В Госфильмофонде завершился фестиваль архивного кино

В Госфильмофонде завершился фестиваль архивного кино

Культура

…В этом скворечнике живут не птички небесные, а вполне конкретные стаканы и термосы с живительной влагой. Вариант первый: рассол. Второй: “Белостолбовская особая”. Бонусы: кусочки грудинки и черного хлеба, а также роскошные маринованные огурчики. Рядом – заснеженный столик со скамеечкой, на которую так и тянет присесть и поговорить о судьбах мирового кинематографа. Добро пожаловать на березовую Аллею любви, где “подобное лечится подобным”.Так небанально в Белых Столбах принято заботиться о гостях и участниках на следующее утро после банкета.Но не только этот редкий гуманизм привлекает сюда киноведов и журналистов (хотя для многих он отнюдь не излишен). Прежде всего – интересная программа, буквально нашпигованная архивными находками. Так было и на этот раз, хотя кризис тоже ударил по “Белым Столбам”: форум (при активном участии правительства Москвы) подготовили за две (!) недели, сделали его лаконичным, “без завитушек”.Об этом говорил на открытии замгендиректора Госфильмофонда Владимир Дмитриев: в кризисное время “глубоко безнравственно устраивать карнавалы”...Тем не менее “Опус ХIII” стал отнюдь не убогим дитем. Мы увидели ленты, которые составят честь любому фестивалю.Так, “вечная Золушка” Янина Жеймо удивила своим фонтанирующим позитивом в полузабытой ленте 1941 горда “Приключения Корзинкиной”. По идее, эта короткометражка должна была стать первой “трюковой комической картиной” из целой серии. Увы, война помешала планам. Но история о том, как кассирша с зонтиком пропихивает на сцену всеми правдами и неправдами певца-баса, остроумна и вполне созвучна юмору “Цирка” и “Карнавальной ночи”.Среди любопытных архивных находок – дебютный фильм 1930 года Маргариты Барской “Кто важнее, что нужнее”, неизвестный даже киноведам. Это 62 минуты откровений о хлеборобах и борьбе с вредителями, причем с элементами мультипликации.Авангардное “Чертово колесо” Козинцева и Труберга знают все. К сохраненным 40 минутам архивисты добавили еще 200 метров материала, в том числе и сцены с женой Трауберга Верой Ланде.“Первороссияне” Евгения Шифферса вышли в 1967 году и тут же попали под двойной прицел. Власти были недовольны тем, что образ вождя и атрибуты революции поэтически осмысливаются, а зрители попросту не приняли метафорические изыски картины.Фильм был выпущен в количестве 32 копий и практически растворился на просторах родины. Благодаря тому, что в Госфильмофонде сохранился 70-миллиметровый негатив, ленту удалось восстановить.Драма “Пинки” Элиа Казана, который снял ее в 1949 году, рассказала о непростой жизни светлокожей девушки с негритянскими корнями на расистском юге США. Это история борьбы долга и любви, первый росток феминизма. Долг в конце концов побеждает в душе героини, и она открывает школу медсестер, отказываясь от удачного замужества.В “Воздухе Парижа” Марселя Карне (1954) мы увидели совсем молодого Жана Габена в роли тренера по боксу Виктора Ле Гаррека.Этот Париж благоухает не духами, а потом и яростью, а любовь между светской дамой и боксером-пролетарием обречена.В детективном “Поругании” 1964 года – совершенно неожиданный Пол Ньюмен в роли похотливого жеребца-мексиканца. А в фильме Андре Кайатта “Все мы убийцы” (1952) затронута страшная тема преступления и наказания: действие происходит в камере смертников. Фильм борется за отмену смертной казни во Франции…Но самым ударным стал, на мой взгляд, блок, посвященный 200-летию со дня рождения Н. В. Гоголя. Роскошная итальянская “Шинель” Альберто Латтуады, по сути, гимн латинскому Акакию Акакиевичу. И хотя необходимость в теплой шинели на Аппенинском полуострове не столь очевидна, блистательная игра Ренато Рашела заставляет вспомнить сакраментальное: “Все мы вышли из гоголевской “Шинели”. Лента была снята к столетию со дня смерти писателя режиссером, влюбленным в русскую классику (Латтуадо экранизировал еще Пушкина, Чехова, Булгакова). Особенно актуально выглядят у него сцены со взяточниками-чиновниками, интригующими вокруг тендеров, и несчастными посетителями у парадного подъезда мэрии…Еще подарок Гоголю: сразу два “Носа”. Первый – “Нос майора” Михаила Лисового, анимационная фантазия, озвученная Виктором Сухоруковым… Второй “Нос” снят в технике игольчатого экрана на студии “Синема Нуво” во Франции – десять минут роскошной, пластичной картины России ХIХ века с восхитительной игрой света и тьмы.О былой дружбе напомнили грузинские и украинские ленты, об истоках нынешнего кризиса – хроника времен Великой депрессии, об ужасах Великой Отечественной – советская и немецкая кинохроника. Кстати, по материалам последней архивистами подготовлен аннотированный каталог “Немецкое еженедельное обозрение”.В последний день награждали почетными дипломами. В числе отмеченных оказались критик Майя Туровская (хотя она давно живет в Германии), авторы телепрограммы “Шедевры старого кино” на канале “Культура” и киновед, сотрудник Госфильмофонда Наталия Яковлева. Как режиссер она подготовила документальную ленту “Pro молодежь” – в защиту “неогламуренного” поколения. Этот дайджест интервью выглядит как ремейк знаменитой ленты Юрия Подниекса “Легко ли быть молодым?” Выяснилось в который раз, что и теперь нелегко, особенно без денег, связей и веры.

Google newsGoogle newsGoogle news