Даниловские колокола прозвонили в Москве

Общество

Сегодня в столичном Свято-Даниловом монастыре в присутствии патриарха Кирилла впервые после 80-летней паузы зазвучал набор исторических колоколов, минувшей осенью вернувшихся в Россию из США. А накануне репортеры “ВМ” побывали на монастырской колокольне, где шли последние приготовления к празднику святого благоверного князя Даниила Московского – небесного патрона обители.С монтажной площадки перед святыми вратами спешно “эвакуируются” автокран и остатки механических приспособлений, при помощи которых 18 колоколов были подняты на верхний уровень колокольни. Преодолев вместе со старшим звонарем монастыря – иеродиаконом Романом (Огрызковым) узкую внутристенную лестницу, обнаруживаем здесь, на так называемом ярусе звона, близкий к финишу рабочий беспорядок.Несколько монтажников в спецовках что-то сверлят, примеряют, устанавливают крепежи. В центре сложной опорной конструкции грациозно красуется самый массивный из четверки благовестников (звучащих в нижнем регистре колоколов, которые в сложном звоне обычно отбивают сильные доли) – 12-тонный Большой. По классическому колокололитейному правилу язык в 30 раз легче колокола, так что одна только эта важнейшая деталь исполина тянет почти на 4 центнера. Пока язык не закрепили, и он мирно дремлет на деревянном настиле. Из-за солидных размеров и веса звонить в Большой благовестник будут с частотой собственных колебаний языка, ударяя им попеременно то в один, то в другой край ударного кольца колокола.Главная длина волны, на которой “говорит” Большой благовестник, соответствует чуть пониженному до-диезу малой октавы. Как и встарь, в праздничном трезвоне на Даниловской колокольне одновременно будут задействованы трое звонарей. Но научно-технический прогресс внес в здешнее оборудование свою скромную лепту. Теперь подвесные узлы самых крупных колоколов снабжены специально разработанными элементами, позволяющими задавать нужную плоскость колебаний языка. Так не только удобнее звонарям. Это решение еще и обеспечивает повышенную долговечность колокола (ведь иначе тяжеленный язык все время бьет в одну и ту же точку).– До революции Большой по красоте звучания ставили в нашем городе на второе место после Успенского благовестника Московского Кремля, – говорит отец Роман, осторожно продвигаясь по доскам. – На службах мы его, конечно, еще ни разу не опробовали.Но я имел возможность услышать благовест Большого и в американском Гарварде, и во время тестов в нашем монастыре. Могу сказать, что голос у него молодой и яркий, но в то же время глубокий и бархатный. В общем, по-настоящему благородный, сочетающий в себе на редкость богатую гамму.Кроме Большого, в ансамбле еще 3 благовестника: Полиелейный, Постовой и Будничный. Их система управления предусматривает работу звонаря при помощи ножных педалей, стальные тросы от которых ведут к языкам. Кстати, язык Будничного благовестника в 80-летнем американском изгнании гдето затерялся (в Гарвардской школе бизнеса тот звучал при помощи молота), так что эту деталь пришлось изготавливать заново.– Думаю, это произошло неслучайно, – продолжает отец Роман. – Будничный благовестник слегка выбивается из общего ансамблевого строя и вносит в созвучия некоторый диссонанс. Возможно, это объясняется тем, что он был отлит в конце XVIII века, в отличие от остальных трех благовестников, появившихся на свет столетием позже на Московском заводе Финляндского.Вообще же секрет поистине всенародной любви к даниловским колоколам кроется в музыкальной гармонии, особенно удивительной, если вспомнить о разных эпохах, в которые творили отливавшие их мастера.По воспоминаниям очевидцев, в былое время даниловский звон разносился на пол-Москвы – на север до Кремля, на юг до Коломенского.Теперь в городе шума, конечно, несравненно больше, а рельеф изобилует многочисленными рукотворными барьерами. Но рядом – широкая гладь Москвы-реки. Как утверждают акустики, это отличная дорога для чистого звука. Так что спешите слышать![b]Справка “ВМ”[/b][i]Большой благовестник ансамбля даниловских колоколов перелит из старого 300-пудового колокола в 1890 г. Полиелейный благовестник (вдвое легче Большого) отлит в 1904 г., Постовой (ок. 2,3 т) – в 1907 г. Будничный благовестник (чуть легче Постового) датируется 1795 г.Старейший в ансамбле – самый большой из подзвонов (колоколов среднего регистра), полутонный Царский – пожалован монастырю в 1682 г. царем Федором Алексеевичем.[/i][b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[/b]Первый читатель этого номера газеты и его критик – [b]Евгений БУНИМОВИЧ, депутат Мосгордумы[/b]. Ему и адресованы наши вопросы.[i][b]Из вашего дома слышен колокольный звон?[/b]– Три поколения моей семьи жили на Патриарших. Но только сейчас нам доводится слышать колокола, звучащие с недавно построенной колокольни Большого Вознесения.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news