Чем “удобряют” столичные дороги и тротуары

Чем “удобряют” столичные дороги и тротуары

Общество

С ПРИХОДОМ зимы хоть на улицу не выходи – противная снежная жижа хлюпает под ногами. Обувь не спасают даже специальные защитные аэрозоли, а на автомойках появилась новая услуга – “отмыть от реагентов”… Однако чиновники и ученые убеждают, что столичные дороги обрабатывают только “правильными” реагентами, которые растворяются практически бесследно. Корреспондент “Вечерки” решил в этом убедиться.Едем в независимый аналитический центр “Роса”, где в лаборатории специально для нас проводят химический анализ уличного снега.Пробы материала взяли “погрязнее” – с Волоколамского шоссе. Примерно сутки снег таял в естественных условиях (иначе нельзя – если нагревать, данные будут неточными), и перед нами выставили пузырьки с зеленовато-болотной жидкостью.[b]Неуловимая химия[/b]Выяснилось, что в нашей пробе содержится три группы веществ. “Безобидные” частички почвы и разрушающегося дорожного покрытия. Их доля составила 4 г. В очень грязном снеге их может быть до 10–20 г. По словам специалистов, эти вещества задерживаются на снегоплавильных пунктах в специальных песколовках и в сточную воду не попадают.Вторая группа – это нефтепродукты (отработанное топливо). В нашей пробе их оказалось около 170 мг/л.Не самый рекордный показатель – в столичном снеге регистрируется и до 350 мг/л. Более 99% этих веществ также фильтруется на очистных сооружениях.А вот третья группа элементов, обнаруженная в талой воде как раз то, что мы искали – хлориды (соли натрия, калия, кальция, магния – основные составляющие реагентов). Соли опасны тем, что не задерживаются на очистных сооружениях. На снегоплавильных пунктах их только разбавляют обычной водой (в 200–400 раз), после этого они прямиком попадают в канализацию.Наша проба оказалась в пределах допустимых значений. Хлоридов в талой воде содержалось 74,6 мг на литр при норме до 350 мг/л.Но так бывает не всегда.Система “доставки” реагентов автоматизирована, механик лишь определяет: сколько граммов вещества требуется на квадратный метр (разрешенная доза – от 8 до 50 г). И сколько химии окажется непосредственно на дорогах, будет зависеть от множества факторов: от количества выпавшего снега, температурного режима и… исправности техники.[b]По скрипящему снежку[/b]– В реагентах последнего поколения общесолевая нагрузка уменьшилась в 25–30 раз, – рассказывает Дмитрий Хомяков, доктор технических наук, заведующий кафедрой факультета почвоведения МГУ им. М. В. Ломоносова.Во дворах, на остановках, тротуарах, в парках, подходах к станциям метро использовать химические реагенты вообще запрещено. Вместо них дорогу обязаны посыпать мелким щебнем. Хотя делают это не всегда.А вот для защиты проезжей части от гололеда все-таки приходится использовать специальные составы. Однако все реагенты, по словам Андрея Матвиенко, сотрудника управления Роспотребнадзора по г. Москве, без санитарно-эпидемиологического заключения к использованию не допускаются.– А, может, все-таки не чистить и не сдабривать улицы солью, и как в детстве на санках, по скрипучему снегу… – Это невозможно. Если отказаться от реагентов, дороги превратятся в каток, – продолжает Дмитрий Хомяков. – Кто хоть раз улетел в кювет и остался жив, прекрасно это понимает.[b]Справка “ВМ”[/b][i]До 1993 г. в столице в качестве противогололедного материала использовали песко-соляную смесь.Расход материала составлял до 600 тыс. кубических метров в год. В итоге к 1993 г. решетки канализации были переполнены песком.Пришлось перейти на “альтернативный состав” – техническую соль. Ее не жалели, и в год на дороги вываливали до 300 тыс.тонн. “Мертвая зона”, где не росли деревья и кустарники, по обе стороны от магистрали достигала десяти метров.С 2001 г. в столице стали использовать щадящие, по заверениям ученых, противогололедные реагенты. В них содержится до 0,5% ингибиторов коррозии. Эти вещества препятствуют разрушению материалов, соприкасающихся с реагентами.Весной столичные трассы отмывают специальным дорожным шампунем: “Чистодором”.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news