Понедельник 18 февраля, 03:02
Небольшой Снегопад 0°
Город

От романтики к агрессии: так рушатся отношения. Состоялась премьера «Великолепного рогоносца»

Павел Деревянко сыграл роль Бруно
Фото: личный сайт актера
На сцене Театра имени Моссовета — премьера трагифарса «Великолепный рогоносец» по пьесе бельгийца Фернана Кроммелинка с участием Павела Деревянко.

Бруно-Деревянко царит на сцене в этом спектакле безраздельно.

Это к нему с просьбой написать любовные стихи для своих пассий ломится мужское население округи. Это его вера в чистоту жены (роскошная Юлия Хлынина) роковым образом сменяется подозрительностью. А внутренние монологи оборачиваются спорами с невидимым собеседником Эстрюго (Леонид Фомин). Реальность тонет в фобиях: натура впечатлительного Бруно не в силах совладать с завладевшим иррациональным состоянием, а разум — осмыслить ситуацию.

Режиссер Нина Чусова, ставившая на моссоветовской сцене «Ревизора» и «Крошку Цахес», виртуозно проводит героев «из рая в ад». Она эффектно решает любовные сцены с помощью пластического рисунка. Мы наблюдаем влюбленных в райском саду, где распускаются цветы и порхают бабочки (световые эффекты созданы Иваном Виноградовым, сценография и костюмы — Виктором Платоновым и Евгенией Панфиловой). Молодой муж окутывают жену флером-туманом поэтических строф.

Но вот мир начинает трещать про швам, осыпается и оборачивается кирпичным «застенком». Обезумевший Бруно, приревновавший к морскому офицеру Петрюсу (Нил Кропалов), со стихов переходит на агрессивный рэп. Соседи, словно загипнотизированные Бруно, пускаются во все тяжкие. Чистота отношений тонет в бездне разврата.

Вчерашние жеманные подружки (Анастасия Пронина и Татьяна Храмова) готовы утопить бывшую товарку в водоеме. А почтенные сограждане выстраиваются в очередь у дверей блудящей Стеллы, словно в борделе.

Бруно же взирает со стороны на это, словно Нерон, стоящий на холме, у подножия которого пылает подожженный им же Рим.

Но самое удивительное, что в этой яркой, выносящей мозг философской истории вообще нет персонажей, вызывающих сочувствие. Фарс! Герои вполне достойны друг друга: муж сходит с ума от пустой ревности, Стелла упивается своей жертвенностью, возведя покорность в ранг идола. О любви тут нет и речи.

Горький опыт заставляет повзрослевшую героиню в финале сделать усилие и закрыть дверь в прошлую жизнь. Хочется верить, что впереди — более светлая.

А за ее спиной безумствует призрак мужа — человеком его уже не назовешь. Вспоминаются слова современника Кроммелинка декадента Брюсова: «Фиолетовые руки на эмалевой стене полусонно чертят звуки в звонкозвучной тишине». Но что они там начертят еще, зрителю уже неинтересно.  

Новости СМИ2

Все мнения
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER