Главное
Карта событий
Смотреть карту

Чем можно помочь маленьким мамам?

Общество

Сфотографом мы долго петляли вокруг обычного многоквартирного здания в центре Москвы, где, как нам объяснили в детском доме № 19, должно находиться его отделение – приют “Маленькая мама”. Наконец нашли нужный подъезд.Из домофона отозвался бойкий девчоночий голос. Затем дверь открыла его обладательница – девочка-подросток невысокого роста с собранными в гладкий хвост темными волосами. Мы оказались в огромной квартире с новеньким ремонтом. Под приют “Маленькая мама” отдана половина этажа: три комнаты, холл-игровая, кухня, ванная. А обитает сейчас в этом “дворце” всего одна постоялица – 15-летняя Катя со своим двухлетним сыном Лешей.[b]Семейная пятидневка[/b]Пять дней в неделю вместе с ними одной семьей живет старший воспитатель Наталья Подушкина с собственным сынишкой. На выходные Наталья с ребенком уезжают домой, а ей на смену приходят суточные воспитатели.…Наталья готовит ужин, Катя в ожидании, когда проснется Леша, крутится вокруг нее. Кусочничает, как все дети. То сока нальет, то печенье ухватит.– А можно я еще рулета съем?– Да хоть весь его съешь! Только сядь и попей нормально чаю, – сердится Наталья.– Не-е, весь нельзя, я уже и так потолстела, – оправдывается Катюха. Наконец приземляется напротив меня.– Официально “Маленькая мама” открылась в апреле 2008 года, – рассказывает воспитательница Наталья Подушкина. – А проект об открытии такого отделения наш детский дом направил в Департамент молодежной и семейной политики еще в 2007 году. Как только там дали добро, мы сразу поселили девочек с детьми.[b]Кто обнял, тот и мама[/b]Детский дом № 19 Департамента семейной и молодежной политики г. Москвы работает как центр патронатного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей. Именно на его базе и открыты два отделения. Одно – для социализации подростков и их адаптации к самостоятельной жизни, а второе – “Маленькая мама”, для несовершеннолетних беременных и юных мам из числа выпускниц сиротских учреждений.Катя с сыном перебралась сюда в июле 2008-го. Здесь она застала другую детдомовскую воспитанницу – беременную 17-летнюю Диану. Для таких девочек щекотливое положение стандартно заканчивается абортом. Приют стал единственной возможностью для Дианы выносить малыша и дождаться своего 18летия под опекой.А самой первой воспитанницей была 19-летняя Кристина с двойней. Она хоть и имела право самостоятельно принять решение о рождении потомства, однако податься с детками ей было некуда. И здесь она дождалась положенной по закону квартиры.Была и совсем взрослая подопечная, 23-летняя Ольга, которая прибыла по направлению Департамента молодежной и семейной политики с годовалым ребенком на руках. Наталья называет этот случай особо тяжелым. Девчонка с 14 лет жила на вокзале, и ребенок был у нее уже третьим. Двое первых воспитывались в детдомах. Оля мечтала стать поваром и зажить с детьми нормальной жизнью. Но вокзальное воспитание все время одерживало верх над ее помыслами. В конце концов она все-таки сбежала, а ее третий малыш тоже отправился в детский дом.– Жалеть этих детей нужно в меру, – продолжает Наталья Подушкина. – Тепло, хорошее отношение они, конечно, чувствуют – и отвечают взаимностью… Я тут обнаружила в Катиных записях напротив моего номера слово “мама”.Даже Оля, самая “дикая” наша воспитанница, мне говорила: “Я хотела бы называть вас “мамой”. Но я всегда отвечаю: “Милая, я тебе уж совсем никак в мамы не гожусь, у нас разница в возрасте всего в несколько лет!” А они такие – ласку почувствуют и сразу готовы в “мамы” записать. Но если их пожалеешь, значит, ты слабак, тебя просто затопчут – и все. Таковы законы детдомовской стаи.[b]Заезжие охотники[/b]Катюха из всех воспитанниц, прошедших через отделение, самая домашняя. До 11 лет жила в семье. Отец бросил мать, когда Кате было 4 года. С тех пор мать пьет. Бабушка тоже. Даже прабабушка у Кати есть, но, по сути, никого-то у нее и нет, кроме маленького сына… Катя приносит проснувшегося Лешку. Темноглазого смуглого карапуза с длиннющими ресницами и вьющимися волосами.– Главные охотники на таких девчонок – гастарбайтеры, – объясняет Наталья Подушкина. – Они окружают свою “добычу” заботой и вниманием, и эти недоласканные родителями девчонки тут же попадаются. Вот и у Катерины в 13 лет случилась такая “первая любовь”. Парню было больше 20, понятно, что к девочке из благополучной семьи он бы не подошел, а эту вычислил безошибочно. Что с ним теперь, никто не знает, а у Кати каждый раз новая версия. Последняя была, что погиб в автокатастрофе.Осенью, после романа с гостем столицы, Катю забрали у матери-алкоголички и отправили в приют. Там не сразу поняли, что девочка беременна. А потом Катя решительно заявила, что будет рожать. Леха родился на 7-м месяце, крохотным – 43 см и 1,5 кг. Сначала их с мамой развели по разным детдомам. Но упрямая Катя добилась того, что ей отдали уже 1,5-годовалого на тот момент сына и поселили обоих в “Маленькой маме”.[b]Конфеты и сигареты[/b]Режим здесь домашний. Пока у ребенка дневной сон, у мамы – 3 часа личного времени. Правда, о том, куда и насколько идет, надо обязательно докладывать воспитателю. У Катерины – занятия в вечерней школе. Заканчивает 9-й класс, будет поступать в медицинский колледж. Ведь у ее Лешки ДЦП и дисплазия тазобедренных суставов. Сначала он только сидел, теперь ходит – пока в ходунках. Катя старательно нянчится с сыном, даже купила книгу по детскому массажу и теперь ее изучает. Хоть, в общем-то, читать не любит. Зато отлично рисует и с удовольствием музицирует на стареньком пианино – азы музыкальной грамоты почерпнула в детдоме, куда попала после родов.Карманных денег у воспитанниц немного, да им и не нужно. Дома все есть, а деньги они все равно спускают на сладкое и сигареты. Зато мама может присмотреть подарок на день рождения малышу и купить его вместе с воспитателями. Одежду девочки выбирают и покупают сами, а потом привозят товарный чек.Вечером гулять нельзя, но интересный фильм, который затянулся до полуночи, досмотреть всегда дадут. В общем, условия, в которых живут маленькие мамы – мечта для многих, даже благополучных, семей. Полный пансион, уютная квартира, всегда рядом педиатр, логопед, психолог. Да еще ребенка при необходимости можно оставить воспитателю.– Главное, чему мы их здесь учим – жить дома, следить за собой, ухаживать за ребенком, вести хозяйство. Мы девчонок не бросаем, даже когда они от нас уходят, – говорит Наталья Подушкина. – Но все равно детям из неблагополучных семей редко удается нормально вписаться в жизнь. Генетика ведь – страшная вещь.[b]Справка “ВМ”[/b][i]В настоящее время на учете в центрах социальной помощи семьям и детям состоит более 27 тыс. семей, в которых воспитываются более 45 тыс. детей. Из них 4,4% детей проживают в неблагополучных семьях, 1,8% состоят на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних.В учреждениях системы Департамента образования г. Москвы работают 11 уполномоченных служб по патронатному воспитанию, которые занимаются подготовкой кандидатов в замещающие родители и осуществляют сопровождение патронатных семей.Дальнейшее развитие получила Служба сопровождения семей опекунов, усыновителей приемных родителей. Начали работу три “Школы приемных родителей” – на базе “Московской службы психологической помощи населению” и еще две – на базе общественных организаций.[/i][b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[/b]Первый читатель этого номера “Вечерки” и главный его критик – [b]депутат Мосгордумы Иван НОВИЦКИЙ[/b]. Ему и адресованы наши вопросы.[i][b]Чем можно помочь маленьким мамам?[/b]– Им нужно медицинское, психологическое и вообще всякое обучение. Ведь мы говорим о несовершеннолетних людях, которым просто необходимы ненавязчивая опека и контроль опытного человека. Мы должны любыми способами помочь молодым мамам в такой сложной ситуации, создать условия, чтобы их дети росли здоровыми.[/i]

Подкасты
Эксклюзивы