Суббота 19 января, 14:01
Пасмурно -4°
Город

Зачем мы спасли Европу от Наполеона

2 января 1813 года (21 декабря 1812 года по старому стилю) главнокомандующий действующими русскими армиями генерал-фельдмаршал светлейший князь Голенищев-Кутузов-Смоленский издал приказ в связи с окончанием Отечественной войны.

Весь сброд Европы шел в 1812-м на Россию — Россия выстояла, перемогла, победила, и слог приказа немногословного и невелеречивого Михаила Илларионовича на этот раз был высок и торжественен.

«Храбрые и победоносные войска! Наконец вы на границах империи, каждый из вас есть спаситель Отечества. Россия приветствует вас сим именем. Стремительное преследование неприятеля и необыкновенные труды, подъятые вами в сем быстром походе, изумляют все народы и приносят вам бессмертную славу. Не было еще примера столь блистательных побед.

Два месяца сряду рука ваша каждодневно карала злодеев. Путь их усеян трупами. Токмо в бегстве своем сам вождь их не искал иного, кроме личного спасения. Смерть носилась в рядах неприятельских. Тысячи падали разом и погибали. Тако всемогущий бог изъявлял на них гнев свой и поборил своему народу», — зачитывали приказ в полках и казачьих сотнях командиры, и бойцы, прошедшие от Бородина до Немана, кричали «ура!» осипшими на двадцатиградусных морозах глотками.

Мало их было, выживших.

Военный теоретик и историк Карл Клаузевиц подсчитал потери сторон. 610 тысяч иностранных солдат (численность вместе с присылаемыми в течение года войны подкреплениями) топтали в 1812-м русскую землю. Всего 30 тысяч вернулись обратно. 200 тысяч были убиты, от 150 до 190 тысяч попали в русский плен, около 130 тысяч дезертировали (пруссаки, австрияки, саксонцы и прочие насильно причисленные к армии Наполеона). Еще около 60 тысяч беглецов были укрыты нашими крестьянами, горожанами и дворянами — жалостливы были русские к сдающимся врагам. Да и как не жалеть было остатки Великой армии Наполеона.

В мемуарах Дениса Давыдова читаем описание его поездки 12 и 13 декабря в Вильну к Кутузову: «От Новых Трок до села Понари мы следовали весьма покойно. У последнего селения, там, где дорога разделяется на две, идущие одна на Новые Троки, другая на Ковно, груды трупов человеческих и лошадиных, множество повозок, лафетов и палубов едва давали мне возможность следовать по этому пути; множество раненых неприятелей валялось на снегу или, спрятавшись в повозках, ожидало смерти от действия холода и голода. Путь мой был освещен заревом пылавших двух корчем, в которых горело много несчастных. Сани мои ударялись об головы, руки и ноги замерзших или почти замерзающих; это продолжалось во все время движения нашего от Понарей до Вильны. Сердце мое разрывалось от стонов и воплей разнородных страдальцев. То был страшный гимн избавления моей родины!»

Но и наш народ заплатил за победу великую цену! В докладной записке, поданной генерал-фельдмаршалом Кутузовым императору Александру I в начале декабря 1812 года, сказано, что Главная армия, вышедшая в октябре из Тарутинского лагеря в составе 102 254 человек, через два месяца насчитывала всего 42 тысячи штыков и сабель. Около 12 тысяч были убиты, а 48 тысяч солдат и офицеров оказались в лазаретах с ранениями и обморожениями. Русские полки были укомплектованы только на треть. А всего русская армия, выдворяющая французов за пределы страны, к концу 1812 года потеряла убитыми и ранеными не менее 120 тысяч человек.

И никто не посчитал тогда потери мирного населения. Очевидец писал: «Никогда еще человеческие бедствия не проявлялись в столь ужасающем виде. Все окрестные деревни были выжжены до основания, жители разбежались… Русские бедствовали не менее неприятеля».

Людей не считали, посчитали деньги. Война 1812 года обошлась российской казне в 157 миллионов рублей. На 1 рубль в начале 1812 года, до наполеоновского вторжения, можно было купить 10 килограммов сливочного масла или 5 килограммов говядины.

Михаил Кутузов на Бородинском поле. 1952 год. С.В. Герасимов. Фото: Репродукция

Видя чудовищные людские потери и невероятное напряжение для всей экономики империи, Кутузов был против «спасения» Европы. Вышвырнули Бонапарта из русских владений — и пусть там они сами разбираются. Мудр был фельдмаршал, еще старик Суворов о нем говорил: «Умен, хитер… Никто его не обманет». Бонапарт величал его «старым лисом Севера», а пруссак Клаузевиц, оценивая итоги сражений 1812 года, писал, почтительно (хоть и со сдержанным смешком), оценивая кутузовскую стратегию «…играть со своим противником в «кошки и мышки» и, таким образом, продолжая отступление, под конец… вновь привести противника к границе».

Кутузов считал, что цель войны — освобождение России. А «спасать» Европу — это спасать Пруссию, Австрию и Британию. Полководец был за то, чтобы предоставить державам европейского континента самим бороться за свое освобождение от тирании Наполеона.

Но честолюбивый император Александр I рвался воевать за пределы Отечества. Он считал, что его «вышнее предназначение» — установление всеобщего мира, прекращение войн в Европе. Мечтатель и мистик, Александр I хотел возглавить Священный союз европейских монархов. Сбоку, вестимо, как всегда, подзуживала Англия, которая ради своего торгово-промышленного лидерства в мире была готова, как верно оценивали ситуацию современники, «биться с Наполеоном до последней капли крови русского солдата». Измученным русским войскам цель похода в Европу император объяснил необходимостью освободить находящиеся под французским гнетом народы, даровать им свободу и независимость.

В апреле 1813-го, в самом начале заграничного похода русской армии, Кутузов простудился, недолго болел и умер в силезском городке Бунцлау. Накануне к нему приехал проститься император Александр I. «Прости меня, Михаил Илларионович…» — попросил царь. Кутузов ответил: «Я прощаю, государь. Россия вам никогда не простит…»

120 тысяч русских жизней было положено на полях сражений в 1813-1814 годах. Борьба за освобождение Европы стала самой кровавой кампанией русских за время наполеоновских войн.

Благодаря душевному порыву российского императора, взявшего на себя благородную, но, как оказалось, неблагодарную роль спасителя Европы (козни союзничков начались уже на Венском конгрессе победителей в 1815 году!), европейские страны были освобождены от французского господства.

В XX веке Сталин после освобождения Европы от германского владычества оставил там наши войска, и почти полвека они стояли вдали от пределов СССР — буфером против попыток вторжения. В XIX веке после победы над Наполеоном Россия территориальных приобретений не получила.

История циклична. Два века спустя весь сброд Европы вновь ополчается на Россию. Побеждать мы способны всех. Удержаться бы от очередного спасения наших европейских «вероятных партнеров»: от бунтов желтых жилетов, от мигрантов, от усиливающегося политического гнета Соединенных Штатов Америки — от всего, что нас непосредственно не касается, но исторически слишком дорого нам обходится. Пусть они там сами по себе живут, как могут.

Четко понимал суть отношений с Европой другой русский император — Александр III. «Во всем свете у нас только два верных союзника, — любил он говорить своим министрам, — наши армия и флот. Все остальные при первой возможности сами ополчатся против нас».

…Британская газета Daily Star назвала новогоднее обращение президента России Владимира Путина к россиянам «дерзким». Поздравляя наш народ с наступающим 2019 годом, Путин сказал, что в новом году жителям страны предстоит решить большое количество задач в экономике, науке и технологиях, в здравоохранении, образовании и культуре, добиваться повышения благосостояния и качества жизни. В этих делах, сказал российский лидер, «помощников у нас никогда не было и не будет».

Ну и чего здесь «дерзкого»? Просто жестко, но верно.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER