Суббота 15 декабря, 06:12
Небольшой Снегопад -3°
Город

Честная книга. Мифы и правда эпохи шестидесятых

2013 год. Санкт-Петербург. Писатель Анатолий Найман на церемонии вручения Царскосельской художественной премии
Фото: Петр Ковалев/ТАСС
Бытует мнение, что массовая литература теснит серьезную. Но есть современные писатели, произведения которых заслуженно могут занять места на полках рядом с классиками.

Писатель для писателей

В ряду новинок книжного рынка, без сомнения, особое место занимает книга Ирины Горюновой «Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов».

Страна переживает писательский бум. Вдруг появилось несчетное количество людей, готовых стирать пальцы о клавиатуру. Опыт изучения явления вверг в некоторую растерянность: народонаселение с удовольствием пишет, а читает, напротив, пунктирно.

В результате писательской активности почта редакций завалена рукописями романов, эссеистики, прочего, во всех жанрах. Хвала космосу, современные редакторы ленивы, потому самотек чаще всего уходит в спам, не мучает тех редакторов, которые менее ленивы и чуть более образованны. А как попасть к этим (не ленивым), ведь заслон из ленивых как берлинская стена, неумолим?

Самое время вывести на авансцену главного персонажа нашей короткой истории. Литературный агент — имя его известно: Ирина Горюнова. Ирина продвинула на рынке книги Ивана Охлобыстина, Игоря Ивановича Сукачева, Саши Николаенко (победитель последнего «Русского Букера»), Валерия Бочкова. Ее заслуги и репутация неоспоримы. Она знает, к кому обратиться, отличает ленивых от тех, кто менее ленив (я про редакторов). Главное, она практик современного книжного рынка, знает его экономические и иные реалии, лично знакома с основными игроками. И она предлагает пошаговую технологию продвижения писателя на российском книжном рынке. Он крайне специфичен в отличие от, например, европейского или американского.

И пара капель дегтя: это книга для тех, кто уже немножко писатель, если покуда не пиит — то на вырост, на будущее, если таковое все-таки случится.

Конечно, научиться быть писателем невозможно, даже по учебнику признанного во всем мире маэстро Стивена Кинга.

А вот вести себя разумно, прагматично, не совершать нелепых и детских ошибок вполне возможно. Тут и может помочь книга Горюновой. Но и она, конечно, не панацея.

Нежность памяти

Евгений Ройзман — экс-градоначальник Екатеринбурга, поэт и историк, коллекционер. Его книга «Икона и человек» (Москва. Издательство АСТ, 2018) — не о политике не о политиках, хотя и об этом он мог бы, наверное, рассказать немало. Она о людях, он их по странности понимает. Понимает и любит. Как-то в беседе Евгений сообщил: «Я ничего не придумываю, я просто записываю». Так и есть касательно его прозы. Касательно же стихотворений, они неудержимо нежны. Это своего рода нежность памяти — редкое свойство в наше время. Евгений Ройзман транслирует нежность посредством написания непридуманной прозы. Тяжеловато сохранить это полудетское чувство, проживая каждую строку.

Для нежных и живых собраны в порядок буквы этой книги поэтом, меценатом Евгением Ройзманом. О людях, об иконах, о былом и о том, чему следует случиться, если нежность памяти нас, даст бог, не оставит.

Будете в Екатеринбурге, обязательно зайдите в Музей невьянской иконы, в Музей наивного искусства — они существуют благодаря тому, что Ройзман передал свои коллекции в дар городу.

История с продолжением

История написания сборника «Рассказы о...» (Москва, Издательство ОГИЗ, 2018) продолжительна. Она начинается с 1960-х годов. Предположу, с того момента, когда четыре молодых, но амбициозных поэта задумали поехать в Комарово лично знакомиться с Анной Андреевной Ахматовой, а в случае особенной удачи прочесть знаменитой затворнице свои стихи. Отношения сложились. И продолжались до самой смерти Анны Андреевны в 1966 году. История обросла подробностями, вышла за рамки истории, видоизменилась в контексте современной окололитературной мифологии. Собственно, и дальнейшая судьба молодых в ту пору поэтов нынче предмет серьезных исследований и досужих пересудов. Книга рассказывает о культурном ландшафте не очень давнего времени. Написана одним из устроителей этого самого ландшафта.

Почему бы моделью мира не определить пирог? Пирог, как известно, штука синтетическая, многосоставная. В случае Анатолия Наймана первый слой теста — это сама великая Анна Андреевна Ахматова — поэт, определивший своей Верой Поэзию.

Обратная сторона — поэт Стась Красовицкий, определивший для себя доминантность Веры над Поэзией.

Сама же начинка пирога — тут всякое… Книжный шкаф поэзии — Иосиф Бродский; Сергей Довлатов — писание «с голоса»; Василий Аксенов — про джазменов и альпинистов. Виктор Галявкин — неуступчивость правды, безущербность сочувствия.

О Вадиме Борисове Солженицын отзывался неважно (а он же сегодня «наше все» — почище Пушкина, а по чести — не особо наше, не особо все). Но и Борисов хорош. Честен. Частная (честная) книга Анатолия Генриховича Наймана — я бы так ее определил.

Продолжение истории — следующая книга Наймана (так и было задумано — двухтомник) — «Еврейское слово. Колонки о...».

СКОРО

■ Максим Гуреев. «Булат Окуджава. Просто знать и с этим жить».

Биография поэта, изменившего время, не специально, просто жизнью своей. «Между нами и совестью, теперь никого», — сказали на его похоронах.

■ Сергей ПрокудинГорский. «Империя в цветных фото: Лица России».

В альбоме цветные портреты, сделанные основателем фотографии в начале прошлого столетия. Уральские мастеровые, императорская семья, бухарский эмир... Эпоха на страницах.

■ Лина Милович. «Перекрестный отец. Аскольд Запашный, Михаил Ширвиндт, Никас Сафронов, Андрей Усачев, Алексей Кортнев».

Эта книга про взаимоотношение известных отцов со своими детьми, мужской взгляд на проблемы воспитания подрастающего поколения.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER