Как Владимир Путин был переводчиком у Даши Намдакова

Культура

В ГАЛЕРЕЕ “Дом Нащокина” открылась выставка всемирно известного художника из Бурятии – Даши Намдакова. Его картины, скульптуры и ювелирные украшения хранятся в лучших музеях планеты и в личных коллекциях многих известных людей – например, Владимира Путина, Минтимера Шаймиева, Романа Абрамовича. Но для проведения нынешней выставки художнику пришлось проявить не только талант, но и мужество. Ведь за две недели до открытия первой персональной выставки в Доме Нащокина (она должна была открыться полгода назад), преступники выкрали из мастерской Даши абсолютно все. Сам художник говорит, что вначале было чувство полной опустошенности, словно “все внутренности вынули”.Потом решил: “Надо работать” – и повторил коллекцию. Правда, с некоторыми нюансами. Потому и назвал ее – “Преображение”.Художественный мир Даши ничего общего с реальной жизнью не имеет. Это симбиоз прекрасной артефактности и будущего, память далеких предков-кочевников. А он, художник, словно лучник, концентрируя волю и выпуская стрелу, метит в суть явлений, обретая страсть полета и ощущение достигнутой цели. Его герои – злобные гаруды, величественные быки и луноликие принцессы. Бронзовая, золотая, серебряная Азия – с россыпью бриллиантов, аметистов, рубинов, черных жемчужин на миг застыла в своем прекрасном порыве, чтобы подарить минуту наслаждения посетителям. Как определить жанр, в котором творит мастер? – Если одним словом, – говорит Даши, – то это “стихия”. В любых проявлениях.Кстати, так названа и моя первая работа, которая есть в коллекции нашего премьера Владимира Путина. Наш премьер отдает предпочтение произведениям этнического, монгольского стиля в бронзе. И то, что именно азиатские вещи ему особенно нравятся, меня порадовало.Сам Даши (он представлял искусство народов Зауралья) познакомился с Путиным в Свердловске, где проходили российско-германские межправительственные консультации во главе с канцлером Германии Герхардом Шредером.Вскоре после этого по Зауралью пошел гулять анекдот: “Мы не знаем, кто такой Даши, но в переводчиках у него лично Путин”.– Это так и есть, поскольку и Шредер, и Путин свободно говорят по-немецки, и оба интересовались искусством Зауралья. Вот и пришлось Владимиру Владимировичу для быстроты общения стать моим личным переводчиком на несколько минут.Первые критики предполагали, что все свои работы Даши видит во сне. Сам он опроверг это предположение.– Мои вещи – сгусток эмоций, наблюдений. Но сразу они не рождаются. Им предшествует большая работа. Древние рисунки, музейные экспонаты я долго рассматриваю. Никого не копирую, делаю так, как вижу. Быстро? Порой как снежный ком, который катится с горы, особенно голову не ломаю. На разные вещи надо настраиваться по-разному. На маленькие вещи – ювелирные, например, совершенно другой глаз нужен. А бывает и так. Друзья подарили живую раковину. Я покрутил ее, помните, кто родился из пены морской? Афродита. И вылепил верхнюю часть – голову девушки, а раковина стала ее волосами. Но как закончить работу? Оставил. Прошло время, и другие друзья дарят мне совершенно иную раковину. Я, как только взял ее в руку, понял – это же юбочка моей Афродиты! И быстро завершил работу.– Даши, что вам дал кинематографический опыт работы с Сергеем Бодровым-старшим в “Монголе”?– Пришлось перешагнуть некий барьер, потому что тема Чингисхана запретная для каждого монгола. Тема святая – ее трогать нельзя. И если не уверен в собственных силах – не трогай. Потому что духи могут наказать тебя за промах.Поэтому для таких людей, как я, эта работа – большой риск.“Монгол” был моей первой кинематографической пробой.И, думаю, что и последней. Потому что очень тяжело погружаться в совершенно иной мир, но самое главное – кино требует годы и годы работы.В Москве Даши Намдаков живет уже пять лет. Столицу полюбил сразу и, по его словам, очень благодарен городским властям за поддержку, ведь его выставки сегодня проходят в лучших выставочных залах и галереях столицы.

Google newsGoogle newsGoogle news