Воскресенье 16 декабря, 07:12
Слегка Облачно -12°
Город

«Велик бог земли Русской!» 

75 лет назад, 4 сентября 1943 года, состоялась историческая встреча Верховного главнокомандующего И.В. Сталина с митрополитами Сергием, Алексием и Николаем.

Глава государства высоко оценил вклад Русской православной церкви в укрепление духа верующих в борьбе с фашистскими захватчиками. 
 
На войне нет атеистов. Когда идут на смерть, начинают молиться все. Кого просить о спасении, каждый выбирает для себя сам. Герой Сталинграда, «генерал-штурм», будущий маршал Советского Союза Василий Чуйков всю войну под обложкой партбилета носил клочок бумаги с незатейливой крестьянской молитовкой: «О, могущий! Ночь в день превратить, а землю в цветник. Мне все трудное легким содей. И помоги мне». Бог помог. 

В 1943-м, переломном году Великой Отечественной войны Сталин изменил свое отношение к Русской православной церкви. Его встрече с иерархами РПЦ предшествовали более двух десятилетий жесточайшего террора против священнослужителей и верующих всех конфессий. «Широка страна моя родная», а у РПЦ на весь СССР тогда осталось всего несколько сотен действующих храмов. Но для руководителей партии и советского правительства не было секретом, что в Советском Союзе верующих по-прежнему много. По данным переписи 1937 года, на вопрос «Верите ли вы в Бога?» положительно ответили треть городского и две трети сельского населения. Данные эти, естественно, засекретили, но вожди-то об этом знали. 

Когда началась страшная война, Русская православная церковь встала за Родину вместе с народом. 
Даже сегодня бегут мурашки по коже от высокого слога — и высокого чувства! — послания митрополита Московского и Коломенского Сергия «Посодействуем нашим доблестным защитникам»: «…Силен враг, но «велик бог земли Русской», как воскликнул Мамай на Куликовом поле, разгромленный русским воинством. Господь даст, придется повторить этот возглас и теперешнему нашему врагу. Над нами покров пресвятой Девы Богородицы, всегдашней Заступницы русской земли. За нас молитвы всего светозарного сонма святых, в земле нашей воссиявших.

С Божиею помощию и в эту годину испытаний наш народ сумеет по-прежнему постоять за себя и рано или поздно, но прогонит прочь наседающего чуженина…» 
Наша Церковь сделала то, что и должна была сделать. Гонимая и почти полностью уничтоженная, она с первых дней войны поддержала свою паству, которой предстояло воевать и умирать за родную землю. 
Но и руководители государства, коммунисты и безбожники, в трудный момент не стали отказываться от поддержки РПЦ. Перед возможной катастрофой, перед лицом смерти слетела идеологическая шелуха и бывший семинарист Сталин обратился к народу со словами из церковной проповеди — «братья и сестры». Накануне парада 7 ноября 1941 года иерархи Русской православной церкви ходатайствовали о разрешении провести в Москве крестный ход с Казанской иконой Божией Матери. Верховный главнокомандующий дал такое разрешение. В столице, к которой уже подходили танковые колонны германского вермахта, отслужили молебен, затем состоялся крестный ход с выносом иконы, которая неоднократно спасала Русь от иноземных захватчиков. 

Есть легенда или быль (историки привычно спорят друг с другом, приводя взаимоисключающие свидетельства), что в те же дни была на самолете обнесена вокруг Москвы, над ее оборонительными рубежами с окопами и противотанковыми рвами, чудотворная Тихвинская икона Богоматери. 
По всем законам тактики и стратегии поздней осенью 1941-го Москва должна была пасть. Она — под покровом Божией Матери — выстояла. 

В течение двух военных лет помощь Церкви власть принимала, однако на прямой контакт с иерархами РПЦ не шла. Но в ночь с 4 на 5 сентября 1943 года три митрополита Русской православной церкви были приглашены в Кремль. Что повлияло на то, что единоличный правитель страны решил открыто повернуться лицом к верующим? Возможно, у Сталина не оставалось уже никаких сомнений в искренности патриотической позиции РПЦ. А может, знал он, ведь наверняка «органы» докладывали, что даже его красные маршалы носят иконки и молитвы в партбилетах, и не вытравить это. Храмы вот можно разрушить, веру в сердцах — нет. А еще в стране уже были миллионы вдов и потерявших сынов матерей, и где им было искать утешения, не в парткомах же? 

На встрече в Кремле Сталин начал с того, что поблагодарил Церковь за патриотическую деятельность. Он спросил митрополитов, какие нужды испытывает РПЦ. 

Просили немного. Разрешить избрание нового Патриарха, воссоздать в Советском Союзе духовные семинарии, открыть несколько прежде закрытых храмов и амнистировать ряд осужденных за «контрреволюционную деятельность» священнослужителей. Иосиф Сталин дал «добро» на все, и воля его, кто бы сомневался, была выполнена. 

Заминка вышла только с амнистией. Власти долго мурыжили с ответом, потому что ответ был жесток: из 26 осужденных архиереев, за которых просили Сталина митрополиты Сергий, Алексий и Николай, 25 были уже расстреляны. 

…После войны гонения на православных и верующих других конфессий были властью Страны Советов продолжены. Но уже без того кровавого азарта, с которым они проходили в 1920–1930-х годах. Последней вспышкой богоборчества и масштабного разрушения храмов отметился Никита Хрущев. При нем райкомы ВЛКСМ по разнарядке посылали комсомольцев в церкви: переписывать фамилии приходящих помолиться старух... 

Хрущев был отстранен от власти 14 октября 1964 года, в праздник Покрова Божией Матери. 
 

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER