Среда 15 августа, 04:08
Легкий Дождь + 16°
Митрополит Калужский и Боровский Климент

Если человек сам при жизни отказался от Бога, не захотел пойти к Нему, могут ли ему помочь молитвы Церкви? Неужели можно спасти человека с помощью чьих-то молитв, против его прижизненного желания?

И как это понять: кто-то из живущих на земле взял молитвослов, почитал помещенные там тексты и в результате переменится чья-то участь? Какой-то грешник переместится из ада в рай? И это произойдет так просто, без усилий самого умершего человека?

Но давайте усвоим одну вещь. Почитать можно много чего, но здесь речь идет о молитве! Когда люди не просто читают некий текст, а обращаются к Богу, искренне просят Его о помощи, Молитва — это не просто чтение кем-то написанных слов, а обращение человеческого сердца к Богу. И Бог смотрит не на слова, а на сердце молящегося человека.

Мы молимся за усопших, которые при своей земной жизни не дошли до Бога по незнанию, по неведению, или по слабости. Да, если человек сознательно и добровольно пошел против Бога, это хула на Духа Святого, которая не простится ни в сем веке, ни в будущем. Это грех по образу дьявола, осознанное выступление против Бога. Наверное, бессмысленно молиться за такого человека. Однако ни о ком мы не можем сказать, являлся ли человек таким откровенным стопроцентным богоборцем или нет.

А если мы говорим о людях, которые толком не знали Бога, если они грешили не потому, что хотели насолить Богу, а по своей немощи? Если они не стали христианами потому, что им никто не сказал о Христе и они не знали Евангелие? Таких людей было много в советское время, и за них однозначно есть смысл молиться. Они не знали о Боге, потому что храмов почти не было, и Евангелие не купишь, но в то же время это были добрые люди, и есть надежда на изменения их посмертной судьбы.

Каким же образом наша молитва за усопшего может повлиять на его вечную участь? Дело в том, что как все члены нашего биологического тела взаимосвязаны и вместе составляют единый живой организм, так и человеческий род составляет единый организм, между всеми нами, и живыми, и усопшими, тоже существует определенная взаимосвязь.

Все плохое или хорошее, что делает каждый из нас, отражается на состоянии остальных. Вспомним, как Господь говорил Аврааму, что малое количество праведников способно спасти огромный нечестивый город. По той же причине мы верим, что пустынники, покидающие мир ради Богообщения, не только спасают  себя, но и умоляют Бога за всех нас живущих в суете мира. Именно на основании этой взаимосвязи всех людей друг с другом возможна и наша молитва за усопших.

А если мы молимся о христианах, ушедших в мир иной, пусть и грешных, и немощных, тут мы можем говорить о еще более тесной связи, о единстве Церкви во Христе. Сам Христос в Церкви воспринимает на Себя грехи и немощи человека, который к Нему стремится. Святитель Григорий Богослов, комментируя слова апостола Павла о том, что в конце времен Сын покорится Богу Отцу, Покорившему Ему все (см. 1 Кор. 15, 28), задается вопросом: если Сын покорится Отцу в конце времен, значит, сейчас Он Ему непокорен? Но какое непокорство может быть в Святой Троице?

И далее Святитель поясняет это место: «Доколе я непокорен и мятежен своими страстями и тем, что отрекаюсь от Бога, дотоле и Христос единственно по мне (из-за меня) называется непокорным. А когда все будет покорено Ему (покорится же, поскольку познает Его и переменится), тогда и Он, приведя меня спасенного, исполнит Свою покорность».

Блаженный Феофилакт Болгарский пишет: «Ныне мы все противимся Богу: неверующие — тем, что не признают Его, верующие — тем, что работают страстям, и посему-то мы не покорены. Но когда одни признают Того, Кого ныне отвергают, а другие, мы, отстанем от страстей в жизни сей, тогда, без сомнения, можно сказать, что Сын покорился. Ибо, приняв на себя лицо человечества, Он вменяет наше Себе». Таким образом, говорят святые отцы, нашу непокорность Богу Христос как Глава целого Тела — Церкви делает Своей непокорностью.

Исходя из этого, мы говорим о том, что если мы молимся пусть и о грешных, но христианах, мы опираемся на единство Церкви во Христе. Если мы молимся о нехристианах, то надеемся, что у них были добродетели, которые не останутся у Бога незамеченными. Святитель Григорий Двоеслов молился за императора Траяна, который хотя и издал указ о гонениях на христиан, но толком христианства не знал, а у него были какие-то добрые дела. Святитель Григорий стал молиться о нем, когда однажды узнал об одном из них: император заступился за вдову. Отец Серафим (Роуз), комментируя этот эпизод, в сборнике «Приношение православного американца» пишет: «Будучи язычником, Траян все же сотворил дело столь великого милосердия, что оно казалось делом больше христианина, а не язычника. Ибо рассказывают, что, когда он во главе армии поспешно выступал против врага, его разжалобили слова одной вдовы, и император всего мира остановился.

Она сказала: «Господин Траян, вот люди, которые убили моего сына и не хотят платить мне возмещение». Он ответил: «Скажи мне об этом, когда я вернусь, и я заставлю их дать тебе возмещение». Но она ответила: «Господин, если ты никогда не вернешься, мне не будет помощи». Тогда, стоя во всем своем вооружении, он заставил ответчиков тотчас в его присутствии заплатить возмещение, которое они были должны.

Когда Григорий узнал об этой истории, он познал, что это то, о чем читаем в Писании: «Защищайте сироту, вступайтесь за вдову, тогда приидите, и рассудим, говорит Господь...» (Ис. 1, 17,18). Поскольку Григорий не знал, что делать, чтобы утешить душу этого человека, который напомнил ему эти слова, он пошел в церковь святого Петра и проливал потоки слез, как было у него в обычае, пока, наконец, не получил через Божественное откровение уверение, что его молитвы услышаны, видя, что он никогда не брался просить это ни за какого другого язычника».

Далее отец Серафим (Роуз) добавляет: «Поскольку Церковь не приносит общественных молитв за умерших неверующих, ясно, что это избавление от ада было плодом личной молитвы святого Григория. Хотя это и редкий случай, но он дает надежду тем, чьи близкие умерли вне веры». Император Траян умер вне веры Христовой, но он не был злостным богоборцем. Его можно отнести к не познавшим Христа язычникам, и он, возможно, если бы узнал о Евангелии, мог бы стать христианином.

Часто возникают вопросы о наших родственниках, которые жили в советское безбожное время, многие из которых даже не были крещены: какова их вечная участь? Неужели все они погибли?

Но кто из нас может сказать о конкретном человеке, где он находится? Это тайна Божия. Мы этого не знаем. А знаем учение Церкви, которая призывает нас молиться за усопших. Если человек начнет что-то ради них делать, творить добро, подавать милостыню, молиться, и сам будет меняться к лучшему, то это изменит в лучшую сторону и участь его умерших родных в силу того, что мы — единый организм. Сам почивший ничего больше для себя сделать не может, а другие, живущие на земле, могут. И пока у  нас есть возможность хоть что-то сделать для наших умерших, и христиан, и не познавших Христа, надо не упускать возможность это делать.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER