Каким должен быть идеальный пресс-секретарь

Каким должен быть идеальный пресс-секретарь

Коридоры Власти

При позднем Горбачеве первые лица стали осознавать, что их откровения, которым раньше благоговейно внимали, требуют некоторого толкования.Понятное дело, в узкодопустимых рамках, конечно, без особого игривого отступления от текста первоисточника, но расширения и дополнения, а местами и неофициальные уточнения стали просто необходимым.Правда, объектами подобных комментариев к цитатам живых партийных классиков сначала становились исключительно иностранцы, пытавшиеся уяснить для себя, что же это за перестройка такая.До сих пор специалисты по СССР, советологи, вспоминают интеллигентнейшего Андрея Грачева – первого пресс-секретаря генсека, а затем и президента Горбачева. Не менее заметен был и известный журналист-американист Геннадий Герасимов, ставший хозяином пресс-центра МИДа. К слову, сам пресс-центр внешнеполитического ведомства можно счесть колыбелью науки говорить не с чужого голоса, а именно чужим голосом.Однако стремительные изменения, в которые втягивалась страна, сократили и профессиональный век пионеров нового разговорного жанра.По иронии судьбы, Грачев сразу после событий августа 1991 года осел на берегах Сены, а Герасимова благодарный Шеварднадзе накануне собственной отставки отправил послом в Португалию, откуда записной критик американского империализма уже на родину не вернулся. Говорят, осел где-то на теплых островах. Так что в новой России опыт создания словесами имиджа первых лиц и передавать было некому. Пионеры жанра подтвердили опытом своей судьбы известный афоризм: иных уж нет, а те далече. Но лед, который десятилетиями сковывал высокое информационное поле страны, действительно тронулся.Страна постепенно, но последовательно открывалась внешнему миру, зона надуманной секретности прогрессивно сокращалась. Советский Союз, а затем поставгустовская Россия хотели налаживать постоянный открытый диалог с внешними партнерами. К тому же и внутренняя политика утрачивала прежнюю закостенелость. И старая заповедь – вначале было слово – из абстрактной догмы превращалась в руководство к действию.[b]Требуйте уточнения после выступлений вождя[/b]Борис Ельцин еще не получил всей полноты власти в стране, а у него уже появился свой толмач с русского номенклатурного на русский разговорный. Звали его Павел Вощанов. Бывший журналист “Комсомольской правды”, человек с аскетичным лицом инквизитора, как и некоторые из его коллег, довольно рано попал в информационный обоз новой звезды российской политики и получил по ходу своих репортажей предложение поработать непосредственно рупором самого Бориса Николаевича.Правда, их служебный роман длился сравнительно недолго. Вольнолюбивый обозреватель не смог или не захотел вписываться в стихию аппаратных интриг, подогреваемых опытным политиканом Ельциным. И вскоре Вощанов не просто ушел от Деда, но громко хлопнул дверью, заявив, что Ельцин управляет своими сотрудниками, как в обкоме.Ну а как он еще мог руководить, если никогда не знал другого стиля общения? Этот уход стал самым громким, а потому для вынесшего сор из президентской избы пресссекретаря и не нашлось иного теплого места. Карьера Вощаного пошла на спад. И в последующие годы он поменял несколько газет, поскольку не сохранил главного достояния кремлевских кадров – хороших и доверительных связей с тамошними ньюсмейкерами.Сергей Медведев также пришел в ельциновское окружение из среды практикующих журналистов. Имя свое он сделал 19 августа 1991 года, когда именно его репортаж с баррикад, сооружаемых вокруг Белого дома, тогда резиденции Верховного Совета РФ, прошел в вечернем выпуске программы “Время”. Парня заметили, он сам раздал немало интервью, в которых со временем количество героических деталей того знаменательного дня только возрастало. И апофеозом тех славных дел стало приглашение на вакантную должность пресс-секретаря. Проработал Медведев на новом поприще менее двух лет, хотя и прошел вместе с президентской командой самые драматичные в истории России президентские выборы 1996 года. Отличался Медведев какой-то стойкой неулыбчивостью, заявления всегда делал с лицом напряженным, словно бы сообщал вести неизменно печальные. Не исключено, что некоторая негибкость рупора, отсутствие необходимого по жанру артистизма, особенно в критические моменты режима, и предопределили его отставку. Ушел он, впрочем, весьма почетно.На некоторое время став заместителем гендиректора ОРТ, пока многострадальный Первый канал не пережил очередную реформацию.[b]Повесть о крепком рукопожатии[/b]Без сомнения, самым ярким ельциновским пресс-секретарем стал непотопляемый Сергей Ястржембский (прозванный завистниками “ястреб женский”). Карьера его давно стала учебником для начинающих функционеров. Вернувшись после краха Союза из Праги, где он пересидел эпоху пустых магазинных полок в редакции журнала “Проблемы мира и социализма”, Ястржембский становится редактором одного из постперестроечных журнальчиков (ныне уже забытого), что дает ему возможность раз за разом помещать на обложке фото министра иностранных дел Козырева. И вскоре новоявленный журналист становится пресс-секретарем министра.Затем пост посла в только что открытом посольстве в Словакии, умелая работа с прибывавшими в Братиславу официальными лицами. Со Словакией тогда были довольно тесные отношения. И, наконец, приглашение вернуться на родину, в обойму президента, который говорил все с большим трудом и которому нужен был бойкий интерпретатор.Фактически Ястреб вошел не просто в народную легенду, но в политический фольклор двумя своими фразами. Первая о том, что Борис Ельцин летает на вертолете, выбирая для себя место отдыха в районе Валдая. И это в тот момент, когда для президентского шунтирования готовили операционную. И, наконец, песня о крепком президентском рукопожатии. Это в момент очередной ельциновской хвори, когда работа с документами стала образом жизни президента. Недаром потом карикатуристы рисовали Ястржембского с перевязанной рукой – все понимали, как тяжело “пожатье каменной десницы”. Но все равно свою роль не выполнил до конца, хоть и историческое интервью, в котором Ельцин поведал многомиллионной аудитории о своем намерении лечь на операционный стол, брал у президента другой человек.Но и столь верный специалист в жанре политического фэнтези пришелся не ко двору, когда счел возможным собственное суждение иметь. На некоторое время выпал из кремлевской обоймы, но затем уже был снова востребован в несколько ином служебном качестве, но все равно в роли российского крупного коммуникатора.[b]Можно ль сметь свое суждение иметь[/b]Последний ельциновский пресс-секретарь глубоко символично отражал общую деградацию режима. Дмитрий Якушкин не слыл особо коммуникабельным человеком, а состояние Ельцина, ухудшение политического и экономического климата в стране требовали особого напряжения от интерпретаторов и толкователей. Фактически им уже приходилось говорить не за лидера, а вместо. А потому Якушкин все чаще обращается к своим прямым руководителям в администрации президента с жалобой, что “он просто не знает, что отвечать на все более каверзные вопросы”.Фактически ему не хватило времени. Его сдержанность могла прийтись ко двору через год-полтора. Скоро сменится хозяин Кремля, и функции пресс-службы резко сузятся. С одной стороны, Владимир Путин, свободно общающийся с самыми разнообразными аудиториями, не будет больше нуждаться в толмаче. С другой – некоторая бесшабашность “двора Ельцина” сменяется большей закрытостью. Журналисты пошиба Трегубовой, некогда днями вращавшиеся в кремлевской среде, переводятся на строгий пропускной режим. А пресс-секретари превращаются шаг за шагом в чисто технических сотрудников. Вместо прежних импровизаций – сухой официоз.Прежде ельциновских “толмачей” знала в лицо вся интересующаяся политикой публика. Теперь пресс-секретари первых лиц, как бы они официально ни именовались, знакомы только узкому кругу профессионалов, все еще приглашаемых на закрытые брифинги. Их появления на телеэкранах довольно редки. В лучшем случае сейчас им позволено что-то уточнить. И частью большой политической игры они быть перестали.Единственное отличие новой эпохи в том, что пресс-секретарь Дмитрия Медведева Наталья Тимакова – первая дама на таком посту. Но продолжает она уже сложившуюся традицию ответственного технического сотрудника.Впрочем, может, это и к лучшему. Предпочтительнее все-таки слушать первоисточники. А нынешние руководители страны говорить умеют, за словом в карманы изящных костюмов не лезут, на публике держатся раскованно, а потому если и нуждаются в переводчиках, то исключительно на иностранные языки. Впрочем, даже не на все.[b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Каким, по вашему мнению, должен быть идеальный пресс-секретарь?[/i]Татьяна ПОРТНОВА, депутат Мосгордумы:[/b][i]– Вообще пресс-секретарь – должность очень важная. Это публичный человек, который все время видит результаты своей работы. Поэтому идеальный сотрудник должен быть эрудированным и в то же время креативным. Должен быть образованным и грамотным в плане русского языка. И должен проявлять колоссальную заинтересованность в своей работе.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news