- Город

Каким должен быть идеальный пресс-секретарь

«Желтый» уровень опасности погоды продлили в Москве до 19 февраля

Россиянка заразилась коронавирусом на круизном лайнере в Японии

Синоптики рассказали, какой будет погода в марте

Грудинин ответил судье КС на слова о «незаконно созданном» СССР

Длинные выходные ждут россиян из-за Дня защитника Отечества

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Врач опроверг заявления о вреде любого количества алкоголя

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Алла Пугачева поделилась своей заветной мечтой

Каким должен быть идеальный пресс-секретарь

Почему пресс-секретари руководителей государства заменяли первоисточники

При позднем Горбачеве первые лица стали осознавать, что их откровения, которым раньше благоговейно внимали, требуют некоторого толкования. Понятное дело, в узкодопустимых рамках, конечно, без особого игривого отступления от текста первоисточника, но расширения и дополнения, а местами и неофициальные уточнения стали просто необходимым. Правда, объектами подобных комментариев к цитатам живых партийных классиков сначала становились исключительно иностранцы, пытавшиеся уяснить для себя, что же это за перестройка такая. До сих пор специалисты по СССР, советологи, вспоминают интеллигентнейшего Андрея Грачева – первого пресс-секретаря генсека, а затем и президента Горбачева. Не менее заметен был и известный журналист-американист Геннадий Герасимов, ставший хозяином пресс-центра МИДа. К слову, сам пресс-центр внешнеполитического ведомства можно счесть колыбелью науки говорить не с чужого голоса, а именно чужим голосом. Однако стремительные изменения, в которые втягивалась страна, сократили и профессиональный век пионеров нового разговорного жанра. По иронии судьбы, Грачев сразу после событий августа 1991 года осел на берегах Сены, а Герасимова благодарный Шеварднадзе накануне собственной отставки отправил послом в Португалию, откуда записной критик американского империализма уже на родину не вернулся. Говорят, осел где-то на теплых островах. Так что в новой России опыт создания словесами имиджа первых лиц и передавать было некому. Пионеры жанра подтвердили опытом своей судьбы известный афоризм: иных уж нет, а те далече. Но лед, который десятилетиями сковывал высокое информационное поле страны, действительно тронулся. Страна постепенно, но последовательно открывалась внешнему миру, зона надуманной секретности прогрессивно сокращалась. Советский Союз, а затем поставгустовская Россия хотели налаживать постоянный открытый диалог с внешними партнерами. К тому же и внутренняя политика утрачивала прежнюю закостенелость. И старая заповедь – вначале было слово – из абстрактной догмы превращалась в руководство к действию. [b]Требуйте уточнения после выступлений вождя[/b] Борис Ельцин еще не получил всей полноты власти в стране, а у него уже появился свой толмач с русского номенклатурного на русский разговорный. Звали его Павел Вощанов. Бывший журналист “Комсомольской правды”, человек с аскетичным лицом инквизитора, как и некоторые из его коллег, довольно рано попал в информационный обоз новой звезды российской политики и получил по ходу своих репортажей предложение поработать непосредственно рупором самого Бориса Николаевича. Правда, их служебный роман длился сравнительно недолго. Вольнолюбивый обозреватель не смог или не захотел вписываться в стихию аппаратных интриг, подогреваемых опытным политиканом Ельциным. И вскоре Вощанов не просто ушел от Деда, но громко хлопнул дверью, заявив, что Ельцин управляет своими сотрудниками, как в обкоме. Ну а как он еще мог руководить, если никогда не знал другого стиля общения? Этот уход стал самым громким, а потому для вынесшего сор из президентской избы пресссекретаря и не нашлось иного теплого места. Карьера Вощаного пошла на спад. И в последующие годы он поменял несколько газет, поскольку не сохранил главного достояния кремлевских кадров – хороших и доверительных связей с тамошними ньюсмейкерами. Сергей Медведев также пришел в ельциновское окружение из среды практикующих журналистов. Имя свое он сделал 19 августа 1991 года, когда именно его репортаж с баррикад, сооружаемых вокруг Белого дома, тогда резиденции Верховного Совета РФ, прошел в вечернем выпуске программы “Время”. Парня заметили, он сам раздал немало интервью, в которых со временем количество героических деталей того знаменательного дня только возрастало. И апофеозом тех славных дел стало приглашение на вакантную должность пресс-секретаря. Проработал Медведев на новом поприще менее двух лет, хотя и прошел вместе с президентской командой самые драматичные в истории России президентские выборы 1996 года. Отличался Медведев какой-то стойкой неулыбчивостью, заявления всегда делал с лицом напряженным, словно бы сообщал вести неизменно печальные. Не исключено, что некоторая негибкость рупора, отсутствие необходимого по жанру артистизма, особенно в критические моменты режима, и предопределили его отставку. Ушел он, впрочем, весьма почетно. На некоторое время став заместителем гендиректора ОРТ, пока многострадальный Первый канал не пережил очередную реформацию. [b]Повесть о крепком рукопожатии[/b] Без сомнения, самым ярким ельциновским пресс-секретарем стал непотопляемый Сергей Ястржембский (прозванный завистниками “ястреб женский”). Карьера его давно стала учебником для начинающих функционеров. Вернувшись после краха Союза из Праги, где он пересидел эпоху пустых магазинных полок в редакции журнала “Проблемы мира и социализма”, Ястржембский становится редактором одного из постперестроечных журнальчиков (ныне уже забытого), что дает ему возможность раз за разом помещать на обложке фото министра иностранных дел Козырева. И вскоре новоявленный журналист становится пресс-секретарем министра. Затем пост посла в только что открытом посольстве в Словакии, умелая работа с прибывавшими в Братиславу официальными лицами. Со Словакией тогда были довольно тесные отношения. И, наконец, приглашение вернуться на родину, в обойму президента, который говорил все с большим трудом и которому нужен был бойкий интерпретатор. Фактически Ястреб вошел не просто в народную легенду, но в политический фольклор двумя своими фразами. Первая о том, что Борис Ельцин летает на вертолете, выбирая для себя место отдыха в районе Валдая. И это в тот момент, когда для президентского шунтирования готовили операционную. И, наконец, песня о крепком президентском рукопожатии. Это в момент очередной ельциновской хвори, когда работа с документами стала образом жизни президента. Недаром потом карикатуристы рисовали Ястржембского с перевязанной рукой – все понимали, как тяжело “пожатье каменной десницы”. Но все равно свою роль не выполнил до конца, хоть и историческое интервью, в котором Ельцин поведал многомиллионной аудитории о своем намерении лечь на операционный стол, брал у президента другой человек. Но и столь верный специалист в жанре политического фэнтези пришелся не ко двору, когда счел возможным собственное суждение иметь. На некоторое время выпал из кремлевской обоймы, но затем уже был снова востребован в несколько ином служебном качестве, но все равно в роли российского крупного коммуникатора. [b]Можно ль сметь свое суждение иметь[/b] Последний ельциновский пресс-секретарь глубоко символично отражал общую деградацию режима. Дмитрий Якушкин не слыл особо коммуникабельным человеком, а состояние Ельцина, ухудшение политического и экономического климата в стране требовали особого напряжения от интерпретаторов и толкователей. Фактически им уже приходилось говорить не за лидера, а вместо. А потому Якушкин все чаще обращается к своим прямым руководителям в администрации президента с жалобой, что “он просто не знает, что отвечать на все более каверзные вопросы”. Фактически ему не хватило времени. Его сдержанность могла прийтись ко двору через год-полтора. Скоро сменится хозяин Кремля, и функции пресс-службы резко сузятся. С одной стороны, Владимир Путин, свободно общающийся с самыми разнообразными аудиториями, не будет больше нуждаться в толмаче. С другой – некоторая бесшабашность “двора Ельцина” сменяется большей закрытостью. Журналисты пошиба Трегубовой, некогда днями вращавшиеся в кремлевской среде, переводятся на строгий пропускной режим. А пресс-секретари превращаются шаг за шагом в чисто технических сотрудников. Вместо прежних импровизаций – сухой официоз. Прежде ельциновских “толмачей” знала в лицо вся интересующаяся политикой публика. Теперь пресс-секретари первых лиц, как бы они официально ни именовались, знакомы только узкому кругу профессионалов, все еще приглашаемых на закрытые брифинги. Их появления на телеэкранах довольно редки. В лучшем случае сейчас им позволено что-то уточнить. И частью большой политической игры они быть перестали. Единственное отличие новой эпохи в том, что пресс-секретарь Дмитрия Медведева Наталья Тимакова – первая дама на таком посту. Но продолжает она уже сложившуюся традицию ответственного технического сотрудника. Впрочем, может, это и к лучшему. Предпочтительнее все-таки слушать первоисточники. А нынешние руководители страны говорить умеют, за словом в карманы изящных костюмов не лезут, на публике держатся раскованно, а потому если и нуждаются в переводчиках, то исключительно на иностранные языки. Впрочем, даже не на все. [b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ [i]Каким, по вашему мнению, должен быть идеальный пресс-секретарь?[/i] Татьяна ПОРТНОВА, депутат Мосгордумы:[/b] [i]– Вообще пресс-секретарь – должность очень важная. Это публичный человек, который все время видит результаты своей работы. Поэтому идеальный сотрудник должен быть эрудированным и в то же время креативным. Должен быть образованным и грамотным в плане русского языка. И должен проявлять колоссальную заинтересованность в своей работе.[/i]

Новости СМИ2

00:00:00

Анатолий Горняк

Протоиерей Дмитрий Смирнов и бесплатные проститутки

Ирина Алкснис

Решение о сбережении: почему россияне начали копить

Александр Лосото 

Спасибо за жуткие сказки про коронавирус

Антон Крылов

Зачем нужны поправки к Конституции

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака