Не дъявол, а Гаврош

Не дъявол, а Гаврош

Культура

В начале сезона Михаил Ульянов с гордостью сообщил, что в Вахтанговском театре будет ставить сам Римас Туминас – знаменитый литовский режиссер. Обсуждались варианты – «Дачники» Горького или «Галилей» Брехта. А в итоге Туминас перенес в Москву свою вильнюсскую постановку «Ревизора». Театр получил хороший спектакль, а режиссер просто привел русских артистов в придуманный им мир «Ревизора» и помог там освоиться.Здесь так же, как и в литовской версии, отсутствуют хрестоматийные реплики завязки («Я пригласил вас, господа…») и развязки («…чиновник из Петербурга требует вас сей же час к себе»). За открытием занавеса – чиновники, оцепеневшие от пренеприятного известия. И тот же город от художника Адомаса Яцовскиса. Досочки-дороги — такие кладут, чтобы не потонуть в непролазной грязи. Маленькая церквушка из кирпичей с куполом-луковкой, которую строит угрюмый мужик (так же истово он потом будет рубить головы). И подвешенный к колосникам фантом в высоту сцены – то ли призрак так и не построенной церкви, то ли памятник Гоголю, а в общем — символ возмездия. До поры до времени висит себе тихо и незаметно, но «в минуты роковые» срывается с места и начинает кружить всех героев в хороводе-наваждении. А в финале метлой сметает их со сцены – всех, кроме дотошной Марьи Антоновны (Нонна Гришаева), не поддавшейся всеобщему помешательству относительно Хлестакова. А вместо пресловутой немой сцены – охота на ведьм, расправа с впечатлительными трещотками Бобчинским и Добчинским (Олег Лопухов и Алексей Пушкин). Режиссер снабдил их ранцами, набитыми гремящими от бега картофелинами, – и когда вместо немой сцены обоих Петров Иванычей побивают камнями, картошка с грохотом сыплется из ранцев.Выстраивая роль Хлестакова, Туминас решил для себя, что он покажет не «мелкого коммивояжера дьявола» (определение Набокова), а сироту, который никогда не видел от жизни ничего хорошего. Городского гавроша, который пьянеет не столько от толстобрюшки, сколько от не известной ему заботы, и готов неловко врать что угодно, лишь бы ее продлить.Нелепого соблазнителя, который смеет только дотрагиваться до женщин пальцем. Беспризорника, который покорно уберется в промозглую неизвестность незадолго до крушения этого мира, где ему было так тепло. Олег Макаров в роли Хлестакова внешне воспроизводит этот рисунок, но внутренне не очень-то похож на своего литовского коллегу. Его Хлестаков не столько сирота, сколько фонвизинский недоросль, капризный и вздорный, инфантильный и недобрый.Зато из Городничего Антон Антоныча и Городничихи Анны Андреевны получилась прелюбопытнейшая пара. Людмила Максакова – актриса-интеллектуалка, актриса-примадонна.С тем большей охотой она «оттягивается» в почти клоунской роли Городничихи, которая «пилит» мужа за несостоятельность (Хлестаков ей нужен для постоянной апелляции к супругу. Вот, мол, посмотри, как люди живут: балы дают, «Юрия Милославского» пишут, с Пушкиным на дружеской ноге, не то что ты, непутевый). Сергей Маковецкий (Городничий) плетет изысканную вязь слов и интонаций, расставляет парадоксальные акценты, играет с паузами, успевая уничтожить взглядом непутевого обладателя зазвонившего мобильника, вдохновенно, аки Чайковский на памятнике перед консерваторией, сочиняет записки. Но еще интереснее он молчит, наблюдая, как собственная жена из кожи вон лезет ради столичного гостя. И трезво понимает – она предаст его при первой же возможности.В общем, Театр Вахтангова можно поздравить с приобретением хорошей копии. И все-таки жаль, что не дошло дело до создания оригинала.

Google newsGoogle newsGoogle news