Женщина из «Тодеса» даже в постели ведет себя по-другому

Звезды

Редкая эстрадная знаменитость не работала с ними. Их постоянные партнеры по сцене — Валерий Леонтьев, Алла Пугачева, Филипп Киркоров, Кристина Орбакайте, Лариса Долина, Владимир Пресняков, Александр Буйнов – всех не перечислишь.Обычно «Тодес» «выпускают» на сцену в самом начале концерта: ввести публику в нужный ритм, установить «энергообмен» между залом и сценой. Руководительницу «Тодеса» Аллу Духову не назовешь хрупкой, но и от поэтического идеала «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет» она далека. Духова женственна, но знает себе цену. Доброжелательна, но держит дистанцию. Сразу чувствуешь: такая женщина не будет разрываться между деловыми переговорами, репетициями с учениками и семьей — у нее всему свое время. Мы разговариваем в ее кабинете — уютном, но стильном по-деловому. Телефон временно отключен: на все звонки отвечает секретарь, от посетителей шеф тоже охраняется. А иначе, наверное, быть не может: в подчинении у Аллы Владимировны сотни людей.Кроме Москвы, «подразделения» «Тодеса» работают еще в двенадцати городах. Плюс студии для непрофессионалов.— Алла, вы можете сказать, что Москва стала вашим домом? Всетаки московский ритм жизни с рижским не сравнить.— Поначалу Москву я просто не переносила. Наши первые поездки были с Софией Ротару, ездить приходилось много, а приткнуться в Москве – если «транзит» — совершенно негде – ни квартиры, чтобы переночевать, ни собственной базы. Приходилось сдавать вещи в камеру хранения (а приезжали мы всегда с огромными сумками, чемоданами, кучей костюмов) и целыми днями мотаться. Убивали огромные расстояния, толпы народу. Каждый раз, когда снова надо было ехать в Москву, мы содрогались заранее. Хорошо, что всем было лет по 18—19, энтузиазма хватало. А потом привыкли к Москве настолько, что уже не представляем себя без нее.— Тем не менее встречать Новый год вы всегда ездите в Ригу.— Да. Там я и детей рожала. Там моя семья, там большой дом, а здесь места мало (у Аллы только недавно появилась собственная квартира в Москве. – Н. С.), и ритм жизни у меня здесь такой, что пока нет смысла привозить детей. Пусть пока там здоровья набираются. Мы живем практически в лесу, сосны прямо в центре города.— Ваш старший сын еще не танцует? — Я отдала его в «Тодес» в пять лет. Сначала занимался очень старательно, потом надолго заболел, выпал из материала и уже не захотел ходить на уроки. Я не стала его заставлять. Но вот совсем недавно он снова сказал мне, что хочет танцевать.— А вас кто привел в детстве в танцевальную студию? — Мама. Точнее, я сама у нее выклянчила. Она меня отговаривала: я училась в музыкальной школе, и мама говорила: «И то, и другое ты не потянешь, нужно выбирать». Так и случилось. Нагрузки были огромными, но хореография пересилила.— Алла, у вас в студии я увидела девушек самого разного возраста и комплекции.— Знаете, я ведь тоже пришла в хореографию не худышкой. Сначала меня даже не хотели принимать в группу. Взяли, можно сказать, по блату: моя мама работала во Дворце культуры, где проходили занятия. Но через два месяца я все лишние килограммы сбросила, а через полгода уже солировала.— На диете сидели? — Нет, похудела естественным путем – от нагрузок. Кстати, в «Тодес» часто приходят женщины «за сорок», которые вообще никогда в жизни не танцевали. Они просто хотят привести себя в форму, научиться слышать свое тело, хорошо двигаться. Мы принимаем всех – пока ноги носят. Их мужья потом нас благодарят (смеется) — была одна жена, стала совсем другая. Дело не только в формах. Танцы раскрепощают, появляется уверенность в себе, комплексы исчезают, настроение повышается, меняется темперамент. Такая женщина мужчине более интересна – она даже в постели ведет себя по-другому! — Здоровый образ жизни для танцора сам собой разумеется? — Стараемся. В труппе даже мало кто курит, а на гастролях я всегда ввожу сухой закон. Хотя когда серьезных выступлений нет, мы можем собраться вместе на какую-нибудь вечеринку, пожарить шашлык...— А я слышала, что вы держите ребят в ежовых рукавицах.— Основной состав – обязательно. Дисциплина прежде всего. Опаздывать на репетиции никому нельзя, я за это штрафую.— Выгоняли кого-нибудь? — Выгоняла. За лень! Вроде бы человек хочет танцевать, но занимается через пень-колоду. На таких у нас просто нет времени. Лениться – в платные группы. Основному составу постоянно дышат в спину из вспомогательного состава. Если танцор работает спустя рукава, его место тут же займет другой. И не было еще случая, чтобы настоящий трудяга не добился успеха. А то некоторые приходят так, потусоваться: к нам ведь приходит много звезд, они здесь постоянно репетируют. Мне часто звонят знакомые: «Возьмите мою дочку». Но по блату я никого не беру.— Вы можете, увидев человек на улице, пригласить его к себе балет? — На улице, наверное, нет. Но во Юлю Филиппову, которая уже давн работает у нас солисткой, мы нашли Донецке, в ночном клубе. Наш адми нистратор увидел ее совершенно слу чайно, и ему понравилось, как он танцует. После выступления он подо шел к ней и пригласил в «Тодес». Н вообще в нашем деле гораздо важне труд, чем способности. Я вас уверяю танцевать можно научить абсолютн всех! Стук в дверь. На пороге кабинет возникает сияющий Александр Буй нов. «Алка! (заметив диктофон) Ой Извините, я уже ухожу. (Снова к Алле Я только на тебя посмотреть… Ух, ка кая у тебя теперь мудрость в глаза Раньше был голый секс, а сейчас та кая мягкая стала, женственная. В об щем, рожать тебе идет!» Напоследо Буйнов уточняет, когда у них с «Тоде сом» репетиция, и удаляется.— Алла, вы действительно ста ли мягче? — Сейчас уже чувствую, что эт так. Я ведь такая максималистка была Жестче раз… даже не знаю, во сколь ко. Абсолютно нетерпимая… Тепер понимаю, что, может, не всегда над было так туго закручивать гайки… — Не поэтому ли тогда еще со всем юная девушка стала лидеро смешанного коллектива?— Ну, я к тому времени уже зани малась постановочной работой, а ру ководство мне ребята сами довери ли. Мы же общались с ними еще д того, как слились, они видели, как работаю со своим коллективом: та ка мой авторитет был непоколебим. Все решили сразу: Алла – а кому еще? — Уличные брейкеры сразу и беспрекословно вам подчинились? — Да какое там! Знаете, каких мучений стоило поставить их к балетному станку, заставить интересоваться классикой, джазом… Они ничего не желали знать, кроме брейка.— Откуда берутся образы для постановки? — Меня может вдохновить красивый человек, красивое животное, Музыка. А бывает, танец складывается из собственных жизненных обстоятельств – как это было с моей первой постановкой: я влюбилась, и все эмоции вылились в движение. Правда, в последние годы мы все чаще пишем музыку, что называется, «под ноги».— Если к вам придет певец, который вам совсем не нравится, — откажетесь с ним работать? — Мы сейчас так востребованы, что иногда просто физически не можем везде успеть. Но бывает, что и музыкальный материал не вдохновляет. Еще я сразу вижу, когда певец самодостаточен и балет ему на самом деле не нужен. А бывает, что музыка под ноги «не ложится». Но чаще мы все-таки соглашаемся — нам нравится работать с новыми людьми.— Нет ли у вас желания попробовать себя в других модных жанрах: станцевать в мюзикле, сняться в кино, организовать свою программу на телевидении? — Мысли, конечно, такие были.Думаю, мы обязательно что-нибудь создадим. Но это будет что-то очень свое, исключительно «тодесовское».Не мюзикл уж точно.77 [b]Досье «ВМ» [/b]АЛЛА ДУХОВА – хореограф, балетмейстер.Родилась в Риге.Танцевала в самодеятельном ансамбле. С 17 лет ставила собственные хореографические номера. В 1987 году на молодежном фестивале директор Северо-Осетинской филармонии посоветовал девушкам объединиться с еще одной самодеятельной группой – мальчишкамибрейкерами из Ленинграда.Так появился «Тодес».Руководителем выбрали 19-летнюю Аллу. Вскоре «Тодес» стал лауреатом нескольких конкурсов, а потом переехал в Москву.

Google newsGoogle newsGoogle news