Рыбаки превращаются в улов для водолазов

Общество

Все теплее и теплее за окном , но любителям подледной рыбалки на это наплевать. Белый панцирь на реках и прудах кажется таким прочным. Авось, сегодня пронесет! В результате из-подо льда часто приходится вытягивать самого рыбака. Хорошо, если живого.Корреспондент “Вечерки” подежурил вместе со спасателями поисковой станции “Строгино”, для которых наступает горячая пора.На белом поле Строгинского затона виднеются согнутые спины, торчащие удочки, палаточки над прорубями, похожие на жилища эскимосов.– Пусть посидят! – машет рукой начальник станции Геннадий Кухаренков. – Лед еще крепкий, сантиметров 60.Вот недели через две будем строго предупреждать, чтобы сматывали удочки – в прямом смысле.Пока задача спасателей – следить, чтобы рыбаки не пристраивались к полыньям. И высматривать других нарушителей – пассажиров снегоходов (Кухаренков без обиняков называет их “смертниками”), торопыг, норовящих перебежать на другой берег и… самоубийц. Рыбаки как раз доставляют меньше всего хлопот, потому что худо-бедно знают правила поведения на льду.Мы забираемся в катер на воздушной подушке “Хивус”. Это настоящий вездеход. С одинаковой легкостью и быстротой несется как по льду, так и по сверкающим черной водой полыньям (такие встречаются ближе к реке) и даже взбирается на берег.– У нас эти катера появились года три назад по программе правительства Москвы, – перекрикивает шум мотора Геннадий Кухаренков. – И непромокаемые водолазные костюмы тоже. До этого спасатели работали в обычных жилетах.А сейчас водолазу Сергею Ермолову сигануть в полынью – все равно что в теплую ванну бултыхнуться.К счастью, в тот день о провалившихся под лед довелось только слушать. Последний такой случай произошел в прошлом году. Неподалеку от Троице-Лыкова патруль увидел: во льду лунки просверлены, а рядом никого. Через десять минут их на это место уже вызывают... Вытягивают из воды мужика. Оказывается, завидев катер, он отбежал и за куст спрятался… Теперь плачет: “Удочки мои там остались!” Плюнули, забрали его удочки. Иначе назавтра он полез бы за ними сам!– На надежных местах сидят, молодцы, – оценивает Геннадий Кухаренков, глядя через окно на застывшие в напряжении фигуры.Патрульные притормаживают возле знакомого, заводят разговор об улове. У ног полковника в отставке Владимира Салова трепыхаются полтора десятка окуньков и плотвичек. В прошлом году он спас человека.Сидит возле своих лунок, а на приличном расстоянии, где лед уже темный и ноздреватый, беспечно шагает в сторону Серебряного Бора молодой мужик. Владимир Анатольевич его окликает. Парень выслушивает предупреждение и как ни в чем не бывало продолжает путь.Оглянувшись через плечо, спокойно бросает:– Если что, вылезти поможете, ОК?Через минуту доносится истошный вопль. Рыбак хватает стропу – трос длиной 50 метров – и спешит к полынье, из которой торчит голова самоуверенного “ледохода”.На спасательной станции рыбаков, превратившихся в улов, отогревают одеялами и кофе. А души их отогревает психолог Ирина Калашникова. Труднее всего работать с несостоявшимися самоубийцами и их родственниками.Был случай: пожилой человек, военный врач, узнав, что неизлечимо болен, оставил записку: “Ищите меня в Строгинском затоне” и ушел. “Надо обязательно найти тело, – говорила Ирина его убитым горем детям. – Тогда сможете успокоиться”.Но не все истории такие трагичные… Недавно вела мама сына из школы, по дороге пилила за тройку. Мальчик психанул, выбежал на лед и давай топать ногами неподалеку от берега. Провалиться он не успел, но привести его и маму в чувство оказалось нелегко.Ирина Калашникова предложила женщине задуматься: может, не надо делать трагедию из тройки? Чтобы окончательно закрепить у обоих хорошее настроение, мальчика с мамой прокатили на катере.[b]Справка “ВМ”[/b][i]По данным главного отдела МЧС по Москве, с начала года в столичных водоемах утонули 7 человек, 14 “ледоходов” спасли[/i].

Google newsGoogle newsGoogle news