Вторник 11 декабря, 12:12
Небольшой Снегопад + 1°
Город

Как корреспондент «ВМ» побывал в лабораториях таможенных экспертов

Эксперт Анастасия Гераськина определяет подделку иконы по строению поверхности. Фальшивку выдают кракелюры — трещины на поверхности. У старых артефактов они неравномерны, а у подделок имеют почти геометрическую форму
Фото: Алексей Орлов, "Вечерняя Москва"
Для определения контрабанды или пресечения вывоза культурных ценностей часто требуется экспертиза.

Центральное экспертно-криминалистическое таможенное управление Москвы нечасто приглашает к себе журналистов. Впечатление от посещения центра смешанное — как будто побывал в научной лаборатории, совмещенной с музеем.

Любого, кто пытается зайти в здание этой лаборатории на севере Москвы, встречают бронированные двери на пропускном пункте и строгая проверка документов. Даже на сам пропускной пункт здесь можно зайти только с разрешения охраны — и двери охранники открывают специальным ключом при каждом проходе человека. Меры безопасности вполне понятны: в неприметном административном здании советской постройки находятся культурные ценности, цена которых может доходить до десятков, а то и сотен тысяч рублей. Там же могут быть и маленькие образцы каких-нибудь химикатов или пищевых продуктов, способные решить судьбу миллионных контрактов. Но есть в этом царстве экспертизы одна ключевая деталь — все образцы, которые анализируют эксперты, пришли с таможни при пересечении границы. И многие из них являются контрабандой. Поэтому можно предположить, что все это — дорогие предметы. Так что бронированные двери и вооруженная охрана тут вполне обоснованны.

Внутри здания— чудеса науки и человеческой предприимчивости. Как вам, например, лаборатория, по пыльце растений определяющая, где произведена ваша шуба? На словах все очень просто: пока шубу шьют, хранят и перевозят, на нее оседает пыльца растений, содержащаяся в воздухе. По типу пыльцы можно понять, какие растения цветут в местности, где сшили шубу, и установить то, что казенным языком называется «регион происхождения образца». Так что, если контрабандную китайскую одежду или дорогую норвежскую норку попытаются провести через таможню беспошлинно под видом отечественного товара (такой случай был реально), то экспертиза быстро выведет обманщиков на чистую воду. И непременным атрибутом такой экспертизы будет пылесос! Обыкновенный бытовой пылесос. Правда, со специальной насадкой-фильтром — для сбора той самой пыльцы.

Хотя просто все только на словах, а реальный процесс экспертизы меха занимает до пяти дней.

Приходится специалистам иметь дело и с совсем уж необычными образцами. Например, с зубами мамонта или черепами шерстистых носорогов. Останки вымерших доисторических животных являются ценными предметами научных исследований. Для вывоза их за границу требуется специальное разрешение. Но временами их пытаются подделать и выдать дорогостоящий артефакт за керамическую поделку.

Но главная ценность лаборатории не в предметах, а в людях, которые здесь работают. Тут и химики, и биологи, и даже музееведы с искусствоведами. Чтобы грамотно анализировать попавшие в Центр экспертизы предметы, специалист должен иметь высшее образование соответствующего профиля и постоянно повышать свою квалификацию.

— Изначально я музейщик, — пояснила эксперт отдела по работе с культурными ценностями Полина Римша. — Работающим в нашем отделе специалистам нужно постоянно посещать музеи, чтобы смотреть на материал, на технику исполнения предметов искусства, чтобы правильно определять предметы музейного значения, которые нельзя вывозить из страны. И чтобы проводить правильную атрибуцию материала, надо сравнивать с музейными экспонатами. Например, при работе с останками древних животных мы ходим в Зоологический музей МГУ; если на экспертизу приезжает нумизматика, то мы используем информацию Музея денег на Арбате. С картинами русских художников помогает Третьяковка, а с западноевропейской живописью — Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина. В выставочных залах мы смотрим, как предметы отличаются по стилистике, по сохранности — все это важно в нашей работе.

Как говорят сами эксперты, главное, что их работа интересна. И тут не поспоришь.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Петр Токарев, начальник Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления Москвы:

— Мы имеем хороший научный потенциал — у сотрудников много ученых степеней и званий. У нас работают один доктор и два кандидата биологических наук, 16 кандидатов химических наук, четыре кандидата технических наук и один кандидат экономических наук. Наша исследовательская база соответствует современному уровню.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER