“Я мечтал стать криминалистом”

“Я мечтал стать криминалистом”

Культура

Мы знакомы давно. И в силу моей симпатии к Владимиру Вишневскому разговор наш носил несколько запанибратский характер, в чем и винюсь перед читателями “Вечерки”, и перед самим Владимиром.[b]– Мы, как умные люди, начнем с серьезного вопроса. Вот, скажи, пожалуйста, в принципе тебя уже можно считать классиком в определенном жанре – жанре одностишья? Как минимум, хотя бы за то, что ты там был первопроходцем. Ты себя классиком ощущаешь?[/b]– Мне, понятно, "впервые" доводится отвечать на подобный вопрос... Всерьез считать себя классиком глупо и пафосно, что бы о тебе ни говорили. Тем более – цитирую себя, кавычки открываются: "Самоирония есть истинно серьезное отношение к себе". Правда, что касается самоиронии, тоже не стоит перебарщивать! Я понимаю, что на сегодня известен читательским и даже более широким слоям населения, в основном, благодаря моим одностишьям. Удача с небес, “от Создателя...”, что мне удалось поймать этот алгоритм и сделать все это всенародной игрой, гимнастикой ума, что у меня есть последователи и подражатели. В то же время я всегда энергично возражаю, когда меня называют поэтом-"одностишисцем". Так же всегда бдительно оговариваюсь, что я не вполне первооткрыватель, и не устаю напоминать, что в “Антологии лирики” уже прошлого ХХ века все-таки вошла моя лирика. Поэтому я, конечно, благодарен одностишьям за все, но сегодня стараюсь идти дальше, писать что-то новое, иное...[b]– Какие жанры предпочитаешь на сегодняшний день?[/b]– Моя новая книга “Быть заменимым некрасиво”, которая удостоена премии “Венец” и, кажется, выдерживает уже вторую перезагрузку, представляет городу и миру, смею надеяться, несколько другого Вишневского, который пока еще недостаточно известен. Тут и “приступ” лирики, и новые сатиры. Наряду с этим есть уже редкие, но тем более драгоценные для меня одностишия. Но и это совершенно другие стихи. Насколько книга шаг вперед, судить, наверное, не мне... хотя почему? Ощущение нового витка есть! Для меня остается главным – не работать под себя, подтверждая уже поднадоевший мне же имидж, а все-таки стараться куда-то идти.В этом плане 2007 год был для меня продуктивным: родилось достаточно много новых стихов, которые и составили книжку, второго пришествия которой не терпится дождаться. А что до так называемого сложившегося имиджа, то изменить его в глазах людей непросто. И устно возражать наивно, и нелепо всякий раз... Все ждут, что я вот сейчас заговорю пятистопным ямбом! Такой маньяк, передвигающийся по жизни посредством одностиший! “Не за это я боролся, но на это напоролся”. Но я всякий раз не забываю богобоязненно спохватываться: будь благодарен и этому – одностишия меня сделали одним из самых цитируемых поэтов.[b]– Хорошо, с одностишьями разобрались. А сам-то ты кого читаешь? Как выбираешь книгу для чтения?[/b]– Ну, читатель Вишневский сильно, конечно, отстает от одноименного литератора, что не есть хорошо. Читать в должном объеме не успеваю, это давняя моя беда, стыжусь в этом признаться. К тому же, наступает такая пора, когда живешь в режиме перечитывания. Припадаешь то к Глазкову, то к Пастернаку, то вообще к бесспорным и незаменимым классикам – Пушкин, Лермонтов, Тютчев...[b]– Как ты отдыхаешь от работы в таком случае?[/b]– Почти банальный ответ: это смена занятий. Или, например, релаксация в форме общения с подмосковным лесом. Я ведь почти не отдыхаю – и это не то чтобы заявление трудоголика, а, скорей, признание в неправильном образе жизни. Но меня всегда вдохновляет сама возможность разнообразия, смены занятий, будь то выход в город, выезд в лес, даже посадка за руль...[b]– А в детстве кем хотел быть?[/b]– У меня не было дежурных советских "мечт" – стать космонавтом или летчиком. Наиболее длительно и осмысленно – с шестого по девятый класс – мечтал стать криминалистом и даже углублялся в подготовку к этой миссии, уже умел брать отпечатки пальцев на доморощенном уровне. Да, в советском детстве я хотел стать следователем-криминалистом. Но не стал.[b]– И что помешало?[/b]– Да не то чтобы помешало, просто нечто более сильное захватило и увело. В детстве должны быть кумиры, и это удача, что моими стали поэты, гремевшие в шестидесятых, Евтушенко и Вознесенский.Слава их соблазнила и совратила впечатлительную натуру. Лет в четырнадцать возникло не просто то самое пушкинское "желание славы", но именно поэтической славы. Да, был еще один кумир. Был (и остается) такой поэт – Евгений Винокуров, которым я был буквально болен.[b]– А ты свою первую публикацию помнишь?[/b]– Помню, конечно. Она была в одной известной газете под доброй опекой АлександраАронова, несравненного и незабвенного, и не только потому, что меня впервые напечатал. "Первопубликация" в ту пору была важнейшим событием, а к т о м – ну все равно как стать мужчиной! И я хорошо помню (если бы этого не было, то надо было бы выдумать для мемуаров), как я под звездным небом перочинным ножичком со стенда вырезал свою публикацию. Как принято говорить в интервью, возможно, я дал какие-то клятвы при этом, и кое-какие из них даже удалось исполнить, а какие-то... ну, ничего, какие наши годы![b]– Хотелось бы пожеланием читателям закончить наш краткий разговор.[/b]– Можно уйти в дежурные пожелания, например, в собственные стереотипы: "Я желаю вам громких успехов, я желаю вам ярких грехов, я желаю вам грецких орехов и дальнейших Вишневских стихов!" Но есть совершенно конкретное пожелание, в том числе и себе: кто хочет и готов услышать мои новые стихи, приходите, друзья, на мой вечер – 14 марта в Политехническом – "Избранное для избранных". Я готов соответствовать вашим ожиданиям.[b]P.S.[/b] “Вечерка” присоединяется к пожеланию поэта и тоже приглашает на вечер Владимира Вишневского [b]“Избранное для избранных”[/b]. 14 марта в 18 часов – “в Политехнический, в Политехнический!” Приходите, скучно не будет! “[b]Унынье грех, на вас и не похоже...”[/b][b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Не пора ли в эпоху кризиса перейти на малые жанры?[/i]Сергей ГОНЧАРОВ, депутат Мосгордумы:[/b][i]– Такие литераторы, как Владимир Вишневский, дают хоть какую-то долю юмора нашим гражданам. Я думаю, что на сегодняшний момент они очень полезны нашему государству.[/i]С божьем даром себя не смешиваю, уж не стать мне божителем новым, не пророк я, но и не посмешище,- все, я выдохнул - я просто менеджер по работе со Словом.[b]И. О. ЗАЧИНА[/b][i]Так повелось издревле на Руси...А впрочем, как – никто не сознается.Сгорели как-то странно документыНа днях в кировохотском РУВД.Приносим извинения своиЗа временно разрушенные семьи,перемещенье гнезд эвакуатором,за подтопленье крышив отчем доме.За нахожденьевременное в коме.За веерность,за точечность,за то, чтодушевный жарнедолокализован.За то, что пожаруприсвоенане та категориясложности.(Практически он поДтушен)Простите нас, если дышите.Мы вас услышали.Ваше SOSВаше SOSВаше SOSОчень важно для нас.[/i][b]ИЗ ДНЕВНИКА N. N.[/b][i]Я общаюсь с людьми,И они мне желают удачи.И, кого ни возьми,Все моложе меня и богаче.Эпиграф? Есть:"Как Днепр чуден!..Но – далеко, в иных степях.Мы больше ничего не будемс тобою делать второпях".Не жди формальных ласк –Учти: я буду страстенПодробен, полновластен,тебя ничем не ASK!..Чтоб было нам с тобойвзаимно и взаправду,Чтоб стало нам повадноиз наших дней – в любой.Всецело и вполне,Порочно для зачатья.И слезы твои счастья.пусть отольются мне.По осени цыплята усмехнулись,а по зиме ягнята замолчали...А по весне расклад всегда таков:печален видотброшенных коньков...[/i][i]ДРАГОЦЕНЕН НАШ ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ,ТО ЕСТЬ ГОРЬКИЙ, ПОСКОЛЬКУ ОН – ЛИЧНЫЙ.ВСЕ НЕПЛОХО, И ДАЖЕ ОТЛИЧНО –ПО СРАВНЕНИЮ С ТЕМ, ЧТО МОГЛО БЫТЬ.[/i][i]"Я куда-то откуда-то вышел,Громыхнул под ногами настил,Но прорезалось шепотом свыше:"Я и так тебя долго щадил".Сверху вниз, съезжая все выше, –"Жесть имею", – откланялась Крыша.О, пользователи меня!Мой мессидж о факте существенном.Так вот, с предстоящего днядруг другумы не соответствуем.Ушел добровольно в отказот бонусов,льгот с привилегиейРаботать жилеткой на вас, -Я пуговицы подрастряс,питая всех светлой энергией.Стоп, снято, спасибо, я пас.Высокой и всякой пургироссийские производители!..Себя отключил за долгиот вашей трубы упоительной.Я сам прерываю свой стаж,срок вышел,я больше не действую!Как было, серийный вы наш,не мне повествуйте,а следствию.Чужим я себя раздарил,к своимпо дороге блуждающий.В обличии б.одуванчиковс вампирами – как я был мил!..(Ах, с трогательными людьми,со святопростыми людьми,С такими вот сводит людьминелегкая несвоевременно.В них только участье прими,погибнешь в два счета –проверено!)Все лучшие фото в цветууж сделаны, как выясняется.Подправлено мне на роду -в оставшихся житьобстоятельствах.И всем – пролетая – привет!И всем же всего наилучшего.И все – ни вникать,ни выслушивать.Спасибо, но жизни уж нетчужих таракановобслуживать.Сколько же лет, –ужаснись – пронеслось.Все-то мы слушали Баха поврозь -Не при свечах – обесСвеченно.Видишь,и жизнь мне отдать пришлосьСовсем за другую женщину.На Востряковском кладбищеевреи пока чтоузнают меня, когдаС цветами и лопаткою в ведеркебреду я к 41-му участку.Ну, улыбнутся, ну, переглянутся.И максимум “Ой, здрасьте!” –и не боле.Все понимают эту грань и место....Но вдруг нарисовался человек,который громкораспахнул объятья:"Я вас узнал!("Ну вот", – напрягся я.)Ведь вы гравер!(Он в этом был уверен)Маргойты мы –вы делали нам надпись!"И не разбился я, а рассмеялся.Реальность скорректировала крышу.“То Жизнь сама...” свое сказала словонасчет недомедийности лица.(Не зарывайся в самомненьях, Вова)Ну вот и байка есть для интервью,история для телепосиделок.А можно, кстати, – рраз! –и в пафос впасть,Вот тут бы и пойти на обобщенье:“Будь сам себе бесспорен, как гравер.Останься хоть строкою на граните!А между тем мне надпись суждена“И в том строю естьпромежуток малый...Здесь, а не где-то,не в стене ж Кремлевской.Здесь мама с папойпод одной плитой.Сюда пролегприжизненный маршрут.Где мальчики из неплохих семей,Успевшие порадовать родителей,Имеют шансстолкнуться неслучайно.На Востряковскомкладбище еврейском.Какая география имен,И этот пир фамилий – карта мира!Семитская история России.Где все-таки любой погост –кладбище,И что ни день, пока что посещенья,То самое “у гробового входа” –Денек, в который “вновь я посетилТак представляет свое время года,Весенний, зимний, летний(как последний - с крапивой,стерегущею малинник!)Особенно погож, так пробирает.А уж осенний...Самое сегодня.Это – пропасть,конкретнее – бездна.Выбирайте маршруты объездаБог видит все, и более тогоНа личном,на заоблачном дисплееОн видит: это я ему звоню,Моля его, – и сбрасывает вызов...Здесь, по-моему,что-то случилось.Только что. Но еще не схватилось.И затикал иной временной...Здесь повисло и воцарилось.И все дело в объекте вниманья.Но из всех в мизансцене немойЯ единственный не понимаю:Что случилось –случилось со мной.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news