Неглиже с отвагой

Неглиже с отвагой

Общество

Лялька добралась удивительно быстро: пельмени даже не успели всплыть, а мы с Юлькой — насладиться собственной проницательностью.И доспорить, кто же из нас первая предрекла, что не пройдет и года, как Ляля окажется среди нас — бывших жен Оболенского Романа Анатольевича? К нашему неприятному удивлению, нынче Ляля «среди нас» оказалась с видом вполне цветущим. И даже пахнущим. Насколько мог разобрать мой нос — духами «Опиум». Нам вообще-то хотелось бы чего-нибудь более униженного, соблазненого и покинутого!— Неглиже с отвагой, — буркнула мне Юлька. — Разводятся, вот увидишь! А она храбрится!Храбрая Ляля пельмени есть отказалась, но кофе выпила.— Девочки, — с ренатолитвиновским придыханием прошелестела она, — мне нужен ваш совет. Вы — опытней, умнее, мудрее меня, вы — старше…Я поперхнулась, а Юлька ядовито протянула:— Ну, спасибо на добром слове… внученька!— Ой, извините, ради бога! Я совсем не в том смысле! Простите меня!Бедная девочка чуть не плакала. Нет, ну а чего? Правда, старше.— Одним словом… у нас с Ромочкой будет ребенок!М-да. Вот это — поворот темы. Я посмотрела на Юльку. У Юльки был совершенно убитый вид. У меня, наверное, не лучше.Дело в том, что, по тем или иным причинам, ни одна из нас не сподобилась одарить Оболенского наследником. Собственно, он и сам как бы не рвался. Ну, и мы не горели.И вот — здрасьте. Приходит вся в «опиуме» и вместо того, чтобы броситься к нам на грудь, рыдая и проклиная тот день, когда познакомилась с «этим негодяем», ища утешения и сочувствия… ну и как реагировать прикажете? — Погоди, а мы-то при чем? Ты нас в повивальные бабки зовешь, что ли? Или крестные мамки? Как старших товарищей?! — Юлька добавила яду, голос ее завибрировал. Ну завелась! Возраст — ее больное место.— Ой, девочки, ну зачем вы так? Я же извинилась! И какие же вы — бабки? Вы очень даже молодые… и не мамки… в смысле… то есть…Все. Девочка запуталась окончательно. Покраснела, нос подозрительно стал пухнуть. Истерики беременной нам только и не хватало. Нет, ну Юлька зря бесится! К нам пришли за помощью как к людям, а мы…В дверь позвонили — длинным нудным звонком. Я вопросительно посмотрела на Юльку — та пожала плечами:— Кого несет? Вроде, никого больше не ждем… — и пошла открывать.— Ляль, ты успокойся, — я похлопала девушку по плечу. Черт, тоже глупый какой-то жест. — Ну, понимаешь, при Юле лучше о возрасте не говорить. И, согласись, странно, что ты с этим к нам пришла… то есть, не то, чтобы странно, а… ну, просто мы не ожидали! Блин. Сама запуталась. Нет, но в самом деле! Залетела — и хорошо, рожать собралась — и на здоровье… Чего от нас-то требуется, короче?На прямо поставленный вопрос Ляля слезливо запридыхала в том смысле, что, мол, не знает, как ей быть — как ему сказать? Мол, не знает, надо ли ему это. И хотела посоветоваться. Как он обычно ведет — то есть, вел себя в сходных ситуациях? Надо ли его готовить постепенно или бухнуть сразу? Какую, иными словами, избрать тактику? А также стратегию. Она, мол, слышала и даже читала, что мужчины по-разному переносят беременность. Одних от нее тошнит, а другим — ничего. А как у Ромочки?— Ты что, не знаешь, что у нас детей-то — нет? — мрачно спросила я. Дети — мое больное место.— Вот! — обрадовалась чуткая Ляля. — Вот-вот, я и говорю: ну почему же — нет? Ромочка не хотел, не позволял, не разрешал — или вы сами? И потом, я хотела узнать — вообще нет у него детей или только от вас? Вот у Лили… или Лолы… Ой!Лялька почему-то вытаращила на меня глаза. То есть смотрела не на меня, а мимо — я обернулась. Только сейчас, видимо, заметила крокодила во всю стену и нашу австралийскую глянцевую невесту на нем верхом.— Ой, а зачем такая — большая?!Пока я соображала, как бы пологичнее этот пейзаж объяснить, в кухню влетела Юлька с дикими глазами.— Лелька!!! Клиент!!! — заполошным шепотом проверещала она. — Уже идет! — и вылетела вон.Я вскочила, с грохотом обрушив табуретку. Так быстро?! Хотя — да, правильно, газета вышла сегодня… — Ляль, ты посиди, мы сейчас — и бросилась в комнату. Елки-палки, ничего же не готово! Не прорепетировали, не сговорились! Сейчас облажаемся… и мужикаОболенского нет! Вообще ничего! Кошмар! Что делать?! Посреди комнаты стояла унылая личность, очень смахивающая на ослика ИаИа из Винни Пуха, утратившего свой хвост.— Познакомьтесь, — деревянным голосом сказала Юлька. — Это — Ольга Владимировна, шеф, так сказать. Сейчас она с вами займется. Да… присаживайтесь, располагайтесь, простите, еще раз ваше имя-отчество?— Сергей Петрович, — тускло представилась личность и присела на краешек кресла.Я испытывала жгучее желание дать Юльке пинка под зад. Скотина! Свалила все на меня! Шефа нашла! Ну я с ней потом «займусь»!— Благодарю вас, Юлия Васильевна, — проскрежетала я.— Кофе? — голосом официантки осведомилась Юлька. Ага, сейчас она удерет на кухню — и что мне одной делать?!— Нет, спасибо, я кофе не пью, — вежливо отказался Иа-Иа. — Это вредно для здоровья. У меня, понимаете ли, сердце слабое. Знаете, на прошлой неделе делал кардиограмму — так врачи просто удивились! Ну, просто удивились, как это я с таким сердцем еще живу! По-хорошему, мне бы операцию надо бы сделать — аорто-коронарное шунтирование. Ну, как у Ельцина. Но кто же мне ее сделает, — «ослик» горько вздохнул, — у меня таких денег нет. А вот с мочой у меня, знаете ли, полный порядок! — И он победоносно посмотрел на нас. — Просто полный порядок! Врачи когда увидели мой анализ — просто удивились! Знаете, просто удивились! Моча, говорят, у вас — ну просто как у восемнадцатилетнего!Мы остолбенело слушали эту галиматью. Когда посетитель плавно перешел к расстройствам желудка, Юлька не выдержала:— Вы, простите, ничего не перепутали? У нас ведь не кабинет здоровья, а брачная контора! — Я ничего не перепутал, — обиделся Иа-Иа. — Я именно по вашему объявлению, вот, — он вытащил из кармана аккуратно сложенную газету.— Вот, — богатая, ностальгирующая соотечественница… ваш адрес. Разве нет?— Простите, — подключилась я, — но там ведь ясно сказано про крепкие мужские плечи! Понимаете? Крепкие! А у вас…— Плечи? А плечи у меня как раз… плечами я доволен, — опять обиделся «ослик». — Вы же их не видели еще, а уже хаете! Странные какие! Плечи! Плечи у меня…Я в панике посмотрела на Юльку, Юлька с ужасом на меня. Не хватает, чтобы он сейчас начал раздеваться!!! Во влипли! Явный сумасшедший! «Как его выпроводить-то?!» — прочитала я немой вопрос в Юлькиных глазах.«А я откуда знаю?!» — прочитала она мой ответ.«С психами надо осторожно», — посоветовала она мне глазами.«Не учи ученого!» — огрызнулась я, не раскрывая рта.— Э-э-э… Сергей Петрович, вы знаете, у нас вообще-то сейчас обеденный перерыв, — брякнула я первое, что пришло в голову. — Но вы обязательно оставьте свои координаты, мы сейчас их запишем и обязательно вам сообщим о решении нашей… нашей… э-э-э… — господи, как же это сказать-то? — короче, нашей дорогой невесты. Кстати, вот ее фото, обратите внимание!Но унылый «ослик» обращать вимание не пожелал и забубнил на тему о том, что надо предупреждать заранее. Писать в объявлении время работы. А также часы обеденного и технических перерывов.— Святая правда, — прижала руки к груди Юлька, — вы абсолютно правы! Учтем! Непременно учтем!…Когда дверь за посетителем захлопнулась, мы с Юлькой облегченно выдохнули в один голос то, что давно вертелось у обеих на языке:— Первый блин — психом!

Google newsYandex newsYandex dzen