Музею Булгакова вернули мебель из последнего дома писателя

Общество

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ музей Михаила Булгакова «Нехорошая квартира» в 10-м доме по Большой Садовой ул. (именно здесь, как известно, разворачиваются главные сюжетные линии романа «Мастер и Маргарита») сделал ценнейшее приобретение. За 2 миллиона рублей столичный Департамент культуры выкупил для музея у коренного москвича Кирилла Тарасевича мебель писателя, а также несколько машинописных и рукописных экземпляров его творческого наследия. Впрочем, подробно распространяться о бюджетных затратах вряд ли имеет смысл: директор музея Инна Мишина сразу делает хотя и банальное, но стопроцентно верное замечание о бесценности полученных реликвий.Достаточно сказать, что на сегодня это крупнейшая мемориальная коллекция во всех фондах «Нехорошей квартиры», которые хранители смогли сформировать за три года работы музея.– Родной отец Кирилла Лев Тарасевич был одноклассником и близким другом Сергея Шиловского – младшего сына последней жены Булгакова Елены Сергеевны, – говорит Мишина. – Он часто бывал в трехкомнатной квартире Булгаковых в Нащокинском переулке начиная с 1940 года, так что надолго запомнил и детали интерьера, и их взаимное расположение. А когда повзрослел, сам стал хорошим приятелем Елены Сергеевны.Через некоторое время после смерти мужа Елена Булгакова переехала в «двушку» на Суворовский (ныне Никитский) бульвар, туда же перевезла и мебель. А когда в 1970 году она скончалась, Сергей Шиловский пожелал распродать мебель по частям близким, друзьям и знакомым.«Не делай этого, – сказал ему Тарасевич. – История тебе не простит. Если не против, я куплю все». Счастье, что Лев Кириллович тогда смог позволить себе такой сколь дальновидный, столь и царский жест. Врач по профессии, буквально несколькими месяцами ранее он вернулся в СССР из трехлетней командировки в Алжир, где заведовал рентгенологическим отделением, так что необходимая (и весьма круглая) сумма у него имелась.Сорок лет это самое «все» хранилось в семье Тарасевичей в Савельевском переулке. И вот теперь сын Льва Тарасевича, посоветовавшись с родными, решил, что место ему – в государственном музее Булгакова. Коллекция мебели, подавляющее большинство артефактов которой сделаны из красного дерева в конце XVIII – начале XIX вв, весьма объемна, и едва ли не за каждым предметом – загадка, тайна или типично булгаковская мистификация.Вот вроде бы обычный, без изысков, буфет. Но, как утверждают историки литературы, в точности такой же стоял на киевской квартире Николая Гоголя, которого Булгаков едва ли не боготворил, и заиметь подобную копию считал для себя делом чести. Решил – и в итоге добился своего. А вот фарфоровая люстра-фонарь с затейливой росписью: на одной картинке Амур с луком подлетает к миловидной девушке, на второй оставляет ее… уже с младенцем.Рассказывают, именно такая имелась у самого Станиславского. А вот секретер. Откидываешь нижнюю крышку – превращается в письменный стол. Откидываешь верхнюю – перед тобой удобное бюро.– По легенде, которую нам еще предстоит изучать и проверять, Булгаков купил этот раритет непосредственно на одной из квартир Гоголя, – признается Инна Мишина. – Но даже не это самое интересное. Смотрите…Выдвинув неприметный вертикальный ящичек, Инна Омаровна аккуратно отворачивает в сторону одну из внутренних ниш секретера, и в районе задней стенки обнаруживаются четыре потайных объема. Открыв ключом верхнюю часть секретера, тянет ее на себя, потом снимает еще одну тыльную досочку – и, вуаля, опять пара секретных пенальчиков…И даже общая численность собрания Тарасевичей поистине символична: всего здесь насчитывается 13 предметов! Пока публике, правда, представлено девять изделий. Еще четыре – два кресла, столик и кухонная полка (а также некоторые дошедшие до нас от Елены Булгаковой детали кухонной утвари) – требуют реставрации и займут свое место в экспозиции позднее.Помимо мебельных атрибутов, фонды «Нехорошей квартиры» обогатились несколькими прижизненными рукописными и машинописными документами с автографами писателя. К примеру, в экспозиции уже выставлена машинопись пьесы «Мольер» с личной подписью автора, сделанной в 1937 году. Правда, напечатанный на титульном листе заголовок уверенно зачеркнут, а поверх размашистыми чернильными буквами выведено «Жизнь господина де Мольера»…В общем, на наш век булгаковских загадок, похоже, хватит…[b]Прямая речьГлава Попечительского совета музея Мариэтта ЧУДАКОВА: «Я ВИДЕЛА ЭТУ МЕБЕЛЬ В КВАРТИРЕ ЕЛЕНЫ БУЛГАКОВОЙ»[/b][i]– Дом, где Булгаков вместе с Еленой Сергеевной пользовались этой мебелью и где скончался сам Михаил Афанасьевич, снесли в 1978 году, когда на его месте строили кооперативное жилье для Минобороны. Но задолго до того момента я видела все эти предметы уже на другой квартире Елены Булгаковой, с которой познакомилась в 1969 году. А 15 лет назад судьба свела меня со Львом Тарасевичем. Тот не только безошибочно назвал все предметы интерьера, но и сделал подробнейший эскиз комнат, на которых отметил их расположение. Так что сомнений в том, что это именно булгаковская мебель, нет никаких.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen