Воскресенье 16 июня , 08:06
Туман + 16 °
Город

Почему Крушельницкий сказал «нет»

Российский керлингист Александр Крушельницкий заявил, что отказывается от слушаний в Спортивном арбитражном суде, где должен был разбираться случай с обнаружением в его пробе на Олимпиаде в Пхенчхане мельдония.

Новость облетает мир молнией. Конец истории? Есть и ее расшифровка: «Взвесив все за и против, я решил отказаться от проведения слушаний в CAS по поводу моей ситуации. Считаю, что в рамках действующих правил это бесполезно и бессмысленно» - сказал керлингист. И прибавил при этом, что признает факт формального нарушения действующих антидопинговых правил – ибо глупо отрицать то, что очевидно выявлено результатами проб. Но при этом и позиция его ясна: к вердикту готов, но теперь он будет делать все от него зависящее, чтобы в рамках расследования были найдены неопровержимые доказательства его невиновности.

Понеслось тут же «А-а-а, слился! Все, спекся, склеил ласты». Ну, только что не слабак, ей-богу. Но что он может сделать сейчас, никак не могу взять в толк.

Вывод напрашивается сам по себе. Точнее, два вывода.

Первый – все случившееся реально похоже на провокацию. Ну, или случайность. Или нелепость. Или, наоборот, тщательно спланированную гадость. Но карта бита. Крыть нечем. Не о чем и говорить, выходит: мельдоний – «всплыл». Так. Раздались крики – а кто бы посмел что-то там подсыпать и все такое? Тогда вывод второй. Может, Крушельницкий – тихий сумасшедший? Человек в здравом уме-то принимать ни мельдоний, ни какой другой допинг не будет в такой ситуации никогда – он же знает, что его точно проверят и точно поймают, иначе быть не может. Так может он... того? Или хотел страну подставить, завершив, таким образом, спортивную карьеру?

Да нет, вроде же не сумасшедший. Не похож.    

Помимо прочего, так, к слову, интересует еще и глобальный вопрос: а зачем вообще керлингисту допинг? Ну, вот так, по-честному – зачем? Что он может дать – в этом виде спорта, где не нужна ни скорость, ни какая-то особая сила, а ценится лишь умение, точность, расчет. Понимаю, скажем, зачем сидят на допинге представители других видов спорта. Побежать – так побежать, не зная усталости, метнуть – так метнуть, проплыть – так проплыть. А керлингисту-то что от этого? Если бы в допинге вымачивали «камни», и они сами выполняли нужные движения – ползли, куда надо, хоть в «дом», хоть из «дома», – а  тут?

Какие бы камни и дротики не метались сейчас в Крушельницкого, мне его «нет» и «хватит» понятны. Он ничего не может доказать, ни на чем не может настаивать. Завоеванная им честно – я уверена – победа уплывает из рук. Нет ничего хуже, чем падать с пьедестала – особенно так. И он просто поставил точку. Я бы сказала «устал». Глагол можно оспаривать, но выберу этот – устал от всего, бывает такая вот последняя капля. После которой ты просто ничего не хочешь.

Но нашему Следственному комитету уставать в такой ситуации не пристало. И хочется надеяться, что расследование, связанное с мельдонием в пробах у Крушельницкого, будет доведено до конца – из принципа. Да и вообще в истории нашего спортивного настоящего есть масса вещей, в которых нет точки в конце предложения.   

Мне кажется очевидным, что допинг этот кому-кому, а именно Саше Крушельницкому был абсолютно не нужен. Но пусть все решит следствие. А пока... А пока подождем метать камни. Делать выводы. Строить домыслы. Рано – при всей кажущейся очевидности ситуации. Увы, она не очевидна.

И еще. До завершения Олимпиады осталось всего ничего. И знаете, я впервые в жизни с невероятным облегчением думаю о том, что скоро она закончится. Не знаю, изначально как-то все сопротивлялось внутри поездке туда наших спортсменов – при всех аргументах «за». Пусть закончится уже, ей-богу. Осадок останется надолго – от всего...

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER