Среда 19 декабря, 11:12
Мокрый Снег -8°
Город

Назрела ли необходимость реформы здравоохранения

Дело врача Елены Мисюриной (на фото) в очередной раз раскололо общество на два лагеря. На сей раз это были не правые и левые, а пациенты и медики
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Дело врача Елены Мисюриной (на фото) в очередной раз раскололо общество на два лагеря. На сей раз это были не правые и левые, а пациенты и медики
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Доверие к врачу неразрывно связано с качеством медицинских услуг в стране.

Волна новостей о приговоре врачу-гематологу Елене Мисюриной в очередной раз подняла тему качества современной медицины. Вспомнили и октябрьское предложение Следственного комитета — ввести в УК статью, связанную с врачебными ошибками. Предложение взялось не с потолка: по данным СК, число таких преступлений в стране существенно выросло. Что косвенно подтверждает и статистика.

Цифры и жизнь

Каждый пятый в нашей стране не доверяет медикам, а абсолютное большинство (63%), доверяя, предпочитает заниматься самолечением. Но при этом — вот ведь парадокс — более трети россиян хотели бы видеть своих детей врачами. То ли считают медицину верным куском хлеба на все времена, то ли хотят иметь «своего» человека в столь нужной сфере.

Статистика, если вдуматься, достаточно логична. Главным при выборе медклиники большинство из нас (66%) считает квалификацию врача, и довольно слабо нас волнует возраст медика (таких набралось лишь 4%), его национальность (2%) или пол (1%). Оно и понятно: хоть беленький, хоть седенький — лишь бы спас. Но его — этого самого спасителя — еще надо найти. И желательно так, чтобы в процессе поисков не растерять остатнее здоровье.

— Несколько лет назад наши мытищинские хирурги делали мужу операцию, — рассказывает жительница Подмосковья Мария. — Но неудачно — из-за врачебной ошибки он оказался практически инвалидом и чуть не умер. К счастью, мы успели перевезти его в московский стационар, где человека вернули пусть и не к полноценной, но все-таки жизни. В 2017-м мужа опять отправили на срочную госпитализацию в мытищинскую райбольницу, связываться с которой еще раз нам, понятно, не хотелось. И мы поехали к спасшим его хирургам — в ГКБ им. Юдина, где, как нам сказали, работают действительно лучшие спецы по «нашему» профилю. Те подтвердили, что нужна госпитализация, а для этого — направление от хирурга московской поликлиники, что нереально, так как мы прописаны в области. Вариантов у нас было три: платная госпитализация (очень дорого для нас), экстренная (падать на улице, вызывать скорую, но шанс, что отвезут именно в эту больницу, микроскопический), насобирать кучу справок и попытаться добиться направления через московский меддепартамент, что вряд ли можно было сделать быстро (да и возможно ли?).

Кто-то из знакомых посоветовал действовать через программу «Столица здоровья», которая помогает попасть в московский стационар иногородним. С нами действительно связалась девушка, записала все данные и пообещала перезвонить через неделю — именно столько требуется для связи с куратором в «нашей» больнице. Ни звонка, ни эсэмэсок мы, увы, не дождались, и муж сам поехал в Москву к этому куратору. Завершилось все удачно: его в тот же день без вопросов положили в стационар. Но, как мы потом узнали, такая забывчивость операторов программы — в порядке вещей. То есть хорошую по сути идею опять подвел человеческий фактор...

Ожидание реформ

Историй про разные медэпопеи — со счастливым и не очень концом — каждый из нас может рассказать массу. Потому что каждый хотя бы раз сталкивался с некомпетентностью или равнодушием медиков. Конечно, халтурщиков хватает везде, но обнаружить их в здравоохранении по понятным причинам особенно неприятно.

— Уменьшение доверия к врачам, о котором говорит статистика, отражает растущую неудовлетворенность россиян получаемой медпомощью, — рассказал «ВМ» Василий Власов, вице-президент Общества специалистов доказательной медицины, профессор Первого МГМУ им. И. М. Сеченова. — Конечно, где-то есть и улучшения, но, скажем, с сердечно-сосудистой хирургией или с трансплантологией, в которых у нас все относительно более-менее неплохо, сталкиваются немногие, а вот с медиками районных поликлиник, квалификация которых, особенно на периферии, часто не на высоте, — практически каждый. Чтобы повысить доверие людей, надо адекватно финансировать здравоохранение, а с ним последние пять лет все хуже. Ну и не стоит забывать, что массам свойственно предъявлять к врачам особые требования. Все забывают, что это такие же люди, и они тоже нуждаются в нормальных условиях труда, адекватной зарплате и уважении. Напомню, что сейчас практически все врачи работают на полторы ставки. У нас где-нибудь, скажем, шахтеры работают на полторы ставки? Нет. А врачи — сплошь и рядом. Или вот их часто обвиняют в том, что выписывают неэффективные лекарства. А винить надо Минздрав, который до сих пор предлагает устаревшие стандарты лечения, в которых эти лекарства записаны. Чтобы у пациентов стало меньше претензий, нужна реформа здравоохранения — в этом убежден уже любой маломальский профессионал.

Каждый пятый в нашей стране не доверяет медикам, а абсолютное большинство (63%), доверяя, предпочитает заниматься самолечением Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

В погоне за мыслью

Переборет ли усиленное финансирование статистику недоверия — вопрос. Ответ на который для многих специалистов не столь очевиден:

— У нас есть отличные медики, специалисты высочайшего уровня. Но их десятки, может быть, сотни. А нужны — сотни тысяч, — считает врач-невролог, директор сети клиник Павел Бранд. — У нас есть клиники с очень профессиональным подходом к лечению, но это, опять же, не массовое явление. По большей части российская система здравоохранения застряла в конце 1980-х, и чтобы хоть как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки, нужно очень многое. Это и дорогостоящие испытания (и производство!) лекарств, и разработка клинических рекомендаций на основе доказательной медицины, и оснащение больниц и поликлиник современной аппаратурой, и качественные научные исследования, и реформа медобразования. Без последней, кстати, никак. К середине 1950-х медицинские знания полностью обновлялись раз в полвека; к 2005 году, когда я заканчивал институт, это происходило раз в пять лет. Помню, тогда нам говорили о 25 видах головной боли, сейчас их насчитывают более 200! Багаж знаний, полученный за предыдущие три года нынешними четверокурсниками медвузов, уже на 94% не является актуальным! Пройдет еще три года, и полный апгрейд знаний будет происходить каждые 73 дня! Как угнаться за такими скоростями? Только непрерывным самообразованием и привлечением информационных технологий. У нас врача, который на приеме лезет в интернет, воспринимают как недоучку, а на Западе — это норма и обязательная необходимость для принятия правильного решения.

Как показывает практика, серьезно улучшает статистику излечений и обязательный доскональный разбор полетов каждой врачебной ошибки, а также введение такой простой вещи, как чек-листы. Это расписанный по пунктам алгоритм важных действий, которые необходимо совершить в том или ином случае. Есть такие шпаргалки и для вариантов «Если что-то пошло не так» — они всегда под рукой и, по отзывам медиков, отлично помогают «прокачать» мозги в экстренной ситуации. На Западе многие клиники пользуются чек-листами, составленными ВОЗ, а некоторые идут дальше и дополняют их своими. Но делает ли вся эта рационализация западную меджизнь идеальной?

— У нас хорошая медицина? Да побойтесь бога! — не согласилась со стереотипом бывшая москвичка Нина Лукьянова, живущая с середины 1990-х в Копенгагене. — В России почему-то считают, что тут любая сфера медом помазана. А на самом деле… Да, формально в Дании медицина бесплатна. Но поскольку дотации на нее постоянно срезают, это просто фикция, а не медицина. Знакомая медсестра, тоже русская девочка, не смогла работать в здешних госпиталях — говорит, не могу смотреть, как люди умирают от равнодушия и непрофессионализма врачей. В России все-таки еще сохраняется человечное отношение к пациентам. Или вот вам мой личный пример. Было воспаление суставов, да такое, что ходила еле-еле. Приползаю к «доктору-регулировщику», который проводит первичный осмотр и направляет к специалистам (без него к ним не попасть). Он мне выписывает ромашку, даже не заикается об анализах и сообщает, что меня внесли в лист ожидания, согласно которому к специалисту я попаду через 44 дня. Пришлось лететь в Москву, откуда я уже через три дня возвращалась совершенно здоровой, спасибо русским медикам. Был еще случай с циститом, и абсолютно по той же схеме: регулировщик — ромашка — лист ожидания — самолет — излечение. Понятно, что в Москве я обращалась не в районную поликлинику, но у вас хотя бы есть платные центры с разумными ценами. В Дании стоимость коммерческого медприема начинается в пересчете на русские деньги от 50 тысяч рублей — очень мало кто может себе такое позволить. И других вариантов нет — либо бесплатная фикция, либо неподъемный ценник, середины не дано.

Один в поле не медик

Ну, а пока одни сыны Гиппократа обсуждают вопросы финансирования и будущих реформ, другие берут инициативу в свои руки и приближают будущее, как могут. Например, создавая врачебные сообщества, в которых делятся друг с другом последними открытиями с научной передовой.

«Мы считаем, что качество медицинского образования в нашей стране катастрофически снижается, и это грозит нам не просто отставанием в научной сфере от развитых стран, но и дальнейшей деградацией, — говорится в манифесте самого известного русскоязычного cообщества медиков Medach.pro. — Цель нашего движения — изменение существующего порядка изнутри. Во-первых, мы считаем, что открытая для дискуссий среда способна порождать великие умы. Во-вторых, убеждены, что люди, которые вдохновляются наукой и занимаются саморазвитием, со временем станут профессорами, министрами, преподавателями, учеными, и, если создать нужную среду, то смогут изменить к лучшему медицину в целом».

Судя по тому, что всего за полгода скромный проект, вышедший из стен Ростовского ГМУ, превратился во всероссийский, оставаясь при этом абсолютно бесплатным, неравнодушных медиков в стране хватает.

Вообще, по всему выходит, что будущее отрасли — за врачебным коллективным бессознательным (а, вернее, сознательным). Ведь чем больше информации, тем более узкими становятся специалисты. А это — прямой путь к врачебным консилиумам, которые в будущем вполне могут стать стандартной рутиной, и к торжеству искусственного интеллекта над интеллектом (и опытом) одиночки. Ведь уже сейчас многие доктора обращаются за помощью к медицинским информационным сетям и автоматизированным системам поддержки принятия врачебных решений (СППВР), которые помогают выбрать наиболее подходящий алгоритм лечения.

Добавьте к этому всевозможные электронные гаджеты (тонометры, термометры, нейростимуляторы, глюкометры и т. д.), которыми уже сегодня можно при желании облепить тушку с ног до головы и получать информацию о ее состоянии в режиме нон-стоп. Похоже, в здравоохранении зреет даже уже не реформа, а полноценная революция. Будет ли она бархатной или выстелет путь к победе кровавыми жертвами, покажет время. Ведь оно, как известно, лучший лекарь.

КСТАТИ

Число жалоб в Следственный комитет РФ на ошибки врачей выросло втрое с 2012 года — с 2100 до 6050. В 2012 году по этому поводу было возбуждено 311 уголовных дел, из них в суд направлено 60, в 2017 году возбуждено 1791 уголовное дело, в суд направлено 175. Сейчас на личном контроле председателя СК каждое третье обращение связано с этой темой.

Дело врача Елены Мисюриной (на фото) в очередной раз раскололо общество на два лагеря. На сей раз это были не правые и левые, а пациенты и медики
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER