолжит субсидировать.На вопрос, что же делать, следует классический ответ: повышать собственное производство хлеба насущного. В самом широком ассортиментном смысле. Правительство устами первого вице-премьера Шувалова обещает в этом году, например, рост производства говядины на восемь процентов. А есть и другие методы.В Москве, в частности, создаются собственные интервенционные запасы продовольствия, которые могут самим фактом массированного появления на рынке сбить ажиотажный спрос и отбить у продавцов желание заменить ценники.Но сейчас проявилась и иная тенденция – снижение объемов импорта. По сравнению с прошлым февралем в этом он упал на 37 процентов. Причем ввоз продовольствия уменьшился на 21,8 процента.Только фрукты поступали в страны в прежних количествах. А вот закупки мяса упали на 60,4 процента, свежемороженой рыбы – на 16,6. Даже чая и то ввезли куда меньше, чем год назад, несмотря на холодную пору, когда так приятно предаваться кухонной критике действий властей за чашкой ароматного зеленого чая.С одной стороны, это отражение сужения рынка, столкнувшегося с общим подорожанием. С другой – компаниям просто не хватает кредитов для продолжения своих торговых операций. А потому еще вопрос, не приведет ли уменьшение поставок, учитывая, что собственного продовольствия все равно не хватает, к росту цен? Но, в принципе, как и в случае с мягкой девальвацией, правительство готово обеспечить мягкий рост цен, которого пока все равно не избежать.[b]Как доктор прописал[/b]Мудрый Тацит завещал нам: лекарство действует медленнее, чем болезнь. А потому, добавим от себя, нельзя опаздывать с его применением.Вот только та же инфляция с девальвацией превратили для многих жизненно важные препараты в недоступную роскошь. Заговорили вообще об отказе от закупок иностранных снадобий, ставших фактически золотыми (не путать с препаратами с применением частиц золота).Но если голодание иногда бывает лечебным, то отказ от приема лекарств чреват самыми серьезными последствиями. Потому-то в отличие от продуктов цены на лекарства правительство попытается ограничить. Понятно, что выбор сделан в пользу опять-таки мягкого регулирования, при котором у дистрибьюторов не будут выворачивать руки. Но именно фарморынок сочтен менее прозрачным, чем продуктовый.Правда, регулирование распространится не на все лекарства, а только на те препараты, что фактически закупаются на средства ОМС. Иначе есть риск получить пустые аптечные полки.Обязательная регистрация охватит на деле важнейшие лекарственные препараты по списку, охватывающему примерно 20 процентов всего фарморынка России. Повторим: новые меры затронут только лекарства из списка “Жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства”, а не те дорогостоящие широко разрекламированные препараты, что так любят выписывать районные терапевты. Наличие обязательной регистрации цены готов проверять Росздравнадзор. Впрочем, большинство экспертов сходятся во мнении, что прежде всего доступными будут стремиться сделать отечественные препараты, аналогичные более дорогим иностранным.Понятно, среди множества антикризисных мер усилия по торможению роста цен стоят на одном из первых мест по важности. И составляют во многом сердцевину социальной политики. Иначе сколько ни повышай пенсии и зарплаты бюджетникам, все надбавки будут сжираться инфляцией.[b]Компетентное мнениеВладимир МАЛЫШКОВ, руководитель Департамента потребительского рынка и услуг Москвы:[/b][i]– Импортное продовольствие и товары, закупленные до кризиса, продаются по старым ценам, однако вновь закупаемый импорт будет дороже. Все, что покупается по импорту, будет дорожать.Правительство Москвы принимает меры по недопущению роста цен на продовольствие за счет интервенций из городского запаса.Рост цен на продовольствие в Москве не превышает роста инфляции и колеблется около 0,35–0,38% в неделю. На некоторые виды продовольствия цены, хоть и незначительно, но снижаются. Например, на яйца и крупы цены снизились на 0,1–0,2%[/i].

Google newsGoogle newsGoogle news