Среда 12 декабря, 06:12
Туман 0°
Город

Важен обмен энергетикой

Много раз слышал, что театральное искусство в кризисе. Что современная жизнь — быстрая, нервная, насыщенная событиями — не оставляет театру места. Тем более в Москве, одном из крупнейших мегаполисов мира, где люди живут буквально на бегу. А развлекаются, глядя в экран смартфона, просматривая короткие ролики, потому что ни на что другое просто физически не хватает времени. Давайте разберемся, так это или нет.

Москва, я считаю, всегда была и остается театральной столицей России. Именно у нас появились театры Станиславского, Немировича-Данченко, Таирова, Мейерхольда, Вахтангова. Все театральные направления ХХ века были созданы здесь, в Москве! У нас как у города, что называется, генетически есть театральный зритель. Это уже в природе москвичей — приходить время от времени в театр.

Это часть их образа жизни. Почему так было в ХIХ и ХХ веках? Почему так есть в веке ХХI? Ответ, на мой взгляд, очевиден. Потому что из всех искусств только театр дает обмен живой энергией. Какие бы великие фильмы ни смотрел зритель, какие бы шедевры кинематографа ему ни предлагали, между зрителем и актерами — всегда экран. А значит, непосредственного обмена энергией с актерами нет. И никакие художественные достоинства фильма не могут этот обмен обеспечить. А вот театр — может. И достаточно успешно.

Более того, театр всегда разный. Вы можете прийти на ту же самую пьесу, но спектакль будет уже другим. Ведь и актерский состав часто меняется, и зрители в зале иные, а даже если все одни и те же, все равно результат — в виде спектакля — будет разным. Потому что театр — живой организм. Его язык, его вибрации, сама его атмосфера — всегда разные.

Меняется ли театр вместе со временем, вместе со своим зрителем? Вне сомнения. Вспомните, когда-то люди ездили в каретах, потом стали перемещаться на поездах, потом пересели на самолеты. Скорость передвижения изменилась, но сам принцип перемещения из точки А в точку В остался прежним. То же самое произошло и с театром.

Изменились многие технические средства. Появились сцены, которые могут легко трансформироваться; новые, почти фантастические возможности звука и света. Но все это — если сравнивать с рестораном — всего лишь гарнир. Ну или, если хотите, способы его подачи. А «мясо» осталось прежним. И «мясо» в данном случае — это артист: его игра, его энергетика и способ общения со зрительным залом. Иными словами, то, на что и идет зритель в театр. Да, способы подачи гарнира важны. Когда мы идем в ресторан, то хотим, чтобы все было красиво и пробуждало в нас аппетит. Когда мы идем в театр, то хотим действия, красоты, шоу. И все же гарнир, согласитесь, не главное. Артист был и остается основой основ любого театра. Именно на артиста идет в театр публика. Пока есть его живое непосредственное общение со зрителями, пока есть его энергетика, люди будут к нам приходить. И неважно, какой год или даже век за стенами театра.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER