Подледный лов или стихийное бедствие?

Общество

В СОЛНЕЧНЫЙ январский день Белое озеро как никогда оправдывает свое название. Если бы не заводские трубы на горизонте, разноцветные купола одноместных палаток-малюток на фоне белоснежного сияния вполне можно было бы принять за инопланетный пейзаж из фантастического блокбастера.Но это Москва, и сюда, на 30 гектаров самого большого из трех реликтовых ледниковых озер Косина, ежедневно выходят сотни рыбаков. Не рискуют ли они сами пустить пузыри? Первый обход замерзшего озерного зеркала у спасателей станции Косино начинается в 10 часов утра. Почти идеальный круг акватории в разных направлениях пересекают хорошо натоптанные стежки-дорожки (пеший путь напрямик от выходящего к МКАД Новоухтомского шоссе до Большой Косинской улицы раза в четыре короче, чем окольная дорога по суше). По периметру, кое-где забираясь на берег, вьется накатанная лыжня.– А нам по штату лыжи не положены, – грустно вздыхает спасатель-водолаз Игорь Романов, шествуя по тропинке с огромным громкоговорителем в обнимку. – А жаль: на них в любую точку водоема можно было бы попасть куда быстрее, чем на своих двоих…Спуск к воде со стороны старой частной застройки села Косино украшает информационный щит с грозным предупреждением: лов рыбы возможен только по разрешению региональной общественной организации “РСК Фортуна”. Но ни у кого из рыбаков оплаченных путевок-билетов на руках нет, не видно на льду и инспекторов.– Да кто ж тут будет нас гонять? – хмыкает рыболов-ветеран Владимир из столичного микрорайона Плющево, попросивший не называть в газете свою фамилию. – Я еще помню времена, когда здесь работала нормальная рыболовная база. А теперь все разрушено…Погода с утра для рыбной ловли подкачала: солнце, восточный ветер, высокое давление. В такие дни рыбе у поверхности делать нечего: ей и на глубине хорошо. Тем не менее энтузиастов на льду достаточно. Хлюпая по выступившей надо льдом талой водице, подгребаем к скоплению палаток в центре озера. Влага, объясняет Романов, выдавливается из просверленных накануне рыбацких лунок: “Вчера была оттепель, и все, что скопилось наверху, активно таяло. Но сейчас подмораживает, и скоро лужи исчезнут”.Среднего пешехода уверенно выдерживает 5-сантиметровый лед. Для рыбака со снаряжением, неподвижно сидящего на ящике, “про запас” необходимо накинуть еще пару сантиметров. По словам начальника поисково-спасательной станции Вадима Радченко, с конца декабря на Белом озере установился стабильный 15–20-сантиметровый лед. А самый опасный сезон здесь не зима и даже не лето, когда берега забиты купальщиками, а весна.– Помню, в апреле прошлого года рыбаки на таявшем льду расположились на скамейке, – рассказывает Радченко. – Смотрю я на этих дурней и тихонько говорю спасателю: “Иди, переодевайся, сейчас провалятся”. Не успел договорить – один уже плавает. Мы его быстро достаем, и тут… второй подходит поближе посмотреть, что и как. Бултых…Лезем за ним, а что делать – служба! Выходит, работы у спасателей нет до весны? Как бы не так! Замечаем, что несколько палаток скучковались возле майны. Этим словом специалисты называют громадную рукотворную промоину, образовавшуюся в результате искусственного нагнетания атмосферного воздуха в воду при помощи насоса. “Эколого-пневматическая” процедура жизненно необходима фауне уникальных озер, иначе водоемы покроются сплошным ледовым панцирем, и множество рыбы элементарно задохнется. Но спасателям майна – дополнительная головная боль: отдельные рыболовы-спортсмены, вдохновленные избыточными градусами, умудряются ее не замечать. Как говорится, им и майна по колено. Конечно, промоину периодически ограждают столбиками с цветной лентой, но…Вот и сейчас столбики повалены, лента порвана. Чуть поодаль – на первый взгляд бесхозные рюкзак, бурав и топорик. В снег вмерзли пустые бутылки: одна из-под колы, вторая водочная. Уж не кувырнулся ли хозяин всего этого добра под воду?Романов подходит к запечатанной палатке и осторожно вопрошает, есть ли внутри кто живой. С третьего раза добиваемся положительного ответа, звучащего крайне недовольно. Переведя дух, продолжаем путь.– Да сейчас мертвый сезон, так что даже в хорошие дни рыбалка никакая! – улыбается расположившийся чуть поодаль пенсионер-косинец Виктор Чеканов. И тут же жерлица (короткая снасть для зимней рыбалки) у его ног призывно кивает. Умелая подсечка – и на лед летит плотвичка длиной с ладонь. – А вот лещ совсем не берет, хотя он тут точно водится. Но вчера ребята шесть щук взяли, сам видел!– Чистая рыба-то?– Кошка ест, так что, наверное, нормальная. Мы-то с женой, конечно, не употребляем… – и еще одна плотвичка ложится рядом с несчастной “товаркой”. Ловко, ничего не скажешь!Еще у одного пенсионера – Александра Демидова – дела не столь радужны: за пару часов выудил всего одну рыбешку. В ответ на наш вопрос, не опасается ли он сам пустить пузыри, Александр Александрович возмущается:– Да разве мы похожи на ненормальных, которые на джипах в Волгу проваливаются?! Здесь же все местные, места знают, да и озера свои берегут… Что же мы, враги себе – в полынью соваться?! Ответ, что и говорить, исчерпывающий. Но неужели после каждых выходных центнеры мусора на льду образуются сами собой?Между прочим, все три косинских озера – Черное, Белое и Святое – вместе с поймой реки Рудневки в прошлом году официально объявлены природно-историческим парком (о чем “ВМ” неоднократно подробно рассказывала). Если дирекцию парка совершенно не интересует стихийный подледный лов на подведомственной территории, дай бог ей здоровья. Но за что же отдувается природа?[b]Компетентное мнениеАнатолий МУШНИН, заместитель начальника Московской городской поисково-спасательной службы:[/b][i]– Официально в нашем городе пешие переправы по льду запрещены. Если уж вы оказались в близкой к критической ситуации, советую обходить любые неоднородности: снежный сугроб, вросшую растительность, лед другого цвета, трещины. Со своей стороны, могу заверить, что вопросы охраны жизни людей на воде для нашей службы имеют приоритетное значение, и столичная исполнительная власть нас в этом поддерживает практически. Городской целевой программой уже в следующем году в Москве предусмотрено наличие 36 спасательно-оздоровительных комплексов на воде. Выполнение этих планов позволит увеличить количество поисково-спасательных станций по сравнению с началом 2000-х годов в 1,5 раза.[/i][b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Рыбалка пуще неволи?[/i]Андрей КОВАЛЕВ, депутат Мосгордумы:[/b][i]– Рыбаки, безусловно, получают удовольствие от своего занятия. Но порой их эгоизм создает проблемы. И в том числе для МЧС. Есть огромное количество других не менее важных проблем, которые тоже надо решать, а тут они.Притом что их предупреждают о возможных несчастных случаях, а они сознательно выходят на почти уже растаявший лед. Здесь действует другая поговорка: “Любишь кататься, люби и саночки возить”.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news