Они называют себя грязелазами

Они называют себя грязелазами

Общество

[b]Москва соединяется по водным путям со всеми морями европейской России. Столицу и область покрывает густая сеть больших и малых рек, общее число которых превышает 2 тысячи. Под толщей земли спрятаны многочисленные притоки Москвыреки и Яузы. Они протекают по коллекторам протяженностью более 250 километров. Это огромное хозяйство обслуживают московские водолазы.[/b]– Сами мы называем себя «грязелазами», - шутит водолазный специалист Сергей Булкин (мы беседуем с подводниками в «дежурке» ГУП «Мосгидроремонт»). – Если вы идете по Москве, и видите, что где-то вдруг образовалось «озеро», значит, засорился коллектор, забилась речка или водсброс. И тогда мы спускаемся под воду (точнее будет – под землю). Ну, и расчищаем эти заторы… Работать столичным водолазам приходится в замкнутом пространстве. Опускаясь в подземные объекты, они надевают на себя легкие гидрокостюмы с баллонами, наполненными воздушной смесью. Самое опасное и сложное – затопленные коллекторы: тогда в воду приходится уходить с головой. И еще. В мегаполисе нередки случаи, когда коллектор так завален мусором, что с баллонами не протиснуться. Затор сверху - затор снизу. И тогда ребята снимают баллоны и напрямую соединяют воздушный шланг с редуктором, понижающим давление воздуха.Так дышать опасно, это нарушение инструкции. Но они продвигаются по коллектору на несколько десятков метров и делают работу. Тут не до инструкций. Работа в городе – не прогулки с аквалангом на Лазурном берегу.– Наверху ничего не видно из того, что происходит там, внизу. – говорит старшина водолазов Дмитрий Лиликов. – Наши маленькие реки - Лихоборка, Нищенка, Сходня, Котловка, Сара сегодня словно нефтяные скважины. А мусор в коллекторах содержит все, что выпускает наша промышленность: холодильники, стиральные машины, даже патроны ржавые попадались. Приходится разбирать завалы из всего этого добра. Иногда после одного такого погружения выбрасываем новый гидрокостюм – такая там химически агрессивная среда…Оказывается, Москва стоит на…«резиновой подушке». Дело в том, что в основном «подводную» столицу засоряют многочисленные владельцы автомобилей.– В воду сливается горючее и масла, и особенно много в коллекторах автопокрышек. – Продолжает Дмитрий Лиликин. – Их сотни тысяч, это резиновый город. В районе Алтуфьево, рядом с рекой Лихоборкой есть коллектор длиной 800 метров. Там недалеко гаражи. А если рядом гаражи – все летит в воду. Так вот, с одного только участка длиною в 150 метров мы выцарапали из коллектора около 200 покрышек. Недавно обнаружили даже целый автомобиль, запихнутый кем-то в коллектор! Жалко Москву, когда мы видим ее под водой...В «Мосгидроремонте» трудится водолазная элита, специалисты, имеющие доступ к сложным подводным работам. Утопленниками они не занимаются, хотя в подводной практике встречается все.– Нам больше нравится спасать, – говорит Сергей Булкин, И не только людей – недавно наш водолаз Слава Сидорин вытащил из коллектора двух собак, которых несло по течению, и они зацепились за какой-то приступок, как люди. Могли замерзнуть, коллекторе холодно и темно… Но не это наша работа. Для нас гидрокостюм – легкий или «двенадцатиболтовый» – это только средство доставки к месту работы. Под водой мы и слесари, и сварщики, и плотники, и «аварийщики». Производим подводно-технические работы, необходимые городу.Оказывается, в Московском регионе происходит такое старение гидросооружений, что аварийная ситуация может созреть в любой момент. Есть объекты (особенно постройки 30-х годов) требующие срочной реконструкции. Это и каналы, и о водохранилища, и подводные трубопроводы.– Если опасность зреет под водой – ее не видно, – говорит Сергей Булкин.- Но на взгляд тех, кто погружается часто вод воду, надо срочно городу принимать меры…– А где в московском регионе самое глубокое место? – поинтересовался я у ребят.– Есть глубины на Химкинском водохранилище – до 12 метров. Примерно такой же глубины впадина в одном из Головинских прудов. Ходят слухи, что там были какие-то разработки, яма не природного характера..Любителям подводной охоты водолазы туда опускаться не рекомендуют: слишком много на дне ямы коряг. И в обрывках рыбацких сетей вполне можно запутаться… Есть в Москве и свое кладбище кораблей – в Нагатинском затоне, где глубина доходит до 7 метров.Там, на дне и пассажирское судно, и катера. Но в основном туда свозят и затапливают списанные баржи.В общем, в Москве – почти как на Балтике или Черном море. И водолазы высокой квалификации городу нужны. Только становится их все меньше.– «В бой идут одни старики!» – смеется Сергей Булкин. – Знаете, это не работа, это служба. Под воду приходится спускаться круглый год – и под лед спускаемся. Спина от пота мокрая, а руки и ноги замерзают. Я начинал с Клуба юных моряков и полярников, на Водном стадионе. А сейчас кого в Москве романтикой приманишь? Все реалисты – вот мы пока фанатики…

Google newsGoogle newsGoogle news