пт 20 сентября 00:48
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Сергей Собянин: Взялся за гуж — вперед! Другой мотивации на выборах нет

Сергей Собянин: Взялся за гуж — вперед! Другой мотивации на выборах нет

Врио мэра Москвы в интервью либеральной радиостанции «Эхо Москвы» рассказал, как принималось решение о досрочных выборах в Москве, и о своих соперниках в предстоящем голосовании.

Врио столичного градоначальника рассказал журналистам «Эха», что не любит и не умеет «подавать» себя, а предпочитает прежде всего делать дело.

Пресс-служба мэрии

26 августа в программе на радио "Эхо Москвы" врио мэра столицы Сергей Собянин отвечал на вопросы журналистов и радиослушателей.

О решении провести досрочные выборы мэра Москвы

- Я думаю, что не надо ходить в далекую историю, - сказал Сергей Собянин. - Из того, что происходило в последнее время, самое сложное решение было принять решение о досрочной отставке и пойти на досрочные выборы. Это касается и меня, и моего окружения, и вообще, по большому счету, говоря громкими словами, судьбы Москвы. Вы помните, какие были сомнения полгода тому назад, год назад. Год назад я вообще считал, что какие там досрочные выборы? Это ни к чему. Все довольны, идет работа, нам не нужны вообще никакие выборы. После того, как принят был федеральный закон, люди начали задумываться, говорить "Вот закон принят. Почему бы и у нас в Москве не провести выборы? А вот там ваши коллеги идут уже на досрочные выборы, а вы чего-то тут сидите, чего-то боитесь". Ну вот и так полдела было. Когда досрочные выборы объявили в Московской области, то ситуация еще круче изменилась. Говорят "Ну, слушайте, даже Московская область уже проводит выборы, а вы опять там отговариваетесь. Ну и вообще москвичи, наверное, хотят, все-таки, выборы не через 2, не через 3 года, а сейчас". И все эти вопросы становились все более и более жесткими, и более частыми. В конце концов, я понял, что если я буду ссылаться постоянно на какие-то объективные обстоятельства, что мы еще не созрели, что еще рано, еще подождать, ну, через какое-то время меня просто сочтут за труса, скажут "Нет, вы просто боитесь идти на выборы". И для меня, я считаю, комфортное и правильное решение, все-таки, дать москвичам избрать своего мэра и не через 2-3 года, а сейчас, тем более, что все условия для этого созданы. Принят федеральный закон, принят закон города Москвы. Причем, принят такой закон, который говорит о прямых выборах мэра, хотя, мог бы быть принят и другой закон.

Мне кажется, как раз федеральные власти не очень заинтересованы в каких-то досрочных выборах, потому что увеличивается просто частота выборов за какой-то определенный период, - пояснил врио мэра столицы. - Выборов в стране и без наших московских хватает. Совмещать кампанию в Московской области и в Москве, ну, тоже не самый, может быть, лучший вариант для администраций с точки зрения контроля за ситуацией. Поэтому это мое решение и, конечно, я советовался. В первую очередь, советовался с президентом, потому что без совета с ним и без его согласия по ныне действующему законодательству я просто не имел права идти на выборы. Владимир Владимирович очень, с одной стороны, прагматичный человек, а с другой, он доверяет людям тем, с которыми работает и которых знает. Вы же помните, когда президент дал согласие на мое выдвижение... Он должен это делать по закону, потому что действующий мэр досрочно сложил свои полномочия. И чтобы вновь пойти на эту должность, заявиться на выборы, президент должен давать согласие. Он под камеры сказал, что "Да, я согласен. Давайте, дерзайте, вперед". И помимо этого было письменное заявление от меня, что я прошу дать согласия. Его виза – "Согласен".

О своем трудовом пути

- Я на заводе работал слесарем, токарем, мастером, - сказал врио мэра. - И в какой-то момент меня пригласили работать старшим мастером в соседний цех. И начальник кадров, заместитель директора по кадрам сказал: "Парень, ты куда собрался? Ты, вот, в своем ремонтно-механическом цехе работаешь, ты и работай. Нечего тебе там по цехам бегать. Мало ли тебе чего там предлагают". Ну, нет, нельзя так нельзя. И тут как на беду меня приметил первый секретарь райкома комсомола, говорит "Сергей, у нас, вот, нет заворга, заведующего отделом организационной работы. Пожалуйста. Может, перейдешь к нам работать?" Я говорю: "Да где я, где комсомол? Я на заводе возле станка. Вы чего?" - "Нет, ну, ты знаешь, это не важно, там, на заводе, не на заводе. Все равно. Мне кажется, ты справишься". Я бы никогда туда не пошел, если бы не эта ситуация с этим заместителем директора. До сих пор помню его фамилию - Воронин. И у меня такое просто чувство какого-то внутреннего противоречия и несогласия. Ну, как он просто взял, мне сказал: "Иди, вот, вон. И вообще, ты никто. Иди и работай в своем цехе". Ну ладно, думаю, и дал согласие.

После этого все и началось, сказал Сергей Собянин. Вспомнил: через 20 лет, приехав в цех, в котором начал работать, столкнулся практически с теми же людьми. Только начальник сменился - начальником цеха стал тот человек, который был начальников участка, у которого и начинал работать Сергей Собянин. Кстати, сказал врио мэра, это принятие решение из внутреннего противоречия - единственный случай в биографии.

- Я, все-таки, парень северный был, и север меня постоянно манил. Я приехал к друзьям, в Когалым. Они меня зажгли, говорят: "Мы строим город. Здесь так интересно, здесь кругом молодежь. Чего ты там в этом Челябинске сидишь там в каком-то комсомоле? Переезжай к нам. У нас замечательная должность есть". А, еще познакомился с председателем сельского совета. Когалым тогда назывался селом, потому что ему нужна была территория развития. Если поселок, это без территории, а село – это с территорией. У меня как раз заместитель мой увольняется. "Приезжай к нам". Я с трудом, с огромным трудом договорился, чтобы меня отпустили в Челябинске. И это было такое, вот, действительно, авантюрное решение, когда бросить там комсомольскую карьеру и поехать в сельский совет на край света, в строящийся город. Но это все равно мое было. Это динамика. Такое немножко, все-таки, объективно характерное решение. Это север, к которому я привык и по которому все равно скучал. Это молодой город, который развивается. Это молодые энергичные люди. Это совсем другая атмосфера.

Я по характеру такой человек, я никуда ничего не прицеливаюсь и не прицениваюсь. Может быть, в этом, как бы, и есть вся фишка, потому что люди, которые стремятся изо всех сил какую-то карьеру сделать, забраться на какое-то место, у них, как правило, ничего не получается. А вообще, есть такой принцип Лоуренса, синдром конечной остановки. Человек там перепрыгивает-перепрыгивает ступенечку, и всегда оказывается на ступенечке, с которой он не справляется. Я боюсь этой ступенечки все равно. Ты должен уже сделать все на том месте, где ты работаешь, чтобы сказать, что ты на этом месте практически все сделал, тебе уже это просто не интересно, поэтому ты можешь двигаться дальше. А просто так перепрыгивать с места на место – это не очень хорошо.

Об области и автономных округах

- Вот, ситуация с автономными округами примерно была такая, - сказал Собянин. - Перейдя, избравшись руководителем области, я получил в наследство достаточно серьезную конфликтную ситуацию между областью и автономными округами, которые стремились из нее выйти. Причем, на стадии выборов у нас некая такая джентльменская договоренность была, что автономные округа никуда не стремятся выходить, что мы работаем в дружбе и согласии, вместе развиваем регион. Оказалось, что после выборов ситуация изменилась. Руководители автономных округов сказали "Слушай, Сереж, ты – хороший парень. Но ты же знаешь нас. Поэтому ты извини, мы поплывем своей дорогой, выйдем из состава области". Для меня это был просто шок. Избравшись на всей территории области, войти в ситуацию, при которой эта область распадается на кусочки. Вообще это для региона плохо, потому что на юге остается почти 1,5 миллиона людей, которые отрезаны от финансов, коммуникаций, северяне, которые не могут уехать на юг, хотя их там семьи... Мы договорились. И договорились после того, когда прошли достаточно большой конфликтный путь, очень конфликтный, очень такой неприятный, серьезный. По большому счету, мне практически уже удалось решить вопрос об объединении области и округов, готовили соответствующую законодательную базу. Не хватило немного, но, на самом деле, может быть, и правильное решение. Тем не менее, мы вышли на компромисс. Было заключено большое стратегическое соглашение, программа развития округа и области. И часть доходов была сконцентрирована уже в области. У нас были совместные инфраструктурные проекты – строительство дорог, коммуникаций, здравоохранение, образование и так далее. И мы не полностью объединили область и округа, но, тем не менее, вся та агломерация большая или территория развивается в какой-то единой идеологии и сбалансирована по финансам. Это была большая победа, я считаю, не только моя, но и всего региона. Он неплохо сегодня развивается, мне кажется.

Оработе в администрации президента

- Президент пригласил меня и сказал "Я хочу довести до тебя 2 новости. Первая новость, ты уволен с поста губернатора. А вторая новость, что я предлагаю тебе стать главой администрации президента". Пауза между новостями была. Интервал был, да, я вспомнил. Интервал был и очень такой драматичный. Я просто не ожидал этого предложения. Я мог ожидать все, что угодно, но такого предложения я точно не ожидал. Но предложение само по себе, конечно, чрезвычайно лестное и интересное для управленца. Всегда интереснее работать и принимать решения... Работать там, где ты и принимаешь решения, и реализуешь, и отвечаешь за конечный результат. Это всегда те посты, где ты являешься первым лицом. Не важно, в деревне первое лицо, в городе. Но ты – первое лицо, ты отвечаешь за результат. Это самое интересное. Процесс. Потому что работая в администрации, в аппарате правительства, ты отвечаешь за процесс. Не за то, что там построено, сделано, реализовано. Принятие решений в администрации само по себе интересно, но процесс совсем другой. Потому что ты принимаешь решение, кто-то выполняет, где-то там в отдаленном будущем и где-то там получается результат, но это не связано с тобой. То есть, тебя никто не оценивает по этому результату. Ведь, главное, многое в работе зависит от того, как к тебе относятся люди и как оценивают тебя. Ну, откуда вы знаете, какие решения кто в аппарате правительства принимает? Никто из простых людей не знает. А, вот, чего-то там кран потек или, там, трамвай остановился, все знают, что это виноват Собянин. А если он поехал, то молодец, Собянин это сделал.

Об отставке Скуратова

- Я никогда не был против отставки. Я всегда говорил о том, что ему (Скуратову - прим. авт.) нужно уходить в отставку. Когда мои коллеги защищали его и говорили "Что ты делаешь? Ты не понимаешь, у нас самостоятельная палата! Мы вот там (не буду называть фамилии), мы сейчас пойдем в бой, мы тут власть в стране..." Я говорю "Слушайте, коллеги. Вас делегировали в Совет Федерации не для того, чтобы власть захватывать, а для того, чтобы представлять интересы региона. Вы развалите и Совет Федерации, и вообще систему представительных органов власти, где избранные губернаторы и руководители Заксобраний. Так оно точно и произошло. Этим и закончилось.

О том, кто влияет на принятие решений

- Как правило, те или иные решения принимаются, исходя из сугубо прагматических реалий. Из политических каких-то задач редко принимаю решения. Мне не важно, это, там, либеральное, консервативное или еще какого-то там цвета решение. Мне вообще все равно. Главное, чтобы оно на пользу дело было и это главный критерий принятия решений. Кто может повлиять? Любой человек. Никаких проблем нет. Главное – не кто он по должности, а что он говорит, что он предлагает. Если он предлагает дельное, он, конечно, повлияет на мое решение. Надо говорить о прагматике, о том, к чему те или иные решения приводят. 

Об ответственности за принятые решения

- Всеобщее убеждение, что все решения и все в городе решает один человек, - сказал Сергей Собянин. - Конечно, это не так. Но ответственность за это лежит на мне. И публичная ответственность и в публичной плоскости - никто не знает ни того слесаря, который напортачил, ни главу управы, который не досмотрел. Ни главу округа, который что-то не сделал. В конечном итоге ответственность на одном человеке. Хотя исполнителей много, конечно, такая разветвленная система управления, я конечно, не знаю, кто какой винтик крутит, и не приказываю направо, налево, абсурд полный. Я занимаюсь определением стратегии, составлением программ и ключевых решений в той или иной отрасли. Все остальное должен делать исполнитель, еще раз говорю, что публичная политическая ответственность лежит на мне. Это вообще такая уникальная ситуация, не только для нашей страны. Но и в мировой практике. Практически нет ни одного региона, ни в стране, в стране аналог Санкт-Петербург, в мире таких аналогов практически нет. К примеру, в Париже мэр занимается территорией в 2 миллиона человек, типа нашего Центрального федерального округа, у него полномочия такие, раз в 20 меньше, чем у меня. Над ним есть регион Иль-де-Франс, то есть он входит в область, которая занимается и строительством, транспортом, и метро и так далее. У нас все сконцентрировано в одном. И государственная власть, и муниципальная - все вместе. Сверху донизу. Это не мной придуманная формула, конституционная норма, которая определяет, что Санкт-Петербург и Москва являются федеральными городами, являются субъектами РФ, местное самоуправление определяется ими самими. Очень ответственное решение, и с учетом того, что у меня вообще гипертрофировано чувство ответственности, принимать эти решения непросто. Но у меня есть еще одно качество, я точно знаю, что если не принимать решения и не двигаться, то будет гораздо хуже. Это тоже ответственность, которая лежит на мне. Самое простое – ничего не делать, ничего руками не трогать. Оно само по себе поскрипит, поедет, может лет через 5 остановится, и уже его вообще не разгонишь этот поезд. А самое ответственное, что я-то знаю, что нужно делать. Я могу сказать, я транспортом не занимаюсь, это вообще не моя проблема, это создали ее мои предшественники, ее не решить, заниматься не буду ей. Нерешаемая. Но я как человек ответственный знаю, что этой проблемой надо заниматься, иначе город будет коллапсировать. Развитие города прекратится. Он будет просто скользить уже вниз и деградировать. И я знаю, что эту проблему можно решить, я знаю, как ее решать. И я беру и взваливаю на себя это, и несу этот груз.

О Москве

- Москва - инерционна, - сказал врио мэра столицы. - Огромный город, огромный мегаполис и конечно инерция колоссальна. С одной стороны. С другой стороны, если принято такое решение, которое мотивирует каждого участника процесса сверху донизу, такие решения проходят очень быстро. Если ты принимаешь решения, которые встречают сопротивление на каждой кочке…

- Я считаю, что Москва должна быть добрее, она должна быть мягче, потому что сегодня Москва жесткий очень город, и люди когда идут по улицам, они не смотрят друг на друга зачастую. Я сам на себе, идешь, ну на тебя даже никто не обратит внимания. Это так. Но чтобы это сделать должна атмосфера в городе измениться. Он должен быть светлее город, должен быть чище, должен быть более благоустроен, больше общественных мест, где люди не просто пробегали, а общались друг с другом, любовались городом. Это очень важно.

О замене асфальта на плитку

- Процесс критики плитки шел всего лишь два месяца, больше было спекуляций, - сказал Сергей Собянин. - Сегодня те же опросы говорят, что большинство оценивают хорошо -  спасибо, что положили. Это лучше чем асфальт, который каждое лето дымит и испаряет, чадит, огромное количество масел, отравляя город. Поэтому этой проблемы, честно говоря, до сих пор не пойму. 

О работе с населением и получении "обратной связи"

- На самом деле, самый сложный вопрос, особенно в таком мегаполисе как Москва - довести до населения, что ты хочешь сделать, получить обратную реакцию и принять оптимальное решение, - сказал врио мэра Москвы. - Это самый сложный вопрос. Что касается той же системы образования, система сделана так, что в проведении решения заинтересованы все. Руководители школ, педагоги, родители. Реорганизация идет очень быстро. Если какое-то одно из этих звеньев против, оно не идет. Например, возьмем те же ларьки наши знаменитые. Вот я говорю, давайте мы их уберем. Не все, а те, которые мешают пешеходам, жителям не нужны, вызывают отторжение. Все, поехали убирать. Мы это решение до сих пор до конца не провели. До сих пор мы на каждой оперативке заслушиваем префектов, глав управ и так далее. У нас срок разрешений заканчивается в следующем году. Мы учтем ваши пожелания.

О собственном стиле управления

- Есть люди, которые обращают внимание на свой стиль больше, чем на работу, - сказал Сергей Собянин. - Просто ментальность такая. У них мозги так работают. Для них главное форма подачи, главное коммуникации, главное подать себя. Меня это вообще никогда не волновало. Это моя проблема, я знаю, что так нельзя. Надо подавать себя, надо креативить, надо зажигать, в конце концов, как принято говорить. Меня это вообще никогда не волновало. И я внутренне на это не нацелен. Для есть проблема, я ее должен решить. Как это будет выглядеть, чего там будут про меня говорить, оно уже уходит на второй план. Хотя я знаю, что это неправильно.

О выборах

- Для меня выборы же не просто самому избраться, - пояснил врио мэра. - А чтобы у москвичей было реальное право выбора, иначе это не выборы, это профанация выборов. И самое страшное для меня было, что скажут: "Это вообще чего-то вы придумали, на самом деле полный обман, никакие это не выборы, это полная профанация". Наверное, после этого самое страшное проиграть. В конце концов, если появится соперник, которому больше доверяют москвичи, ну тоже хорошо. В конце концов, получат того мэра, которого изберут. Это совершенно очевидно.

О политических соперниках

- Мы имели набор из 30 соперников, которые хотели зарегистрироваться, - сказал Сергей Собянин. - Из них пятеро имели поддержку реальных партий, которых знает все страна, часть из них парламентская. "Яблоко" не парламентская. Выдвинувшая Митрохина. И граждан Навальный, который тоже достаточно известен был уже в этой среде.

В основном моя кампания, как и любого действующего руководителя, складывается не из того, чтобы пойти на дебаты или не пойти, ответить или не ответить, главным моим соперником являюсь я сам, и те проблемы, которые существуют в городе, - поясняет врио мэра. - Ты справляешься с этими проблемами, о'кей, значит, мы за тебя голосуем. Не справляешься, пошел вон. Другой же мотивации на выборах нет.

Я ничего плохого не говорю про своих соперников, но вообще ничего в жизни… Вообще никогда ничем. Я уважаю моих соперников и дай бог им пройти достойно выборную кампанию. Главная для меня проблема сегодня - не мои соперники, а те проблемы, которые есть в Москве. Потому что я за них уже отвечаю. Я отвечаю за то, что сейчас происходит, при Лужкове происходило, при Попове и так далее. Теперь уже никто не разделяет эту ответственность, говорят, парень, ты взялся за гуж, вперед. В том числе, потому отказался от дебатов.

О кадровых решениях

- Я всегда думаю над кадровыми решениями. Потому что от качества команды на 50 процентов зависит успех. Но эти мысли и эта ротация, она напрямую не связана с выборами. Она должна быть постоянной. Не потому, что тебя избрали, переизбрали. Даже одного человека в команде очень сложно заменить. Очень сложно. Вы поверьте мне, очень сложно. Есть несколько принципов, которыми руководствуюсь при выборе людей, во-первых, этот человек должен быть порядочным, во-вторых, он должен уметь работать и третье, он как мы такой термин – зажигать на работе. Он должен гореть на работе. Потому что если он тлеет еле-еле, не двигается, его надо пинать постоянно, мне такие помощники не нужны. А Москва - огромный фронт работы, огромное количество проблем. Если уж не в Москве себя проявить, то где. 

О предвыборных обещаниях

- Есть несколько глобальных вещей. Это проблемы транспорта, образования, здравоохранения, социальной поддержки еще ряд глобальных проблем. В том числе и развитие общественного пространства. Я ничего просто так не обещаю, показываю, вот мы это делаем, если вы меня изберете, и дальше будем этим заниматься. Я не декларирую, что давайте, у моих оппонентов есть такие вещи, что давайте мы построим всем жилье и раздадим. Бесплатно. Под разными соусами, кооперативы какие-то создадим. Чего-то понастроим бюджетного жилья. Я говорю, ребята, можно это обещать, наверное, в пылу предвыборной кампании, но мы же понимаем, в каком мире мы живем. Мы не при социализме живем. Давайте тогда уже и дальше продолжать вашу коммунистическую идеологию. Давайте всем зарплаты по 10 тысяч, всех построим одинаково, все будут ездить на общественном транспорте, и так далее. Все будем жить одинаково и тогда мы всех в очередь поставим, пайки распределим. Это же нереально, ну зачем врать людям.

О самоуправлении

- Для меня самый сложный вопрос это вовлечь москвичей в управление. Потому что когда ты отвечаешь за управление городом, а с той стороны 12 миллионов жителей и смотрят, как ты делаешь и говорят, ну это не наше, ты что-то там придумываешь, что-то не то, это нам не нравится. А когда ты вместе с москвичами, вместе с населением, вместе с этими 12 миллионами, совершенно другая атмосфера. Совершенно по-другому можно принимать решения. Это самая сложная управленческая задача, которая есть вообще в управлении мегаполисами. Но шаг за шагом надо двигаться к этому. Размышления, как это сделать, как это реально сделать. У нас есть шаги, мы дали больше местному самоуправлению возможностей, мы создали портал, на котором можно общаться. Вводим систему аутсорсинга и так далее, но создать атмосферу это очень тонкая задача. Тонкая и сложная задача. Но она стоит того, чтобы ей постоянно заниматься. И размышлять над ней и сомневаться, как правильно сделать. Сомнения хотя бы в том, сейчас предлагают, давайте все отдадим местному самоуправлению. Завтра появится на этой территории сто маленьких княжеств. Это не решение вопроса. Надо принимать те решения, которые не развалят Москву, а пойдут на пользу.

КСТАТИ

Сергей Собянин победит в первом туре выборов мэра Москвы с результатом в 64,1 процента.

Таков текущий прогноз ВЦИОМа, озвученный вчера гендиректором центра Валерием Федоровым. Второе место с результатом в 15,6 процента займет кандидат от партии РПР-Парнас Алексей Навальный. Третьим к финишу придет кандидат от КПРФ Иван Мельников (8 процентов). За ним в рейтинге располагаются выдвиженец от партии «Яблоко» Сергей Митрохин (5,6 процента), кандидат от ЛДПР Михаил Дегтярев (2,6 процента), выдвиженец от «Справедливой России» Николай Левичев (2,2 процента).

Явка на выборах, по прогнозам ВЦИОМа, составит 50,6 процента. Прогноз был составлен по результатам соцопроса, проведенного 20–21 августа 2013 года.

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Бондарчук и Андреева. А осадочек остался

Геннадий Окороков

Общественности стоит поменьше возбуждаться

Александр Никонов

Требуйте обязательный ЕГЭ по английскому

Михаил Виноградов  

Почему онлайн-календарь прививок — безусловное благо

Алена Прокина

Развенчан один из главных мифов о москвичах

Анатолий Сидоров 

«Мозги утекают»? Что за глупости

Владыка Климент, митрополит Калужский и Боровский

Церковь ценит труд писателя