Среда 19 декабря, 09:12
Мокрый Снег -9°
Город

Как корреспондент «ВМ» в Новой Москве боролся с браконьерством

Эти громадные, не тронутые человеком зеленые территории — часть столицы, а по закону охота в городе запрещена
Фото: Михаил Подобед, "Вечерняя Москва"
Эти громадные, не тронутые человеком зеленые территории — часть столицы, а по закону охота в городе запрещена
Фото: Михаил Подобед, "Вечерняя Москва"

В лесу раздается стук топора, скрип пилы и грохот упавших досок. Несмотря на первые впечатления, эти звуки для зверья, обитающего в лесном массиве в поселении Новофедоровское, спасительные. Специалисты Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы уничтожили очередной деревянный лабаз, откуда охотники отстреливают кабанов, лосей и косуль ради наживы или просто потехи. Корреспондент «ВМ» 18 октября отправился в лес, чтобы понаблюдать за тем, как настоящие защитники природы борются за покой лесных жителей.

Ранним утром вместе с экспертами отдела сохранения биоразнообразия Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы мы подъехали к непримечательной тропинке, ведущей в лесной массив. Поверить сложно, но вот уже шесть лет эти громадные, не тронутые человеком зеленые территории — часть столицы, а по закону охота в городе запрещена.

В этом месте как раз находится переход от одного лесного массива в другой, поэтому браконьер и решил поставить свой лабаз тут Фото: Михаил Подобед, "Вечерняя Москва"

По следам зверя на поиски самостроя

Специалисты ведут к месту, где недобросовестные люди установили лабаз. Да, самострои появляются не только в каменных джунглях, но и в лесу. Уже на подходе замечаем первые признаки зверья — свежий помет.

— Кабан оставил его, похоже, этой ночью. Зверь ведет активный образ жизни, как правило, только после заката, — объясняет ведущий специалист отдела сохранения биоразнообразия департамента природопользования и охраны окружающей среды Иван Савельев. — Вот, одного, получается, мы точно спасем от охотника.

Дальше еще след. На этот раз дерево, о которое потерся зверь. Там осталась шерсть кабана.

— В этом месте как раз находится переход от одного лесного массива в другой, поэтому охотник и решил поставить свой лабаз тут. Опытный нарушитель попался, — говорит главный эксперт отдела сохранения биоразнообразия департамента природопользования и охраны окружающей среды столицы Владимир Марченко.

Наконец находим лабаз. Три высоких дерева, растущих рядом. В пространстве между ними охотник закрепил доски, а чтобы попасть наверх, прибил еловые ветки, сделав лестницу. Вот с такой смотровой площадки браконьеры и ведут обстрел по лесной живности.

Чтобы лесные обитатели заходили в это место, браконьеры устанавливают прикормки Фото: Михаил Подобед, "Вечерняя Москва"

Опытный правонарушитель

Конечно, я не смог подавить свой интерес и сам решил оценить, какой обзор открывается свысока. Только вскарабкавшись наверх, понял — все как на ладони.

— Даже плохой охотник настреляет здесь зверья, — кричит мне Иван Васильевич. — Обратите внимание, с какой стороны солнце. Если зверь под утро пойдет со стороны другого массива, лучи будут бить прямо в него, а охотник окажется спиной к светилу.

Чтобы лесные обитатели заходили в это место, браконьеры устанавливают прикормки. Вскоре зверь знает, откуда брать еду, и приходит сюда. Тем более это эффективно в конце осени и зимой, когда пищи в лесу становится все меньше.

— Такую ловушку двое охотников могут соорудить часа за полтора-два. Лабаз, конечно, капитальный, сил и времени потрачено на него немало, сделан из пиломатериалов, тем и лучше. Сейчас мы его уничтожим, а в следующий раз охотник трижды подумает, прежде чем сооружать такое.

Вот и все. Ломать — не строить, особенно когда дело правое Фото: Михаил Подобед, "Вечерняя Москва"

Правое дело

Покинув незаконное сооружение, приступаем к его уничтожению. В арсенале защитников природы лом, пила и топор. Управились минут за 15.

— Вот и все. Ломать — не строить, особенно, когда дело правое, — улыбается Иван Васильевич. — Теперь будут знать, что мы здесь и следим за тем, чтобы никто браконьерством не занимался. Одни просто плюнут и не станут столько сил тратить на другую ловушку, а другие испугаются. Поймать охотника, конечно, сложно. Стреляют по зверью ночью.

За убийство кабана, в зависимости от его размера, полагается штраф в несколько десятков тысяч рублей, за лося можно и уголовный срок получить.

— Есть опасность и пострашнее. Мало ли, грибник будет рядом проходить и браконьер его с животным спутает. А еще в этих лесах была замечена орешниковая соня. Этот зверек занесен в Красную книгу, — рассказал Иван Васильевич.

В последнее время лабазов становится все меньше Фото: Михаил Подобед, "Вечерняя Москва"

На страже закона, для защиты природы

Редкий охотник повторит подобный поступок. С первого взгляда может показаться, что уничтожение лабаза — дело бесполезное. Дескать, ну и что, браконьер-то не пойман… Специалисты убедили: метод действенный.

— В последнее время мы наблюдаем, что лабазов становится все меньше. Люди более сознательные, понимают, что так делать нельзя, — говорит Владимир Марченко.

Теперь в этой части леса будет спокойно. Работа защитников природы завершена.

— Представьте себе, сколько в этом лесу обитает живности. Тут и кабаны и косули. Рядом Можайский район, где также немало видов зверья. Пятнистый олень был оклиматизирован. Сюда забегает. Тетерева гнездятся, а можно встретить и глухаря. Птица не просто большая — огромная. Взлетает, треск по всей округе — ветки ломает, — рассказывает Иван Васильевич. — И вот это все мы и охраняем.

Эти громадные, не тронутые человеком зеленые территории — часть столицы, а по закону охота в городе запрещена
Фото: Михаил Подобед, "Вечерняя Москва"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER