Город

Здесь живет художник: московский пенсионер делится с прохожими прекрасным

Фотокорреспондент «ВМ» запечатлел Юрия Константиновича на его балконе-галерее
Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"
Фотокорреспондент «ВМ» запечатлел Юрия Константиновича на его балконе-галерее
Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"
Вернисаж собственных работ устроил на балконе квартиры пенсионер Юрий Мотенов. Столь неожиданное выставочное пространство ежедневно привлекает москвичей.

Балкон, так уж у нас сложилось, мы используем как кладовку, куда можно забросить ненужные, но дорогие сердцу вещи, а зимой он и вовсе некоторым служит холодильником. Но балкон Юрия Константиновича Мотенова — место уникальное. По совету жены он превратил его в художественную галерею.

Окна в картинах

Этот балкон одного из домов в Южном Тушине давно стал местной изюминкой, и он вполне мог стать «балконом образцового содержания», будь это советское время. Пройти мимо импровизированной галереи невозможно: квартира Юрия Константиновича находится на первом этаже, а все окна застекленного балкона заняты картинами, так что зевак тут каждый день собирается предостаточно.

Двусторонняя экспозиция

То, что здесь живет художник, видно с порога — квартира московских пенсионеров вся в картинах. На нескольких квадратных «балконных» метрах уместилось 30 картин, которые он написал в разное время. Пейзажи русских просторов, залитые солнцем поля, зимний лес, укрытый искристым снежным покрывалом — все это работы Юрия Константиновича.

Но условия для хранения живописи, скажем прямо, совсем не музейные. С балкона, несмотря на то что он застеклен, веет холодом.

— Неужели картины от этого не портятся? — интересуюсь я.

— Портятся, конечно, — с сожалением говорит Юрий Константинович, но тут же добавляет, что он в случае чего «подправляет».

Удивительно, но полотна висят «лицом» как на улицу, так и внутрь помещения. Художник замечает мое удивление и тут же поясняет.

— Картины особо хранить негде, квартира, сами видите, небольшая. Вот мы с женой и решили, что пространство нужно использовать по максимуму, и повесили их (картины) «спиной к спине», — рассказал художник. Так и правда пространство выглядит симпатичнее.

Юрий Константинович со своей женой Людмилой Александровной Фото: Светлана Колоскова, "Вечерняя Москва"

— Экспозицию меняете? — интересуюсь я у Юрия Константиновича.

— А как же! Приходится. Что-то из того, что вывешено, отправляется на выставку, что-то я дарю, что-то у меня покупают, — аккуратно поправляя картину, говорит художник.

Все-таки балкон можно сравнить со своеобразной витриной... И вопрос возникает сам собой.

— А бывало так, что прохожие увидели ваши картины на балконе и заказали? — Конечно! Несколько раз так и происходило, — воодушевленно ответил художник.

Студенты вдохновили

После осмотра «главной экспозиции» Юрий Константинович пригласил меня на кухню. Здесь, на шести квадратных метрах, он и устроил мастерскую. Утром солнечный свет полностью заполняет небольшое пространство, отражаясь от плитки и как будто немного увеличивая помещение.

За чашкой чая Юрий Константинович вспоминает свой творческий путь. А начинался он в деревне под городом Руза, где он «не мог надышаться» красотой местных пейзажей. Кстати, пейзажи и правда хороши, сюда частенько приезжали студенты легендарной Строгановки (ныне — Московская государственная художественно-промышленная академия имени С.Г. Строганова. — «ВМ»), с которыми он сдружился и вместе ходил на пленэры, учился живописи.

— Потом я с тем, что написал, отправился поступать в художественное училище. Приемная комиссия посмотрела на мои работы, и меня взяли. Ну, а потом был Строгановский институт. Поступил на отделение декоративно-прикладного искусства, — не без гордости вспоминает Юрий Константинович.

Судьба и дальше была благосклонна к юному художнику. По окончании Строгановки ему предложили остаться в учебном заведении преподавать.

Рядом с космосом

Но даже преподавательская работа не мешала заниматься любимым делом.

— Я всю жизнь писал картины, но это было скорее хобби. Зарабатывал тем, что занимался художественным оформлением интерьеров, общественных пространств, работал в художественном фонде лет десять. Потом как-то так получилось, что меня переманили на машиностроительный завод «Молния», где в те времена создавали корабль-ракетоплан «Буран». Там у нас было целое дизайн-бюро, мы оформляли интерьеры самого завода, делали плакаты и стенгазеты для наглядной агитации, — говорит художник.

На глазах Юрия Константиновича легендарный «Буран» собирали.

— Он производил впечатление! Был огромным... метра три-четыре над головой. Настоящее чудо-техники, иначе я это назвать не могу, и очень жаль, что его ждала такая печальная судьба.

По памяти

— Вы пишете с натуры? — спрашиваю я.

— Сейчас уже нет, в основном беру за основу свои этюды, написанные в разное время и в разных местах. То, что хорошо врезалось в память. Не вижу в этом ничего постыдного. Так работают многие художники. И, кстати, что считать натурой? Вот художник Василий Поленов, написавший знаменитую картину «Московский дворик», или Алексей Саврасов с картиной «Грачи прилетели» писали с натуры, глядя в окно.

— Пейзажи каких мест запомнились больше всего? — пытаюсь я понять географию творчества Мотенова.

— Пожалуй, карельские... Я бывал там на охоте. Сделал серию этюдов и назвал их «Долго будет Карелия сниться». Чудо, какие красивые места. Там даже мох невероятно красивый: красный, фиолетовый, зеленый...

— На кого охотились?

— На глухаря, тетерева-косача, белую куропатку. Ездил на охоту не только в Карелию, но и в Костромскую область, Смоленскую, Калужскую... да много куда.

— Откуда у вас, человека искусства, тяга к охоте? — Мой прадед Иван был доезжачим у московского князя. Поэтому и мой дед, и мой отец были заядлыми охотниками, и деваться мне, как понимаете, было некуда.

— А зарисовки с охоты делали?

— Случалось, но в основном все-таки писал пейзажи.

Дух приключений

На двери одной из комнат замечаю чертеж парусника внушительных размеров.

— Юрий Константинович, это ваши чертежи?

— Конечно, — не без гордости говорит художник. — Это чертеж одной из восьми яхт, которую я сконструировал и собрал!

— На продажу, что ли, строите?

— Нет, катаюсь сам с товарищами по Озернинскому водохранилищу.

В подтверждение своих слов Юрий Константинович берет в руки планшет и открывает галерею с фотографиями. Найдя нужную, демонстрирует мне самый настоящий парусник.

— Где же вы его собирали? — удивляюсь я.

— Да как где? Прямо на берегу и собирал.

Сарафанное радио

Несмотря на то что Юрий Константинович давно на пенсии, хлопот полно.

— Я сейчас очень занят. Вот только выставка закончилась, после нее мне заказали семь картин, три купили прямо на выставке.

— А где вы выставляетесь?

— Когда я вышел на пенсию, появилось много свободного времени, я все свои этюды раскопал и стал писать.

Сначала для того, чтобы ходить в гости не с пустыми руками, а потом пошло-поехало. Те, кому я подарил, тоже захотели преподнести своим друзьям картину.

И так постепенно мне начали заказывать картины. Когда набралось какое-то приличное количество работ, я подумал, что нужно сделать выставку. Первая прошла в 2012 году в Красногорске, обычно она совпадает с Днем города, а еще мои работы можно увидеть под Рождество в Тушине.

— А в какое время года лучше всего пишется? — Когда я был еще начинающим художником, то казалось, что утренние и вечерние часы самые яркие и подходящие для живописи. Но когда ты приобретаешь опыт, набиваешь руку, — даже при дневном освещении можешь найти какие-то интересные нюансы. Потом из нескольких этюдов можно создать удачное полотно.

Фотокорреспондент «ВМ» запечатлел Юрия Константиновича на его балконе-галерее
Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER